Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Низшая школа милиции

26 октября 2009 10:00

Выходец из Таджикистана, собиравшийся поступить в Высшую школу милиции, на себе испытал, как работают питерские оперативники

О суде над двумя молодыми людьми из Таджикистана, которых обвиняют в кражах сотовых телефонов в метро, «Новая» уже рассказывала. Напомним, по версии следствия, Шахзод Х. и Шохрух Абдукадыров 11 апреля этого года на станции метро «Маяковская» заскочили в вагон поезда и выхватили у пассажира сотовый телефон. Причем Шохрух совершал ограбление, а Шахзод якобы держал вагонные двери.
Использовать аппарат по назначению не удалось — парней тут же задержали. Оперативники утверждают, что Шахзод — подельник Шохруха, однако молодой человек настаивает на том, что лишь стоял на платформе и рассматривал рекламный проспект, а действия приятеля стали для него неожиданными.


Вредные советы
Обоих молодых людей заключили под стражу. Как утверждают подозреваемые, им сразу дали понять: нерусские — значит будете поднимать статистику раскрываемости преступлений на транспорте. Через некоторое время им действительно инкриминировали аналогичное ограбление, случившееся в марте: у молодой пары украли сотовый телефон на станции метро «Проспект Просвещения». Х. и Абдукадыров уверяют, что в тот день праздновали большой компанией день рождения девушки Шохруха и никак не могли совершить это деяние.
В зале суда Шахзод заявил, что его вынудили оговорить себя: «Я давал показания, их записывали на бумагу, а потом рвали. Так продолжалось несколько раз. Затем мне сказали подписать «нужные» показания, в противном случае близкие никогда не узнают, где я».
На предварительном следствии потерпевшие по второму эпизоду Инна и Алексей опознали парней. Однако на суде разразился скандал. Оба свидетеля заявили, что оговорили ребят по совету оперативников. По их словам, на опознании подозреваемых правоохранители сперва дали им шаблон, с которого потерпевшие должны были списать якобы свои показания, а затем продемонстрировали фотографии Шахзода и Шохруха и рекомендовали указать именно на них.

Суд в день рождения
В минувший четверг в Куйбышевском суде прошло очередное рассмотрение дела. Для матери Шахзода этот день был особенным: ее сыну исполнялось 19 лет.
К допросу был приглашен оперативник из метрополитена Алексей Репин. На прямой вопрос судьи Кирсановой, сами ли потерпевшие писали свои показания, Репин ответил утвердительно. Оперативник заявил, что никакого давления на них не оказывал, все делал в рамках закона. Лишь звонил после опознания поинтересоваться, как продвигается дело. Почему оперуполномоченный узнавал подробности дела не у коллег, а у потерпевших, осталось загадкой.
Тем временем судья продемонстрировала копии тех же самые показаний Инны и Алексея, но уже без их подписей. Репин принялся судорожно рассказывать о том, что потерпевшие попросили его сделать ксерокопию своих показаний.
— Иными словами, у оперативников есть шаблон, по которому они и работают, — прокомментировал документ Владимир Горбунов, адвокат Шахзода Х. — Это уже наказуемое преступление, и прокуратура должна как-то отреагировать на данный факт.
Однако прокуратура, выслушав Алексея Репина, который поначалу даже не смог вспомнить дату собственного рождения, отпустила его. Не обнаружилось противоречий ни в словах потерпевших, которые уверяли суд в фальсификации опознания, ни в заявлениях подсудимых о том, что оперативники фотографировали их на мобильный телефон.

Его университеты
Между тем суд занялся куда более важными делами. Представители государственного обвинения пытались выяснить сущностный вопрос: держал ли Шахзод двери вагона, пока Шохрух выхватывал сотовый телефон, или нет? И все это невзирая на показания Шохруха, который с самого начала следствия утверждал, что преступление 10 апреля совершил в одиночестве, пока Шахзод стоял на платформе.
Судья Кирсанова зачитала показания Х., которые он ранее давал на следствии. Здесь подсудимый явно говорит о том, что придержал двери другу. Х. представили материалы дела, и он подтвердил, что показания действительного его. Однако, по словам Шахзода, в бумагах верно все, кроме этой детали с дверьми.
По мнению адвоката Горбунова, несостоятельность обвинения проявила себя в полной мере:
— Когда в деле о двух кражах мы выясняем, кто первый решил найти более пустой вагон, — это глупо. С каких пор придержать дверь знакомому стало преступлением?
Кроме того, Шахзод Х. в очередной раз сделал заявление о том, что на него оказывается давление со стороны правоохранителей. Молодой человек утверждает, что теперь его грозятся посадить в Кресты к педофилам, если он по-прежнему будет сомневаться в безукоризненности следствия. Правда это или нет — неизвестно, но сердце матери, которая и так не думала, что будет поздравлять сына с 19-летием через решетку, екнуло. М. Х. выступила перед судьей, охарактеризовав своего сына очень положительно. «У нас доверительные отношения, я не могу надолго разлучаться с ним, потому и взяла его с собой в Петербург».
В семье Х. все связаны с юстицией, женщина хотела, чтобы сын, который учился на втором курсе факультета кибернетики Худжандского университета, поступил в Петербурге в Высшую школу милиции. «Я уверена, что это ошибка, мой сын не крал чужого, — пояснила М. — Я высылала ему деньги, и он не нуждался в средствах».
Следующее заседание состоится 6 ноября. По словам защиты, на эту дату намечены прения сторон. Также свое последнее слово скажут подсудимые, после чего должен быть вынесен приговор.

Михаил СТАЦЮК



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close