Премьера тверди

23 ноября 2009 10:00

Проект нового намыва в Финском заливе связывают с интересами Геннадия Тимченко, чьи бизнес-планы не в первый раз получают поддержку российского премьер-министра.

«Подарок другу Путина» может дорого обойтись петербуржцам





Идущие в море
На минувшей неделе премьер Путин поручил внести в Совет Федерации предложение о расширении границ Петербурга за счет включения около 377 га акватории Финского залива (между Сестрорецком и Лисьим Носом) — «в целях осуществления строительства в Санкт-Петербурге объектов жилой, общественно-деловой и социальной застройки, а также объектов инженерной и транспортной инфраструктуры». До того, чтобы повелеть возвести все это великолепие прямо на воде, дело еще не дошло — обратить Н2О в твердь предполагается посредством намыва. Сомнительное с градостроительной, экономической и экологической точек зрения предприятие связывают с интересами Геннадия Тимченко, чьи бизнес-планы не в первый раз оказываются близки премьер-министру.
Интересанты закрепились на подступах к будущим рукотворным землям еще в сентябре — ООО «Северо-Запад Инвест» (структура холдинга «Новатэк», одним из акционеров которого является Тимченко) стало счастливым обладателем 144 га побережья Финского залива между Лисьим Носом и Сестрорецком.
Причем земля в престижном Курортном районе досталась удачливому победителю аукциона по смехотворной цене — около 25 рублей за квадратный метр. Уже тогда руководство «Северо-Запад Инвеста» подтвердило журналистам, что заинтересовано в возможности расширить свои владения с помощью намывных территорий. Юридический статус искусственных земель пока зыбок — чтобы обрести твердую почву под ногами, требовалось пролоббировать принятие ряда решений на высшем уровне, от перевода территории из федерального ведения (к нему относятся акватории) в ведение города до утверждения новых границ Санкт-Петербурга (последнее обстоятельство может вызвать необходимость внесения изменений в регламент Совета Федерации).
Представители ряда министерств пытались настаивать на том, что сначала надо, собственно, создать новые земли, присвоить им кадастровый номер, а уже потом приступать к рассмотрению вопроса о юридическом оформлении этого новообразования. Однако потенциальный инвестор не хотел рисковать, вкладываясь в намыв без наличия стопроцентных гарантий юридического обеспечения нужного статуса будущих территорий.

Королевство маловато?
В том же сентябре Валентина Матвиенко представила членам верхней палаты инвестпроект «Новый берег», а в октябре обратилась в Совет Федерации с предложением о соответствующем изменении границ Петербурга. Объяснялась необходимость образования земель посреди залива тем, что в городе практически не осталось свободных участков под новое строительство, попутно Валентина Ивановна ссылалась на удачный опыт намыва у оконечности Васильевского острова.
Аргументы, мягко говоря, весьма спорные. Ведь еще пару лет назад губернатор утверждала, что свободных участков навалом. В частности, выступая в 2007 году на съезде строителей, Валентина Матвиенко заявляла:
«Довольно часто в последнее время говорят о дефиците земли в городе. Я думаю, после тщательного анализа пришло время опровергнуть эти мнения и слухи. Дефицита земли в Петербурге нет и не будет! Стройте больше!»
В 2008 году Смольный объявил о проведении тотальной инвентаризации петербургской земли, однако ни о ее завершении, ни о каких-либо промежуточных результатах до сих пор ничего не известно. Между тем, по оценкам аналитиков рынка недвижимости, только в центре города можно высвободить 23% земли, которую сейчас занимают промышленные предприятия. Кроме того, обширные и весьма привлекательные для развития территории в разных районах города заняты складами, свалками, попросту захламлены и заброшены. Однако приводить их в порядок или ввязываться в хлопотное дело перебазирования промышленных объектов инвестору не интересно. Наших застройщиков вообще не вдохновляет получение разумного дохода, они нацелены исключительно на сверхприбыли. Если во всех цивилизованных странах навар при строительстве жилья составляет от 5 до 25% от его себестоимости, то российские застройщики ориентируются на 100–200%, а то и выше.
Ценность намывных территорий у Сестрорецка будет обусловлена прежде всего самим местом расположения (один из наиболее престижных районов — Курортный) и видовыми характеристиками. То есть тем резервом Петербурга, от эксплуатации которого частным капиталом город традиционно не получит ничего. У нас, как известно, даже Дворцовая площадь ничего не стоит. Во всех смыслах: ее ансамбль не имеет статуса охраняемого государством объекта культурного наследия, а устроители многочисленных коммерческих шоу на Дворцовой не платят ничего за аренду площади (во всяком случае официально, в городской бюджет).

