Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Добровольцы, выйти из строя

29 августа 2010 10:00

Несмотря на возражения с мест, далеко зашел конфликт между руководством детского дома-интерната (ДДИ № 4, Павловск) и общественными организациями «Перспективы», «Подорожник» и «Шаг навстречу». Руководители и рядовые сотрудники организаций говорят, что впервые после многолетнего успешного сотрудничества с этим государственным учреждением столкнулись с неоправданным прессингом. В свою очередь, директор детдома считает, что никакого прессинга нет — есть требование подчиняться установленным на территории интерната нормам и правилам.

Прав Гальего, прошедший через систему домов-интернатов и утверждавший, что «больные дети часто умнее взрослых»





Непогода в доме
— Можно научить человека плавать, а можно просто не допустить его до воды, — старается объяснить суть разногласий Мария Островская, возглавляющая петербургские «Перспективы». — Нам приходится продираться через систему запретов. Если не вникать, может показаться, что директор детдома Галина Ивановна Племянникова проявляет неусыпную заботу о детях, на каждый чих имеет бумажку. Простой пример: нам дарят поездку в дельфинарий, мы договариваемся об этом примерно за неделю до экскурсии, а потом с удивлением узнаем: администрация ДДИ запрещает ее только на том основании, что согласовывать выезд надо было за 10–12 дней. Причем непонятно, откуда именно такие, а не иные правила. Тем более что мы, кажется, не чужие люди, пришли не с улицы, работаем в учреждении ежедневно на протяжении 14 лет…
Когда случился перелом в отношениях? Тяжелый вопрос. Мария припоминает, насколько бурной была реакция руководителей домов-интернатов на общественный резонанс, вызванный обращением волонтера группы «Старость в радость» Лизы Олескиной, помещенным на исходе минувшего года в «Живом журнале». Девушкой были описаны ужасы нечеловеческого существования обитателей дома престарелых в Ямме (Псковская область). «Нигде нет такой ужасающей смертности», — сообщала Лиза, описывая подробности мучительного ухода из жизни обреченных на отсутствие какой-либо помощи стариков.
Возможно, время павловского «похолодания» просто совпало с обсуждением этих страшных дел, но, как рассказывает Островская, в декабре 2009 года директор ДДИ № 4 просто сказала, что хочет поставить перед комитетом вопрос о целесообразности работы в учреждении волонтеров организации. И напомнила заодно, что у «Перспектив» и у «Шага навстречу» 1 января 2010 года кончается пятилетний срок договора (он был заключен еще при предыдущем директоре — Племянникова работает в интернате три года).
— Были сказаны роковые слова о том, что наше присутствие делает ситуацию в доме неуправляемой, — уточняет Мария. — Единственно приемлемым форматом работы она считает безоговорочное подчинение сотрудников и волонтеров «Перспектив» санитаркам, а наших профессиональных сотрудников (педагогов, специалистов по лечебной, адаптивной физкультуре, психологов) — завучам дома, причем наш менеджмент она вообще принимать не желает, поскольку считает, что мы нарушаем вертикаль власти, которая должна стать нормой жизни и на территории детдома. У Галины Ивановны нет в голове концепции партнерских отношений. Она мыслит с директорской колокольни: ее указание должно быть выполнено — и точка.

Социальные волонтеры в детском доме Павловска
Социальные волонтеры в детском доме Павловска


