Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Российская национальная библиотека приключений

22 октября 2009 10:00

Зачем обучать библиотекарей искусству составления букетов или приготовления суши? Нужно ли безвозмездно лечить их от бесплодия? Судя по тому, каким фирмам предоставляются бесплатные площади в Российской национальной библиотеке (РНБ), эти вопросы у специалистов по книгам стоят очень остро. Напротив, в том, чтобы вместо исторического деревянного оборудования читальных залов (винтовые лестницы, галерея с балюстрадой) установить новодел, руководство РНБ проблемы, похоже, не видит.

В каком виде предстанут после ремонта старинные читальные залы?





Безответственное хранение
Предлагаю читателям мысленно вернуться на полтора года назад — в апрель 2008-го. Тогда Александр Сокуров сделал гениальный режиссерский ход: под письмо протеста в Министерство культуры и Росохранкультуру по поводу варварского способа проведения ремонта в трех старинных залах Российской национальной библиотеки (РНБ) он привлек подпись Александра Исаевича Солженицына.
Имя Солженицына возымело магический эффект: скандал, связанный с проектом уничтожения исторических интерьеров РНБ, потряс культурную общественность. Попытки увидеть архитектурно-реставрационное задание, проект «капитального ремонта с элементами реставрации» (никто даже не мог понять, что это такое), не привели ни к чему. К тому же многие своими глазами видели, как ценное библиотечное оборудование — деревянная висячая галерея с балюстрадой (антресоли), стеллажи, винтовые деревянные лестницы в углах залов — было демонтировано отнюдь не для реставрации, а на выброс.
Правда, руководство РНБ заявило, что все демонтированное не выброшено, а сохранено. 22 апреля 2008 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» появилась статья «Как нам обустроить Публичку», в которой, со слов руководства РНБ, прямо говорилось, что «большая часть деревянного оборудования, которую со всей тщательностью целых три месяца убирали со стен залов… передана 2 октября прошлого года на ответственное хранение и реставрацию с последующим монтажом генподрядчику — ООО НПХК «Ремстройкомплекс» и хранится на его складах. А 18 февраля этого года на ответственное хранение и реставрацию в ООО «Капитель» переданы стеллажи и антресоли зала социально-экономических наук… При демонтаже все оборудование, до последней дощечки, было тщательно обмерено, а каждая деталь пронумерована. Ничего, готовы ручаться мои собеседники, не пропало…»
В этой же статье автор Александр Жабский утверждал, что ему показали «проект капитального ремонта с элементами реставрации трех залов Императорской Публичной библиотеки в корпусе Росси». Сам проект он, похоже, не видел, но его содержание Жабского и не интересовало.
После таких печатных заверений я тоже захотел увидеть проект, тем более что хорошо запомнил сообщение РИА «Новости» от 21 апреля: замдиректора РНБ Владимир Александров сказал, что исторические интерьеры не будут утрачены в процессе ремонта, что деревянное оборудование надлежащим образом разобрано и пронумеровано и что «мы готовы показать, что мы делаем».
Однако мне не показали ни проект, ни якобы тщательно сохраняемое на складе «Капители» деревянное оборудование. Из чего я заключил тогда, что все уничтожили и показывать нечего.

Новодел?
Вспомнил я об этой истории в связи с предполагаемым скорым открытием трех читальных залов, откуда вывезли (по официальной версии, на склад) антикварное деревянное библиотечное оборудование XIX века. Их открытие планировалось давно, однако из-за того, что «письмо с Солженицыным» вызвало мировой скандал, возникла дополнительная работа. По словам рабочих, деревянное оборудование сделано заново (все или частично — не знаю), что-то еще в процессе работы.
Таким образом, можно предположить, что заверения полуторагодичной давности о полной сохранности демонтированного деревянного оборудования не соответствовали действительности: старое безвозвратно погибло, а будет новодел. Конечно, это не реставрация, но так все же лучше, чем металлические стеллажи и металлические лестницы на антресоли, которыми «украшен» универсальный читальный зал, открытый в 2006 г. в корпусе Воротилова. Вмешательство общественности в 2008 г. хотя и не спасло уникальное деревянное оборудование, но все же предотвратило создание интерьеров, стилистически абсолютно чуждых корпусу Росси. Не случайно ведь так и не были представлены архитектурно-реставрационное задание и проект «капитального ремонта с элементами реставрации». Было что показать — показали бы.
События апреля — мая 2008 года заставили меня внимательнее присмотреться к фигуре Владимира Александрова, заместителя генерального директора РНБ, отвечавшего за ремонт и дававшего тогда всяческие заверения. Как выяснилось, он же ведает и такими деликатными вопросами, как предоставление помещений РНБ сторонним организациям. Я обратил особое внимание на эту фигуру вообще и на подобную сторону деятельности Александрова, отправив 30 июня 2008 г. письмо прокурору Петербурга Сергею Зайцеву с запросом.