Мутные воды
Пример с намывом на Васильевском острове, приведенный Валентиной Матвиенко в качестве «удачного», является таковым разве что для наживающихся на этом проекте инвесторов. Интересы собственников жилья, в свое время заплативших немалую цену за вид на море, а теперь получивших вид на стройку с перспективой лицезреть громады элитных высоток и офисов, никто в расчет не брал. Вполне ожидаемо, что и нынешним обитателям прибрежной части Финского залива в Курортном районе никто не будет компенсировать ухудшение среды обитания и прогнозируемое падение стоимости их недвижимости.
Не лучшим примером служит василеостровский намыв и в аспекте экологических последствий. О них летом нынешнего года уже было доложено президенту РФ в письме, переданном лидером «Яблока» Сергеем Митрохиным и подписанном как рядовыми жителями Васильевского острова, так и известными учеными — доктором географических наук, ведущим научным сотрудником НИИ географии СПбГУ А. Г. Исаченко, ведущим научным сотрудником лаборатории изучения береговых зон НИИ космоаэрогеологических методов Л. Л. Сухачевой, доктором геолого-минералогических наук, главным научным сотрудником ФГУ НПП «Севморгео» А. Е. Рыбалко, первым вице-президентом Восточно-Европейской ассоциации акустики, кандидатом технических наук А. А. Ахматовым и другими. В экспертном заключении на проекты намыва, вкупе со строительством порта и Западно-скоростного диаметра, учеными делался вывод о «высокой экологической и социальной опасности реализации названных проектов», «фатальном воздействии на природную среду акватории и побережий Невской губы».
Год назад, в рамках представительного круглого стола, специалисты обращали внимание и на другие негативные факторы. Так, доктор биологических наук, директор Ладожской орнитологической станции БиНИИ СПбГУ Георгий Носков напоминал: Финский залив и Невская губа служат своего рода «экологическим мешком», в который попадают водоплавающие и околоводные птицы в период сезонных миграций. Кроме того, эти водные объекты выполняют роль связующего звена между морскими и пресноводными экосистемами. Здесь формируются одни из самых крупных стоянок для птиц свыше 80 видов. В результате предыдущих намывов (1970–1980-х годов) численность некоторых видов птиц уже сократилась в десятки и даже сотни раз. Главной же проблемой, по мнению Носкова, стал подрыв кормовой базы для птиц — личинки ракообразных, моллюски, икра рыб, откладываемые на дне, гибнут из-за намывных работ. В результате образуются мертвые зоны, птицы лишаются возможности запастись достаточным количеством энергии для перелета и гибнут.
«То, что мы делаем в Невской губе и на востоке Финского залива, — это крупная градостроительная ошибка, — предостерегал эксперт. — Разрушается экосистема, сокращается биоразнообразие, а ведь как раз его сохранение является одной из главнейших задач нынешней цивилизации. А то, как мы обращаемся со своей средой, является лакмусовой бумажкой того, как мы ведем себя в международных соглашениях и международных договорах».
По мнению Александра Рыбалко, именно в период сооружения намыва у оконечности Васильевского острова был «нанесен самый главный удар по заливу и Невской губе, когда проводились самые масштабные работы». С 2006 года мутность воды возрастала месяц от месяца, достигнув к октябрю 2007 г. 1000 единиц (предельно допустимая норма — 100). Как сообщал Рыбалко, расширились поля донных глинистых отложений (которые для данной территории нехарактерны), вследствие чего снизилось образование кислорода, на отложениях стали концентрироваться другие загрязнители. Из-за замутнения воды увеличилось содержание фосфора, активнее стали оседать на дно нефтепродукты.
В 2008-м состояние воды около самой Невы несколько улучшилось, однако основная масса взвеси ушла в залив — что привело к ощутимому замутнению воды у пляжей того же Сестрорецка. Где, значит, теперь и будут эту ситуацию усугублять сооружением нового намыва.
«Разумеется, чтобы минимизировать затраты по реализации проекта и получить максимальную прибыль, инвесторы вовсе не заинтересованы в использовании дорогостоящих, щадящих природную среду методов выемки, перемещения и складирования грунта при дноуглублении, — полагает Леонтина Сухачева. — А штрафы за загрязнение окружающей среды (по убеждению инвесторов) должны быть минимальные. Если что — задним числом уже не оштрафуют и восстанавливать экологию не смогут заставить. В то же время надзорным, контролирующим и административным органам, по-видимому, проще (и менее хлопотно) придерживаться позиции безразличия и бездействия в вопросах охраны окружающей среды при реализации крупных стратегических проектов.

