Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Самая дорогая буква

18 октября 2007 10:00

Город добровольно отказывается от прав собственности на имущество «Охта-центра»


Тридцатью восемью голосами «за» городской парламент принял на вчерашнем заседании в третьем чтении изменения к целевой программе строительства «Охта-центра» (бывший «Газпром-Сити»), о которых уже рассказывала «Новая». Против было четыре депутата, трое воздержались (голосование не было поименным, но фракция КПРФ принимала решение голосовать против законопроекта, так что, скорее всего, все семеро «отказников» именно из этой фракции).
В первом чтении проект принимали еще 19 сентября. Согласно ему «Газпром нефть» вложит в строительство 51% средств (30,4 млрд рублей), город — остальные 49% (29,4 млрд рублей). При этом все построенное будет находиться в собственности специально созданного «общественно-делового центра «Охта», который будет и заказчиком строительства, и владельцем построенного. Тут-то и начинается самое интересное.
При втором чтении проекта (3 октября) парламентским большинством («Единая Россия» и ЛДПР) была уверенно отклонена поправка Юрия Карпенко (КПРФ). Он предлагал, чтобы расходы на «Охта-центр» включались в проект бюджета только при условии предоставления проектно-сметной документации «Охта-центра» и технико-экономического обоснования. И чтобы в законе закрепили право города на 49% собственности построенного комплекса, а не на 49% акций центра «Охта», который будет им владеть.
Это требование прямо вытекает из статьи 80 Бюджетного кодекса — но это ничуть не помешало представителю губернатора в ЗакСе Михаилу Бродскому заявить, что депутат Карпенко все понимает неправильно и никаких документов сейчас представлять не нужно. Ну а в «Единой России» в позиции, высказываемой представителем губернатора, не принято сомневаться…
Зато парламентарии приняли поправку представителя «медведей» — председателя Бюджетно-финансового комитета Владимира Барканова, на которую практически никто не обратил внимания. В ней, между тем, предлагалось изменить организационно-правовую форму центра «Охта» с общества с ограниченной ответственностью (ООО) на открытое акционерное общество (ОАО). А в минувший понедельник центр «Охта» уже получил свидетельство о реорганизации в открытое акционерное общество.
Казалось бы, какая разница? Что ООО, что ОАО — изменили одну букву, всего и делов-то. Но разница принципиальна. В случае, если владельцем «Охта-центра» является ООО, его участники имеют право собственности на имущество общества пропорционально своему вкладу в уставный капитал. И если город вкладывает 49% в уставный капитал — он имеет право на 49% имущества.
А вот для ОАО все совсем иначе: по федеральному закону об акционерных обществах акционеры ОАО не имеют никаких прав на его имущество! Они только владельцы акций, и в зависимости от их количества имеют право на участие в управлении обществом. Но при наличии 51% акций у Газпрома это право ничего не стоит — газовый монополист имеет все возможности сформировать органы управления и распорядиться имуществом, как пожелает. «Блокирующий пакет» позволяет городу не допустить нежелательных изменений устава общества, принятия решений о его реорганизации или ликвидации, или изменения номинальной стоимости акций. Но не более того: все остальное решит владелец контрольного пакета. И только при ликвидации общества город может получить долю имущества, пропорциональную доле имеющихся у него акций.
Таким образом, принятый в третьем чтении закон — это закон о дарении городом 29,4 миллиарда рублей Газпрому. Платить будем вместе — а владеть раздельно.
Такова цена всего одной буквы в названии центра «Охта»: город получит в собственность не имущество, а бумажки. А реальным владельцем будет Газпром. Стратегический инвестор, понимаешь. Вложил на рубль — а собственности получит на два…
Все сказанное между тем (как и нарушение Бюджетного кодекса, связанное с отсутствием проектно-сметной документации и ТЭО) не вызвало у парламентского большинства ни малейшего беспокойства.
Вице-губернатор Михаил Осеевский заявил, что с 2008 года вступит в силу новая редакция Бюджетного кодекса, где для предоставления бюджетных инвестиций уже не требуется представление указанных документов. Действительно, вступит. И действительно, документы уже не будут требоваться (за что отдельное спасибо «медвежьему» большинству в Госдуме, предельно облегчающему перекачку бюджетных денег в карман частных компаний). Но в любом случае сейчас не 2008-й, а 2007 год — и надо выполнять действующую на данный момент норму закона.
А прокуратура молчит (сразу после принятия закона об изменении целевой программы в первом чтении в нее обратилось питерское «Яблоко», а затем и депутат Карпенко — но ответа до сих пор нет). Есть только протест прокурора города Сергея Зайцева, где внимание депутатов обращается на то, что 49% в уставном капитале центра «Охта» будут принадлежать городу только «при условии своевременного финансирования основных мероприятий целевой программы». Прокурор считает, что закон «не содержит каких-либо ограничений возникновения права собственности участника общества на долю в уставном капитале». Ну да, не содержит. Но лучше бы прокурор обеспокоился тем, что сказано выше. Это «не отвечает интересам Санкт-Петербурга» в значительно большей степени…
Впрочем, было еще хуже — напомним, что первая редакция целевой программы предполагала, что город заплатит 60 миллиардов рублей на «Газпром-Сити» и взамен не получит ничего. То, что городские расходы сокращены вдвое, заслуга тех, кто все минувшие полтора года боролся с этим безумным проектом. Кто голосовал против него в ЗакСе (как яблочники Михаил Амосов и Наталия Евдокимова и их коллега по фракции Сергей Гуляев), выходил на митинги и Марши несогласных, собирал подписи (как движение «Живой город»). Оппозиция сэкономила для горожан почти 30 миллиардов рублей — кто после этого посмеет сказать, что она, мол, только критикует, но ничего не делает?

Борис ВИШНЕВСКИЙ