Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Газоскреб выше закона

17 августа 2009 10:00

Решение Комиссии по землепользованию и застройке о направлении на районные слушания материалов по «предоставлению разрешения на отклонение» до 396-метровой высоты для «Охта-центра» — издевательство не только над Градостроительным кодексом, но и над городским законодательством. Если при таких обоснованиях, которые представили газпромовцы, они получат это разрешение — Правила землепользования и застройки можно смело сдавать в утиль.

Заповеди градостроительной библии Петербурга писаны не для компании № 1



Уже не раз говорилось, что смысл 40-й статьи Градостроительного кодекса прост: отклонение от предельных параметров застройки может быть обосновано либо тем, что размеры земельного участка меньше установленных градостроительным регламентом (чего в данном случае не наблюдается), либо тем, что «конфигурация, инженерно-геологические или иные характеристики» являются «неблагоприятными для застройки», то есть не позволяют строить объект в предписанных ПЗЗ параметрах. А поскольку не может быть такого, чтобы эти самые характеристики были «неблагоприятны» для 100-метрового здания (такова предельная высота, разрешенная в ПЗЗ для этой зоны, и то в качестве локальной доминанты), но «благоприятны» для 400-метрового, то обосновать данное «отклонение» даже теоретически невозможно. Но, по всей видимости, в Газпроме решили проиллюстрировать свое хвастливое утверждение, вывешенное прямо на стройплощадке: «Небывалое бывает».
Все, что перечислено в ряду так называемых обоснований, представленных ОДЦ «Охта» в Комиссию по землепользованию и застройке, — и «ограниченность земельного участка водным пространством, невозможность застройки прибрежных полос и защитных полос объектов, невозможность периметральной застройки», и «трапециевидная конфигурация земельного участка», и «необходимость восстановления архитектурного решения исторического объекта в фундаменте здания» — не имеет никакого отношения к требованиям Градостроительного кодекса. Земельный участок под строительство выбирал Газпром — ему его никто не навязывал. И никто не предписывал ему во что бы то ни стало строить на этой территории 400-метровое здание. Проще говоря, если бы городские власти обязали их строить небоскреб на столь малой и неправильной формы площадке и при этом придерживаться ими же установленных высотных ограничений — можно было бы просить об отклонении.
Еще абсурднее заявления «Охта-центра» о «невозможности соблюдения требований комплексной безопасности при условии соблюдения градостроительных регламентов». Надо ли так понимать, что соображения безопасности позволяют строить 400-метровое здание на Охте, но не позволяют строить 100-метровое?
Заметим, что по постановлению городского правительства от 23.06.2009 г. № 684 «Об утверждении Положения о порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства» инвестор, желающий получить разрешение на отклонение от предельной высоты, указывает в заявлении «параметры и характеристики объекта капитального строительства, позволяющие на основе трехмерной базовой модели местности Петербурга провести оценку их влияния на формирование композиционно-средовых характеристик городской среды».
Хочется спросить: кто будет проводить оценку? Те же, кто объяснял нам с помощью «вертолетной» модели, что «Охта-центр» не исказит исторические виды Петербурга? Лживость этого вывода была убедительно доказана недавними исследованиями ВООПИиК и центра ЭКОМ, представленными на специально организованной экспозиции и обсуждавшимися в Доме архитектора. Интересно, что никто их чиновников, убеждавших нас в верности анализа, проведенного «вертолетным» методом, не осмелился поставить под сомнение исследования независимых экспертов…
«Обоснование», представленное «Охта-центром» в Комиссию по землепользованию и застройке, на самом деле одно: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Напомним, что при обсуждении ПЗЗ «Охта-центр» уже подавал предложение об увеличении предельной высоты на этом участке до 400 метров, и та же самая Комиссия по землепользованию и застройке его отвергла. Спрашивается, что изменилось? Появились какие-то новые, ранее неизвестные нам факторы?
Резюмируем: никакие характеристики участка (из тех, о которых говорит застройщик) никоим образом не мешают ему строить здание 48-метровой (разрешенная высота фоновой застройки) или 100-метровой высоты. И не характеристики земельного участка на Охте «неблагоприятны» для строительства газоскреба, а Правила землепользования и застройки. А потому, строго выполняя закон, указанная Комиссия по землепользованию и застройке должна была не то что не направлять заявку «Охта-центра» на районные слушания, а вообще не принимать ее. Но у нее явно были другие намерения и другие указания. И мы понимаем, от кого они исходили.
Что дальше? А дальше — суды: нет никаких сомнений в том, что попытка разрешить «Охта-центру» требуемое им отклонение будет оспорено противниками башни. Потому что если заявка будет удовлетворена — будет создан прецедент: любой застройщик сможет заявить, что установленные предельные параметры строительства на выбранном им участке «неблагоприятны» — исключительно тем, что ему выгодно строить, «отклонившись» от них, и невыгодно по коммерческим соображениям соблюдать установленные ограничения. И точно так же получить разрешение — если такой подход будет считаться «обоснованием».
Но если параметры строительства будут подгонять под интересы застройщиков — зачем тогда нужны ПЗЗ? Или именно это нам и хотят показать? И как тогда быть с заявлениями Валентины Матвиенко, что теперь, приняв ПЗЗ, мы наконец-то будем жить по закону, а не по понятиям?

Борис ВИШНЕВСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close