Лирическое отступление
События показали, что действовал я в правильном направлении. Во-первых, в декабре 2008 г. к 70-летию директор РНБ Владимир Зайцев не получил никакой награды. Исходя из существующих у нас советских нравов, можно было увидеть в этом черную метку. Во-вторых, весной 2009 г., по сведениям из Министерства культуры, стало известно, что контракт министерства с Зайцевым, заключенный до 31 декабря 2009 г., продлен не будет, и существуют две другие кандидатуры. Правда, на мой запрос из министерства ответили, что «Зайцев В. Н. в настоящее время является директором РНБ, и вопрос о прекращении контракта с ним министерством не рассматривается».
Однако за время директорства Владимира Зайцева научная Публичная библиотека превратилась в студенческую читалку, руководство библиотеки, с одной стороны, дремуче некомпетентно и несовременно, а с другой — ему безразлично, что происходит. Так что увольнение Зайцева назрело и перезрело, ибо он завел РНБ в полный тупик.

«На…ть в тетрадь»
Примеров комбинаций из некомпетентности & безразличия великое множество. Скажем, Русский журнальный фонд (РЖФ) разделили на части между старым и новым зданиями. А читательский алфавитный карточный каталог увезли на Московский проспект, в новое здание. В главном здании на пл. Островского надо обращаться к библиографу, иногда к нему очередь, иногда его нет на месте. Можно было хотя бы продублировать карточки каталога! Есть электронный вариант каталога РЖФ, но он еще отлаживается, поэтому доверять ему нельзя. Кроме того, записи там делаются так, что узнать библиотечный шифр издания невозможно. В ряде случаев по каталогам нельзя даже определить наличие журнала. Его нужно заказать, и лишь тогда станет известно, есть ли он в библиотеке.
Кстати, РНБ прочно ввязалась в игру с передовыми информационными технологиями, но это именно игра. Давно нужно было начинать сканировать книги, журналы и газеты, распознавать картинки и создавать поисковую систему по образцу books.google.com и газетного ресурса Chronicling America на сайте библиотеки Конгресса США ( www.loc.gov), но этого не делает никто.
Ну и, конечно, полный завал с комплектованием, значительные лакуны в фондах, которые никто и не думает восполнять, хотя некоторые книги вполне можно было бы получить в издательствах, нужно только проявить минимальную инициативу. Про недокомплектование журналами и газетами я даже не начинаю говорить.
На самом деле ничего удивительного во всем этом нет — если вспомнить, что долгие годы РНБ подчинялась Министерству культуры, а потом ФАКК во главе с Михаилом Швыдким. Один из зримых итогов его деятельности — деградировавшая РНБ. Уже после ликвидации ФАКК и отставки Швыдкого московский критик Екатерина Деготь опубликовала 13 мая 2008 г. на сайте openspace.ru статью «К отставке двух министров», где содержалась любопытная деталь: «Еще в министерстве, а потом в ныне усопшем ФАККе (Михаил Ефимович был в восторге от доставшейся ему аббревиатуры) всем было известно, какой у него почти что официальный девиз: «На…ть в тетрадь». То есть гори огнем практически все, кроме хорошей мины при плохой игре» (www.openspace.ru). Принцип простой и ясный, и в том тупике, в который загнали РНБ, он читается без труда.