Лепка непартнерских отношений
Благотворительные организации пытались согласовать должностные обязанности волонтеров, координаторов и прочих специалистов. Подготовили и представили документы, после чего на протяжении четырех месяцев со скрипом шло согласование. В итоге договор был все-таки подписан, но число разногласий уменьшилось незначительно.
— Организация «Шаг навстречу» пострадала недавно совершенно диким, на мой взгляд, образом, — говорит Мария. — Коллеги получили «черную метку» — письмо о том, что творческие занятия с детьми запрещаются, потому что якобы после одного из таких занятий мальчик с глубокой умственной отсталостью слепил из пластилина половые органы. Абсурд! На лист бумаги были положены кусочки пластилина. Примерно два месяца назад была опечатана комната социально-бытовой адаптации, в которой до той поры сотрудники «Перспективы» занимались одиннадцать лет. Мы ее оборудовали как уютную, домашнюю кухню, еще при прежнем директоре Тамаре Викентьевне. Цель — привить детям навыки приготовления пищи. Наш проект социальной реабилитации направлен на подготовку к жизни во взрослом интернате, где от воспитанников потребуется гораздо больше самостоятельности. «Попали», когда вместе с подростками жарили картошку. Поводом для отстранения от работы нашего сотрудника послужило то, что он поставил сковородку с разогретым маслом на стол и крошил на нее лук, демонстрируя очередной этап процесса. Сковородка стояла на недоступном для детей расстоянии, они смотрели, но в процессе не участвовали. Теперь комната опечатана, директор детдома объясняет, что жареная картошка вредна, а вскоре письменно сообщает нам, что комната будет использована под изолятор.
Мы готовы приспосабливаться к требованиям дома, в котором работаем, — такова суть несогласия организаций с действиями директора. Но приспособиться невозможно, настолько непостижимы иные предъявляемые к волонтерам и сотрудникам претензии.
— Основной груз ответственности — на мне, я должна знать, что происходит в доме, поэтому требования как раз понятны, — катит Племянникова ответный шар. — Не зря настаиваю на пропусках и санитарных книжках даже у так называемых воскресных волонтеров, которые приходят по воскресеньям общаться и гулять с нашими подопечными. Не забывайте, мы имеем дело с больными детьми, для которых любая инфекция может оказаться губительной.
— Она запретила волонтерам приходить в интернат заранее, для того чтобы посмотреть, с какими детьми им предстоит иметь дело, принять решение: работать или нет. Требование при этом иметь санитарную книжку наверняка сократит число претендентов на волонтерский труд, — возражает Мария. — Они к нам предъявляют претензии, а мы ведь тоже вправе потребовать соблюдения несложных правил: например, не прерывать занятия, когда их ведет наш специалист, не поучать, а обсуждать с нами то, что они видят, — то есть снимать многие вопросы коллегиально.



Лифт в небо
Дети должны гулять, но в ситуации, когда на 12 лежачих детей одна санитарка, а воспитателей дефицит (в штатном расписании 36 свободных ставок), прогулки — в прямом смысле слова тяжелый вопрос. Беспокоясь об этом, «Перспективы» однажды обеспечили детский дом-интернат № 4 лифтом. Много лет агрегат исправно трудился, спуская коляски на улицу. Но обнаружилось, что на лифт нет правильной документации (действительно, его пожертвовали когда-то без должно-бумажного сопровождения).
«Перспективы» нашли миллион с лишним рублей, поменяли голландский лифт на отечественный, заключив договор с компанией, тоже отечественной, работающей в Петербурге, и установили два новеньких лифта: один — в ДДИ № 4, а другой — в петербургской школе № 25, где у них тоже проект. Через два месяца школьный лифт уже ходил, успешно доставляя детей на 4-й этаж. В павловском детдоме точно такой же лифт был установлен в мае прошлого года, но его так и не запустили. Директор утверждает, что об установке нового лифта она, как ни странно, вообще ничего не знала, а когда это выяснилось, на запуск не оказалось денег — к слову, не слишком больших.
— Работаем по 94-му федеральному закону о закупках, и обязательно должны заявить о расходах заранее: как правило, за три года, за год или хотя бы за полгода о том, что нам нужны деньги. Финансовый комитет их должен выделить Комитету по социальной политике, а комитет нам, — говорит о проблеме неработающего устройства Племянникова. — О замене лифта я узнала, когда его демонтировали — тогда голландский лифт практически не работал. «Перспективы» приобрели его, не советуясь с администрацией. За лифт и его установку заплатили они, за пуск — небольшие деньги: что-то 500–700 рублей, две тысячи должны были заплатить мы. Обратились к Марии через ее завхоза, и он сказал, что лифт купили, а остальное ваши проблемы… Проблема в том, что у нас нельзя все сделать одновременно. Мы закупили услугу — на это уходит месяц-полтора, потом оплатим технадзору, он должен выписать свои бумаги. На следующую процедуру необходимо еще время — месяц-полтора… Сейчас мы подошли к последнему этапу — оплате страховки… В 25-й школе тоже не может все сразу поехать. Возможно, там более жесткие правила и невозможно что-то купить и сделать, не поставив в известность администрацию. Вообще, лифт — довольно медленный способ вывода детей на прогулку, потому что только одного ребенка может за один раз перевезти. Но в любом случае это помощь сотрудникам, которые выносят детей на улицу.
Мария излагает эту историю по-другому:
— Племянникова не разрешает пользоваться лифтом, потому что администрацией ДДИ не получена разрешительная документация. Когда из городского комитета по социальной политике пришла комиссия, которую мы инициировали, директор сказала, что электросети не выдерживают таких нагрузок, мощности не хватает. У нас иная информация: расход электроэнергии, связанный с эксплуатацией лифта, гораздо меньше того, что требуется на кипячение воды в электрочайнике…
В «Перспективах» надеялись, что заключение нового договора позволит хоть как-то сократить число разногласий, но эта процедура оказалась не менее затратной по расходованию внутренней энергии и нервов. Процесс затянулся, договора «на берегу» не получилось. Был момент, когда Племянникова отказалась пролонгировать старый документ и подписывать новый.
«Нам диктуют, а не согласовывают сотрудничество, подчас предписывая вещи абсолютно дикие», — переживают в организации. И спешат оспорить, в частности, требование представлять администрации ДДИ планы занятий на каждый день.
Мария Островская объясняет, почему такая форма работы не выдерживает критики: «Работаем по так называемым индивидуальным программам сопровождения, написанным для каждого ребенка коллегиально врачом, медсестрой, санитаркой, волонтером, педагогом, психологом, специалистом по адаптивной физкультуре, рассчитанным на полгода. Соглашаться писать поурочные планы для руководства детдома ни к чему, это уместно в образовательной деятельности, а мы занимаемся социальной реабилитацией. К тому же имитировать образовательную работу опасно, поскольку следующим шагом со стороны администрации государственного учреждения может стать ловушка: заявление, что у «Перспектив» нет лицензии на образовательную деятельность, и по этому поводу вообще выдворить из детдома».

