Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Правохоронительная система – 2

20 октября 2008 10:00

15 октября президиум петербургского Горсуда освободил из заключения экс-милиционера Алексея Николева, отбывавшего наказание за то, что семь лет назад он расстрелял из табельного оружия в центре города двух студентов Горного университета. В местах лишения свободы Николев провел меньше года. Освобождению бывшего сержанта способствовал питерский уполномоченный по правам человека Игорь Михайлов.

Бывший милиционер намерен подать в суд на мать убитого им студента



В большом зале не было мест — дело это в Питере громкое. Шесть лет лучшие юристы ГУВД тщетно пытались спасти честь мундира, но не смогли отыскать в действиях коллеги ни одного смягчающего обстоятельства.
Из приговора: «…необоснованно применив оружие, произвел 4 выстрела, причинив смерть Шумилину и тяжкий вред здоровью Мачихина, чем дискредитировал звание сотрудника милиции и нарушил охраняемые законом интересы общества и государства».
В июле 2001 года двое студентов Виталий Шумилин и Дмитрий Мачихин были задержаны сержантом Алексеем Николевым с применением огнестрельного оружия — якобы за хулиганство (конфликт с уличным музыкантом).
Первый выстрел настиг Мачихина. «Я сразу и не понял, что это. Падая, думал: резиновая пуля?» — рассказал он впоследствии. Его друг, 19-летний Виталий Шумилин, спросил растерянно: «Он что, стрельнул?» Пуля сзади тут же пронзила ему горло, фонтаном ударила кровь. А милиционер продолжал прицельно добивать упавшего Мачихина: в крестец и для полного удовлетворения — в половые органы.
Поскольку все происходило напротив отделения, комиссия из высоких чинов РУВД прибыла через три минуты. Наскоро возбудили уголовные дела на умирающих, изолировали от родных, незаконно выставив у реанимационных палат конвой (л. д. 84 — обнаруженное на последнем заседании «постановление о заключении под стражу»). При этом дознаватель Качалова имела две справки о том, что жизнь Шумилина поддерживает только дыхательная аппаратура. На тот момент она еще не могла знать, что пять экспертиз покажут одно и то же: все входные раны — сзади, и этим выбьют почву из-под версии о «необходимой обороне».
Однако по закону о милиции Николев вообще не имел права стрелять. Для задержания людей, подозревающихся в криминале средней тяжести, в т. ч. хулиганстве, закон дает ему другие средства: газовый баллончик, дубинку, наручники. Как заявил в обвинительной речи прокурор, «само извлечение оружия уже было превышением служебных полномочий, тем более применение его».
Между убийством студентов и первым приговором, вынесенным Николеву судом Московского района в октябре 2004 года, — дистанция в три года. Из назначенных судом пяти лет лишения свободы бывший сержант отсидел всего четыре месяца, после чего приговор отменили по кассации.
В октябре 2007 года Московский районный суд инкриминировал Николеву превышение должностных полномочий, приговорив его к четырем годам лишения свободы. На этот приговор защита Николева также подала жалобу, которая и была удовлетворена горсудом в минувшую среду.
После того как президиум горсуда постановил: «286-я статья была вменена избыточно», все телеканалы сообщили: «Экс-милиционер оправдан, президиум решил, что в его действиях нет состава преступления». С действительностью эти сообщения не имели ничего общего — состав преступления по 108-й и 114-й статьям остался на совести убийцы. Просто, как заявил зампрокурора Петербурга Александр Корсунов, «затягивание суда помогло ему избежать наказания».
Не последнюю роль в освобождении Николева сыграл уполномоченный по правам человека в Петербурге Игорь Михайлов. Беспристрастный омбудсмен (после избрания он приостановил членство в «Единой России») страстно встал на защиту убийцы.
Начались заявления в прессе о том, что Николева «подставили правозащитники». «Когда приговор вынесли, — возмущается Михайлов, — чтобы не оказаться на месте Николева, уволились 15 сотрудников РУВД. До этого-то за применение оружия всегда награждали!»
Но главным сюрпризом стало другое. Освобожденный Николев поверг всех в шок, заявив, что подает в суд на потерпевшую и свидетелей.
— Все можно вывернуть наизнанку, — прокомментировали в прокуратуре. — Но такого, чтобы убийца на мать убитого в суд подавал, даже мы не видели.

Анатолий ЗАОСТРОВСКИЙ