Массажисты из библиотеки
А теперь о моем запросе на имя прокурора Петербурга Сергея Зайцева.
30 июня 2008 г. я написал письмо, в котором просил разобраться со сдачей помещений РНБ посторонним организациям. Речь шла о помещениях в зданиях на Московском пр., 165, корп. 2, и на наб. р. Фонтанки, 36, где располагается подразделение частной клиники, почему-то занимающееся ремонтом компьютеров.
Далее сюжет разделился на две части: мое письменное общение с прокуратурами Московского и Центрального района, куда прокуратура города переслала мои письма.
Прокуратура Московского района сначала ответила отпиской: все, дескать, в порядке, платное образовательное учреждение ООО «Коннессанс» находится в здании РНБ законно и нарушений нет. То есть договоры аренды с организацией «Коннессанс» не заключались (РНБ не имеет на это право), КУГИ не давал согласие на заключение договора аренды части здания, а фактически с обучающим центром «Коннессанс» РНБ заключила договор о сотрудничестве — «в соответствии с которым сотрудники национальной библиотеки повышают общую подготовку и квалификацию».
Действительно, в «Коннессансе» можно повысить квалификацию по специальностям: бухгалтерский учет; пользователь ПК; иностранные языки; секретарь-референт; менеджер гостиничного хозяйства; парикмахер; косметолог; массажист, флорист; повар; закройщик-модельер... Список неполный.
И это при условии, что даже обучение работе на компьютере производится — давно и традиционно — в учебном центре самой РНБ.
После моего фельетона «Бармен из Публички» и второго заявления на имя прокурора Петербурга была проведена настоящая проверка, и выявлены нарушения, а «Коннессанс» из здания РНБ удален. Попутно выяснилось, что реально ни один из сотрудников РНБ свою квалификацию в ООО не повысил, что неудивительно, поскольку о такой возможности никто и не знал. При этом, как мне сообщили из прокуратуры Московского района, «на заместителя генерального директора РНБ Александрова В.И. было наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания и указано на необходимость строгого контроля использования площадей РНБ».
Замечу, что о возможной коррупционной составляющей странного договора, согласно которому частное ООО бесплатно получило помещение в здании РНБ, прокуратура даже не заикнулась.

Еще одна Александровская слобода
Иначе складывался сюжет с прокуратурой Центрального района. После долгой переписки с привлечением горпрокуратуры выяснилось, что здание РНБ находится в ведении Санкт-Петербургского филиала межрегионального территориального управления по управлению федеральным имуществом РАН.
Еще немного постращав надзорные органы своими письмами, 4 августа 2009 года я получил наконец письмо из прокуратуры Центрального района, подписанное первым заместителем прокурора района Никифоровым. Мне сообщили, что в ходе проведенной проверки «были получены объяснения от заместителя генерального директора РНБ Александрова В.И., из которых следует, что в подвальном помещении площадью 35 кв. м… располагается оборудование, принадлежащее фирме ООО «АВА-Петер» в соответствии с договором от 12.01.2009 № б/н, для оказания услуг РНБ… Оснований для принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не имеется».
Опять наш старый знакомый Александров!

РНБ и таинство лечения бесплодия
Договор для оказания услуг РНБ со стороны «АВА-Петер» датирован 12 января 2009 г. Я же обратился 30 июня 2008 г. А значит, не исключено, что по крайней мере с 30 июня 2008 по 11 января 2009 г. договора между РНБ и «АВА-Петер» не было.
Теперь самое главное: какие услуги может оказывать библиотеке «АВА-Петер»? С учетом того, что эта российско-финская фирма является центром репродукции, который занимается лечением мужского и женского бесплодия. Безусловно, клиника может лечить бесплодие сотрудников РНБ мужского и женского пола на бартерной основе — в обмен на предоставление помещения площадью 35 кв. м, однако вряд ли такой бартер может быть признан законным.
Кстати, по некоторым сведениям, в подвале дома 36 по наб. Фонтанки занимаются вовсе не репродукцией людей, а ремонтом компьютеров — но это тоже странно, поскольку РНБ давно имеет собственное подразделение для ремонта компьютеров.
Однако дело даже не в этих нюансах. РНБ — режимное учреждение, куда сейчас имеют почти свободный доступ посторонние. Они одеты в комбинезоны с надписью «Скандинавия» на спине: «АВА-Петер» и клиника «Скандинавия» входят в общий холдинг. Их впускают и выпускают через заднее крыльцо без досмотра (это делает дежурный милиционер дистанционно, нажатием кнопки), что недопустимо с учетом тех ценностей, которые находятся в здании. При таком порядке (точнее, беспорядке) возможны любые хищения, не говоря о пожарах. Давно бы пора обеспокоиться и прокуратуре, и службе безопасности РНБ.

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