Нет контакта, есть конфликт
На подписание договора ушло четыре месяца, но напряженная ситуация в детдоме сохраняется.
— Никакого конфликта нет, — настаивает Галина Племянникова, отвечая на вопрос о перспективах сотрудничества с «Перспективами». — Есть рабочие моменты.
Между тем отголоски происходящего докатились до Смольного. Председатель главного городского социального ведомства Александр Ржаненков грозно пообещал следить за этой «дружбой». И действительно, отслеживал длительно-трудные переговоры относительно договорных отношений «Перспектив» и ДДИ № 4, отрядив для непосредственного участия в процессе чиновников комитета. Но далеко не все подводные камни можно при помощи договора и даже законодательно предусмотреть, когда отношения между руководителями государственного учреждения и общественных организаций стали настолько «высокими», что сведены к эпистолярному роману. Несмотря на наличие договора, общение происходит преимущественно посредством писем, сопровождаемых третейским судом многих комиссий. Причем Галина Племянникова настаивает на позиции, опасной для волонтерского движения в целом.
— Общественная организация принимает сотрудников и направляет их на рабочие места в государственную организацию — вот в чем нонсенс, — так дословно она объясняет свою позицию. — Если это государственное учреждение, здесь за все отвечаю я, меня наказывают, меня штрафуют. И вдруг появляется большая группа людей, которая мне никак не подчиняется, более того, они стараются установить свои правила, свои порядки, невзирая на то, что у нас в детдоме каждый шаг расписан… Безусловно, добровольцы нужны, но только до того момента, пока не будет укомплектован штат детского дома. А сейчас у нас самый большой дефицит — воспитатель на группах, учреждение готово принять до 40 человек сразу, если придут… При укомплектовании штата, при его расширении, возможно, будут нужны волонтеры для организации прогулок детей…
— Очевидно, партнерство с профессионалами директора не устраивают. Такая позиция позволяет сделать вывод о том, что она скорее склонна скрывать ту или иную проблему, нежели ее решать. Это, думаю, подтверждает случай с отстраненным ею от работы волонтером «Подорожника» за негативную информацию. В газетно-информационный листок прихода церкви Марии Магдалины, финансирующего работу волонтеров, попал кусочек отчета, в котором было сказано, что санитарки часто уходят из комнат, оставляя детей… Волонтер больше не работает в интернате, несмотря на активную переписку сторон по этому поводу.

