Ударный газ

21 января 2010 10:00

Пятый месяц не проходит отравление угарным газом у солдата, пострадавшего в Каменке





О трагедии, случившейся в военной части № 02511, в печально известной Каменке Выборгского района Ленинградской области, «Новая» сообщала осенью. Но вот уже пятый месяц угоревший в машине новобранец Роман Казаков находится в тяжелом состоянии, и лишь на днях начал узнавать мать и реагировать на боль. Когда мама сказала, что 23 декабря у Романа родился сын, солдат заплакал…
Подробности случавшейся трагедии мать Лариса Казакова узнавала сама — все это время она находится при сыне и периодически ездит в часть, где он служил, общается со всеми, кто знал Романа и его бывших командиров. Фактически мать провела подробное расследование случившегося, чего не сделала военная прокуратура. По словам Казаковой, следователь Выборгской военной прокуратуры господин Сессоров считает, что ее сын находится в Военно-медицинской академии, хотя его давно уже перевели в 142-й госпиталь в Петербурге.
Романа Казакова призвали на службу в конце июля 2009 года из Калужской области. А уже 23 сентября его мать получила телеграмму из Каменки, что сын находится в петербургском госпитале. Когда она приехала, его перевели в Военно-медицинскую академию. Он был в состоянии комы, лежал в реанимации. Мать гладила сына по голове, просила выжить, и вдруг обнаружила, что почти половина головы солдата — одна большая шишка. Мать чуть повернула его голову и увидела черный кровоподтек. Большую опухоль и синяк на локте левой руки сына мать тоже обнаружила без труда.
В медсанчасти Каменки врачи Любовь Шмидт и Роман Локотко ей подтвердили, что при первичном осмотре у Романа Казакова действительно обнаружили гематому на голове, но эта травма таинственным образом исчезла из медицинских записей госпиталя в Петербурге. ВМА тоже ее не зафиксировали — везде фигурирует лишь «отравление угарным газом».
В результате расследования, которое Лариса Казакова проводила в течение нескольких недель, картина тех трагических событий стала вырисовываться довольно четко. Как рассказали многие солдаты из Каменки, у комбата Бронникова (который, кстати, остался при исполнении своих обязанностей даже после масштабной чистки в этой части) есть такая традиция: по его устной просьбе приближенные к нему контрактники «воспитывают» солдат-срочников кулаками или палками. «Когда я находилась в части, я увидела шесть солдат с пробитыми головами, — рассказала Лариса Казакова. — Когда я спросила их, где получили травму, они все как один сказали — ударились в подвале о трубу». Потом, уже в прокуратуре, она узнала, что еще один служащий, офицер этой части Артеев, тоже был избит Бронниковым — у него перебита рука.
— Бронников в разговоре со мной не скрывал, что у него есть свои бойцы, которые выполняют его личные поручения, — рассказывает Лариса Казакова. — Это контрактники Пилларас, Рябов и Шатилов. Первых двух уволили из армии за постоянные избиения солдат — так они «наводили порядок». В прокуратуре я встречалась с Сергеем Рябовым, и он сказал — меня заставляли бить солдат-новобранцев. Комбат Бронников мне отбил руки линейкой, я судимый, судимость не погашена до 2011 года, я не мог иначе поступить, и должен был выполнять приказ комбата.
От солдат и офицеров Каменки Лариса Казакова узнала, что ее сына нашли утром 19 сентября 2009 года в машине ротного Емельяненко. Машина находилась внутри ПТС, а снаружи все было наглухо обернуто тентом — то есть выбраться из всей этой конструкции Роман самостоятельно не смог бы ни при каких условиях. Накануне вечером он позвонил матери и сказал, что будет ночью ремонтировать машину ротному, который у него «очень хороший». Мать попросила сына быть осторожным, а через четыре дня получила телеграмму…
Теперь комбат Бронников утверждает, что он ничего не знал о том, что Роман ночью чинил машину, и утром, обнаружив отсутствие солдата, он приказал его найти. Господин Бронников, по словам Ларисы Казаковой, обвиняет в случившемся ротного Емельяненко и самого Романа — нечего, мол, было заниматься каким-то ремонтом вместо уставной службы. Но концы с концами тут явно не сходятся: получается, что ротный сам попросил отремонтировать машину, потом избил солдата, потом закрыл его в машине с включенным мотором, потом снаружи наглухо замотал тентом… И машина, вот что удивительно, всю ночь работала в наглухо закрытом помещении и не отключилась, а солдат, находившейся в ней почти 15 часов, только угорел, но остался жив. Чудеса, да и только.
У матери после разговоров с солдатами и офицерами части сложилась другая версия. Все в части знали о конфликтных отношениях между Бронниковым и Емельяненко. И получается, что Роман Казаков просто подвернулся под руку в этом конфликте — скорее всего, по версии матери, либо сам комбат, либо его подручные избили Романа уже утром, потом включили зажигание, засунули избитого в машину и завязали тент. В результате проверок Министерства обороны РФ многие командиры и контрактники были уволены из Каменки, в том числе и Емельяненко, а комбат Бронников остался на своем посту.
— На сегодняшний день расследование по делу моего сына не продвинулось ни на шаг, — сообщила Лариса Казакова. — Я уже написала письмо с жалобой на имя главного военного прокурора. Бывший ротный тоже собирается в суде отстаивать свою непричастность к трагедии с моим сыном.
«Новая» будет следить за развитием событий.

Наталья ШКУРЕНОК

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close