Ничего, кроме бизнеса
Едва ли стоит сомневаться, что сестрорецкий намыв также получит статус стратегического проекта, со всеми вытекающими для «друга Путина» преференциями, обеспеченными средствами, вынутыми из карманов питерских налогоплательщиков.
Неформальный статус друга Владимира Владимировича уже позволил господину Тимченко (основателю петербургского клуба дзюдо «Явар-Нева», где сам ВВП — почетный председатель) взять в оборот остров Бычий. До начала нулевых там сохранялось редкое разнообразие растений, в том числе лекарственных и редких видов, жили зайцы, гнездились птицы. С 2000 года здесь работала детская экологическая школа «Зеленый остров»: дети имели редкую возможность изучать сосредоточенные в одном месте разные экосистемы — моря, реки, леса, болота. В 2005-м Валентина Матвиенко подписала постановление правительства Петербурга, согласно которому вся территория острова Бычий передавалась «Явар-Неве» под строительство спортивно-развлекательного центра, двух гостиниц, многоярусного паркинга и элитного яхт-клуба, со своим портом и эллингом. И тоже с организацией намывной территории площадью 2,1 га на западном мысу — для обустройства гостевой зоны с коттеджами.
Детей с острова выставили. Впрочем, и для всех остальных горожан он превратился в запретную зону с табличкой на подступах «Частные владения. Проход закрыт».
Презентация проекта застройки острова Бычий прошла в марте 2005 г. в одном дорогом ресторане, имеющем репутацию места встреч «авторитетных бизнесменов». Как сообщалось на сайте владельцев заведения, «Директор клуба «Явар-Нева» Валерий Наталенко вручил памятные значки тем, кто активно помогал дзюдоистам отстоять амбициозный замысел: вице-губернатору Санкт-Петербурга Сергею Тарасову, главному архитектору города Александру Викторову, депутату Законодательного Собрания Алексею Белоусову…»
Кстати, в пору своего сенаторства Сергей Тарасов успел поддержать и сестрорецкий намыв Тимченко.
Президент Института национальной стратегии Станислав Белковский в интервью «Свободной прессе» высказал свою версию происхождения новых планов приращения петербургских земель:
— Это обычный бизнес-проект, который Владимиру Путину близок и понятен. Ну и мы в очередной раз убеждаемся, что отношения между Владимиром Путиным и Геннадием Тимченко существуют, и едва ли они являются чисто приятельскими. В очередной раз глава правительства принимает решение, в котором слишком явно присутствуют бизнес-интересы Геннадия Тимченко. Я думаю, проект не будут реализовывать за счет бюджетных средств. Однако само по себе решение о строительстве полуострова в акватории Финского залива выглядит, на мой взгляд, сомнительным как с градостроительной, так и с экологической точки зрения.
Развивая тему общих интересов премьера и бизнесмена, Белковский напоминает: принадлежащий Тимченко нефтетрейдер Gunvor готовится выйти на IPO (первичное размещение акций на западных фондовых биржах), чтобы легализовать аккумулированные за последние 10 лет капиталы и использовать для этой легализации иностранных инвесторов.
— Живя в реальном мире, мы не можем поверить, что Геннадий Тимченко только за красивые глаза получил, во-первых, в качестве клиентов большинство крупнейших нефтяных компаний страны, во главе с Роснефтью, во-вторых — право участия в самых привлекательных инвестиционных программах, начиная от строительства новых трубопроводов и заканчивая обсуждаемым проектом намыва территории в Финском заливе. Уверен, что интересы Владимира Путина здесь присутствуют, и это не политические, а именно бизнес-интересы, — заключает Белковский.

Татьяна ЛИХАНОВА
Карикатура Виктора БОГОРАДА