«Ату» добровольчеству?
Напряженной ситуацией в ДДИ № 4 заинтересовалась верхушка городского правительства. В недрах городского комитета по социальной политике созрел для отправки вице-губернатору Людмиле Косткиной подробный отчет, в котором среди прочего сказано: «По результатам проведенной проверки (она проводилась в ДДИ № 4 и ПНИ № 3, с которыми тоже работают «Перспективы», и, кстати, вполне успешно. — Прим. Е. Д.) комиссиями даны рекомендации по вопросам, связанным с организацией взаимодействия взаимоотношениями с БОО «Перспективы» в рамках Договора о сотрудничестве:
1. Внести изменения в договор о сотрудничестве с БОО «Перспективы»:
1.1. Предусмотреть в договоре о сотрудничестве требование наличия на отделениях журнала, в котором должны быть отражены перемещения воспитанников как внутри корпуса, так и при прогулках волонтеров с воспитанниками.
1.2. Предусмотреть в договоре о сотрудничестве обязательства со стороны БОО «Перспективы» выполнять все условия договора по оказанию благотворительной помощи и требования учреждения, соблюдая при этом требования Госпожнадзора, Роспотребнадзора, Росздравнадзора и санитарно-гигиенических правил.
2. БОО «Перспективы» представить на согласование директорам учреждений индивидуальные программы сопровождения воспитанников, социально-реабилитационные программы, проекты и планы мероприятий, осуществляемые благотворителем.
3. Предусмотреть индивидуальные графики работы с воспитанниками как на отделениях, так у самих волонтеров и у специалистов БОО «Перспективы».
4. Ввиду нехватки площадей рассмотреть вопрос об уменьшении числа помещений, занимаемых БОО «Перспективы».
В связи с последним пунктом уточнение: «Перспективы» занимают только одну раздевалку для всех сотрудников. У координаторов и специалистов нет кабинетов. Вероятно, речь в письме идет об игровых и спортивных помещениях, в которых занимаются с волонтерами и сотрудниками организации дети из Групп милосердия, у которых есть только спальни.
Очевиден пристальный государственный глаз и стремление рассмотреть вопрос о большей зависимости. Не означает ли это, что власть может примкнуть к тем, кто готов сказать «ату» добровольчеству или, по крайней мере, попробовать сделать его несвободным, ручным, подгосударственным, по старинке закрытым?..
Между тем стоит вспомнить о том, что еще в январе 2008 года была принята «Концепция развития социального добровольчества в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы» (причем тогда чиновники говорили о том, что она напрямую связана с «Концепцией развития системы социальной защиты населения на 2006–2010 годы»). На заседании правительства, где шла речь о необходимости «расширить и углубить» работу с волонтерскими организациями, Валентина Матвиенко заявила: «Государственные органы не могут вести социальную политику без помощи некоммерческих, общественных организаций. А для того, чтобы мы могли заказывать у них социальные услуги, необходимо формировать механизмы государственной поддержки добровольчества. Эта деятельность нуждается в регламентации, но при этом она не должна обременяться многочисленными бюрократическими процедурами».
Несмотря на серьезные разногласия, обе стороны павловского конфликта все же согласны с тем, что было бы проще урегулировать львиную долю проблем при наличии закона «О добровольчестве», максимально четко регламентирующего отношения между государственными организациями и волонтерскими. О такой законодательной инициативе давно идет речь, но пока она так и не стала реальностью.

Евгения ДЫЛЕВА
Фото автора


Справка «Новой»
На территории ДДИ № 4 (в этом детдоме проживает 550 воспитанников) благотворительную деятельность осуществляют три общественные организации: «Перспективы» — с 1995 года, СПб региональная благотворительная организация социальной поддержки и защиты детей-инвалидов и молодых людей-инвалидов «Подорожник» (с 2005 года) и СПб благотворительная общественная организация помощи детям с ограниченными возможностями «Шаг навстречу» (с 2004 года).
«Перспективы» создала еще в 90-х годах немецкая баронесса Маргарет фон дер Борх. Толчком для начала ее деятельности в России стала прочитанная ею в 1991 году статья о приюте для несовершеннолетних «Синяя ворона». В России до этого она, студентка факультета славистики Берлинского университета, бывала не раз.
В течение двух лет Маргарет фон дер Борх собирала в Германии средства для этого приюта, а в 1992-м создала в Берлине собственную благотворительную организацию Perspektiven e. V. для помощи обездоленным детям Петербурга.
В 1995-м, случайно познакомившись с положением дел в доме-интернате № 4, М. фон дер Борх занялась сбором средств на программу «Павловск». Уже через год за детьми с множественными нарушениями в развитии из 4-го корпуса дома-интерната ухаживали четыре немецких волонтера и несколько русских сотрудников Perspektiven e. V.
В 1999 году была зарегистрирована Санкт-Петербургская общественная благотворительная организация «Перспективы». Маргарет фон дер Борх — ее президент, а исполнительные руководящие позиции занимают российские граждане.
Ни разу за годы существования эта организация не имела каких-либо нареканий. Опыт работы специалистов известен за рубежом, полезен учреждениям, входящим в систему соцзащиты.