Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Ошибка 403

28 сентября 2009 10:00

Всем, кто имеет дело с интернетом, хорошо знаком термин, выбранный для названия статьи: «ошибка 403» — доступ запрещен. Именно такой «ошибкой» все чаще называют газпромовскую башню, споры о которой не то чтобы не стихли после скандального разрешения на отклонение до 403-метровой высоты, а разгорелись с новой силой. При этом — чего, как представляется, не ожидали в Смольном — против башни выступили не только в Питере.

Против «Охта-центра» выступили на федеральном уровне





Второй фронт
«Правительство Санкт-Петербурга своим решением продемонстрировало неуважение к законам, многие положения которых были просто проигнорированы… Правительство не сочло нужным ни предварить свое решение государственной историко-культурной экспертизой, проведения которой требует закон, ни вынести столь судьбоносный для нашего города проект на рассмотрение Градостроительного совета и Совета по сохранению культурного наследия, которые вообще были лишены возможности его обсудить… Мы считаем это решение неправомочным и неоправданным, а потому надеемся на решительное вмешательство органов федеральной власти, в частности Министерства культуры, Росохранкультуры, Правительства РФ, Федерального собрания. Мы обращаемся к ним с настойчивой просьбой отменить принятое в Петербурге незаконное решение. Мы обратимся в прокуратуру и в суд в связи с нарушением действующего законодательства об охране культурного наследия. Мы будем и в дальнейшем выступать против строительства небоскреба, разрушающего красоту и гармонию нашего великого города, в защиту выдающегося архитектурного наследия Петербурга», — говорится в заявлении петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).
Питерская «Справедливая Россия» заявила, что выступает категорически против появления архитектурного объекта такой высоты в устье реки Охта, потому что строительство предлагается проводить в нарушение Правил землепользования и застройки, а небоскреб «самым катастрофическим образом повлияет на уникальный архитектурный облик города».
Фракция «эсеров» в ЗакСе подготовила проект постановления об обращении городского парламента к президенту, премьеру, председателю Госдумы и председателю Совета Федерации, прося рассмотреть вопрос строительства «Охта-центра» на заседании правительства России, и провести в Госдуме и Совете Федерации соответствующие парламентские слушания.
«Вопрос строительства «Охта центра» должен быть официально рассмотрен не только на региональном, но и на федеральном уровне. Тем более что во время кризиса принятие решения о выделении на строительство гигантской суммы в 60 млрд рублей не может оставаться только решением Газпрома, поскольку данная корпорация является, подчеркиваем, государственной», — говорится в заявлении партии.
Далее, председатель КГИОП Вера Дементьева заявила, что проект небоскреба «может быть скорректирован на стадии Главгосэкспертизы», при этом эксперты «могут дать отрицательное заключение, но не на основе общественного возбуждения, а на основе анализа конструктивной схемы».
Экспертиза, по словам Дементьевой, будет длительной, поскольку опыта строительства подобных объектов в России пока нет. Свое личное отношение к решению правительства Дементьева высказывать не захотела, заявив, что «позицию КГИОП по данному вопросу вы знаете». Напомним, что первый заместитель Дементьевой Алексей Комлев на печально знаменитом заседании Комиссии по землепользованию и застройке 17 октября голосовал против разрешения на отклонение…
Что касается федеральных структур, то на минувшей неделе, выступая в эфире «Эха Москвы», глава Росохранкультуры Александр Кибовский заявил, что «если речь идет о корректировке тех зон охраны, которые были приняты в конце прошлого года законом Санкт-Петербурга, то в соответствии с законодательством такие решения требуют согласования с федеральными властями, в частности, с Росохранкультурой», но с его ведомством «согласования по этому вопросу не проводились». Еще он заметил, что «мы не можем оставаться в стороне, тем более если вопрос имел резонанс, потому что исторический центр Петербурга является объектом ЮНЕСКО, и мы совершенно не заинтересованы в том, чтобы по такому объекту нам высказывались претензии со стороны каких-то международных коллег» (позиция ЮНЕСКО по поводу «Охта-центра» прекрасно известна — категорически против). Также, по словам Кибовского, в Росохранкультуру «поступило огромное количество обращений жителей Петербурга, и должен сказать честно, что ни одного обращения в поддержку этого проекта не поступало, и если это брать за критерий оценки, то большому количеству жителей Петербурга, очевидно, этот проект не нравится в своем городе».
Наконец, непривычно жестко высказался спикер Совета Федерации и лидер «эсеров» Сергей Миронов — заявивший, что он «крайне огорчен и разочарован решением правительства Петербурга», что «это точно не ошибка, поскольку невозможно совершить ошибку, когда со всех сторон призывают такой ошибки не делать» и что «это вызов петербуржцам, вызов российскому и мировому общественному мнению». Говоря о единогласном голосовании членов питерского правительства, Миронов признался: «Не могу поверить, что среди них нет ни одного настоящего патриота нашего города. Но что же тогда заставило их пойти против собственной совести? Как не стыдно им было принимать такое решение?».
И уж совсем неожиданно прозвучало мнение Никиты Михалкова — что он не одобряет строительство «Охта-центра», что «против всего, что разрушает концепцию тех, кто строил город, и что «фантазии и архитекторов, и строителей, и руководства надо усмирять, когда дело касается исторических центров и нарушения реального облика города».
Кого-кого, а Никиту Сергеевича никто еще не посмел упрекнуть как в нелояльности высшей власти, так и в отсутствии политического чутья относительно ее позиции (это у него наследственное). На месте Валентины Матвиенко я бы задумался — надо ли и дальше с упорством носорога проталкивать газпромовскую башню? И на месте тех, кому, как говорят, в Смольном объясняют, что за проектом стоит Сам, и потому надо не рассуждать о сохранении какого-то там исторического центра, а по-военному выполнять приказ, я бы тоже задумался: а вдруг не стоит? Одно время и мне казалось, что, конечно же, стоит — но вдруг это легенда, которой оправдывают необходимость безоговорочно идти навстречу Газпрому?

Волки против мяса
Кстати, о Газпроме: Алексей Миллер вслед за Владимиром Путиным выступил с авторской колонкой в журнале «Русский пионер» — том самом, который издается на средства олигарха Михаила Прохорова. Журнал известен также тем, что во главе его стоит «любимый журналист Путина» Андрей Колесников, чья редакция разухабисто отмечала свою первую годовщину пьянкой на крейсере «Аврора».
И как вы думаете, о чем пишет Миллер? В жизни не догадаетесь: о петербургских памятниках! О создании ограды Летнего сада, Александровской колонны, памятников Николаю Первому, Александру Третьему и Пушкину. О том, как он в школьные годы участвовал в городском конкурсе «Ты — ленинградец», о чем до сих пор вспоминает, встречаясь с одноклассниками, и что «петербуржец, где бы он ни жил, остается петербуржцем навсегда»…
Это даже не смешно: человек, который с упорством маньяка пять раз (!) повторяет в интервью «Мы построим этот проект!», говоря о строительстве башни, называет себя петербуржцем и рядится в тогу ценителя исторических памятников. Мне приходилось участвовать в упомянутом Миллером конкурсе, более того — побеждать вместе с командой нашей замечательной 366-й школы. И любой из членов нашей команды категорически отказался бы сегодня признать главу Газпрома петербуржцем: надо очень ненавидеть город, чтобы стремиться так его изуродовать. Что касается «Русского пионера», то почему бы после выступления г-на Миллера редакции не предложить людоедам публиковать авторские колонки о вегетарианстве?

Тщательнее надо
И последнее. Агентство социальной информации, руководимое Романом Могилевским, представило результаты опроса общественного мнения по поводу строительства газоскреба. Заказчиком опроса выступал ОДЦ «Охта». Результаты таковы: знает о проекте 76% опрошенных. При этом, по словам Могилевского, на конец августа «количество людей, положительно относящихся к проекту, достигло 46%, противников — порядка 33% горожан», и результаты опросов показывают, что «поддержка «Охта-центра» в городе продолжает расти», и «есть монотонный рост, который прибавляет сторонников проекта». Противников, по заявлениям социолога, «стало меньше, да и сторонники рекрутировались из числа неопределившихся».
Оставим в стороне методики проведения опросов (в которых упорно не сообщается о высоте башни, что делает их никуда не годными). Но, стремясь максимально реализовать желание заказчиков, г-н Могилевский не утруждает себя даже тем, чтобы сравнить свои сегодняшние заявления со вчерашними! Напомним, что в марте 2008 года он заявлял следующее:
«Петербург все лучше относится к «Охта-центру», 46% опрошенных поддерживают строительство, и только 29% — против него. 15% опрошенных ничего не знают о проекте и 10% затруднились ответить».
И как с «продолжающей расти» поддержкой, Роман Семенович? Если как было по вашим данным 46% сторонников — так и осталось? И как с сокращением числа противников, если по вашим данным их было 29%, а стало 33%? И еще: по вашим же данным в марте 2009 года о проекте знали 90% опрошенных — а сейчас только 76%. Не сходятся концы с концами, а? Тщательнее надо, как говорил ваш земляк Михаил Жванецкий…
Между прочим, сегодня в ИА «Росбалт» центр ЭКОМ и движение «Живой город» представят свои данные опроса петербуржцев по вопросу их отношения к высоте «Охта-центра» и к возможности утраты Петербургом статуса объекта Всемирного наследия. По этим данным число противников «Охта-центра» примерно втрое больше числа сторонников. При этом у горожан, в отличие от опроса АСИ, спрашивали именно про 403-метровый небоскреб.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Карикатура Виктора БОГОРАДА


Из первых рук
Последнее, что использовано для газпромовской пропаганды, — мнение писателя Бориса Стругацкого, которое газета «Метро» перепечатала из «Российской газеты». Последняя, как представляется, «скорректировала» смысл сказанного писателем.
Цитируем напечатанное:
«Наконец-то споры вокруг газпромовской иглы заканчиваются. Мне всегда казалось, что это не самая важная проблема Петербурга. Скорее всего, этот центр будет построен, пройдет 30–40 лет, и, как Эйфелева башня в Париже, башня Газпрома станет одной из достопримечательностей города. Она появится на значках, монетах и открытках».
— Ловко! — удивился Борис Натанович, когда автор ему позвонил. — На самом деле я сказал «РГ», что отношусь к тому, вероятно подавляющему большинству жителей, которым совершенно не интересен разговор вокруг башни. Что эта проблема меня совершенно не интересует. Что у меня такое впечатление, что вокруг башни крутятся большие деньги и скорее всего она будет построена. И что лет через 30–40, наверное, ее изображение появится на медальках, значках и так далее. В том, что опубликовано, конечно, чувствуется моя некая благосклонность к башне. Но говорить, что я это одобряю, ни в коем случае нельзя! Правда, нельзя и сказать, что я это порицаю. Мне это просто безразлично…