Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Апология жемчужного прапорщика

11 ноября 2010 10:00




Один заезжий приятель, желая продемонстрировать свое знание Петербурга, сказал мне: «Я много слышал про ваш город: там есть жемчужный прапорщик». Я ожидал, что он продолжит: а еще у вас есть Эрмитаж, Невский проспект, Медный всадник и Аврора... Но нет — как оказалось, жемчужный прапорщик перевесил их всех. Теперь он — визитная карточка бывшей имперской столицы.
Известно, что в историю «жемчужный прапорщик» — сотрудник петербургского ГУВД Вадим Бойко пришел в шнурованных служебных ботинках, с резиновой дубинкой наперевес и с одной-единственной бойкой фразой: «Хорьки, кому еще?» (Данное предложение содержало еще один компонент — блатную матерную отрыжку, но из цензурных соображений я ее опускаю, хотя без нее историческая фраза тускнеет.) На страницы газет Бойко шагнул прямо из милицейского автобуса, припаркованного у Гостиного двора во время митинга «Стратегии-31» в июле 2010 года, после чего многие печатные и электронные издания запестрели фотографиями, на которых прапорщик: бьет наотмашь дубинкой беззащитного несогласного, тащит за волосы к автозаку несогласную блондинку, держит за воротник, как пойманного зайца, очередного революционера. Кого еще?.. Таким образом, список жертв Вадима Бойко, запечатленных на фото и видеокамеры, потянул на целое уголовное дело, возбужденное следственным отделом по Центральному району СУ СКП Санкт-Петербурга. Но все это выглядело бы банальным милицейским произволом, если бы свои действия прапорщик не сопроводил смачным риторическим вопросом, приведенным выше, — про «хорьков».
Несогласные на хорьков заметно обиделись. Хотя в современной российской политике и без этих симпатичных пушистых зверьков образовался уже целый зоопарк: медведи, тигры, крокодилы... Но именно хорьки вызвали целую бурю общественного негодования, которая — прямо или опосредованно — привела неосторожного прапорщика и его адвоката на больничную койку.
Российская оппозиция показала себя зело искусной в травле. Гонимые мгновенно превратились в гонителей, преследуемые — в преследователей. Рунет, как кипящая кастрюля, наполнился проклятиями и угрозами в адрес петербургского милиционера: требовали не столько служебного расследования, сколько возмездия и расправы, искали домашний адрес «мента-опричника», изобретали для него подходящие способы гражданской казни. Один из запрещенных нацболов под одобрительный гул соратников по борьбе даже вызвал жемчужного прапорщика на дуэль, предложив арендовать для этой цели спортзал. Неудивительно, что под улюлюканье виртуальной толпы случились два вполне предсказуемых события: в сентябре журналисты сообщили о нападении на прапорщика Бойко, а в ноябре — на его адвоката Ерошенко. Оба были госпитализированы.
Даже если предположить, что избиение Бойко и Ерошенко — не более чем милицейская инсценировка, какой же беспомощной должна быть власть, вынужденная прятать своего представителя от ярости народной по больницам и явочным адресам! Но еще страшнее, если покушения были не постановочными, а реальными. Тогда это означает лишь одно: радикальная оппозиция и государевы опричники стоят друг друга, и неизвестно, кто из них опаснее.
Впрочем — известно. Запрещенная партия, имеющая обыкновение 31-го числа у Гостиного двора щекотать нервы российского Левиафана, таит в своем пропагандистском арсенале множество красноречивых лозунгов вроде: «Сегодня с листовкой, завтра с винтовкой», «Скоро, скоро выстрелит «Аврора», «Сказал же Ленин ясно: Россия будет красной». Действительно, все ясно. И будет еще яснее, если заглянуть в так называемые ранние книги вождя необольшевиков Эдички Лимонова: «Я… твердо принял сторону зла — ведьм, упырей, грешников, нацистов, чекистов, Равальяка, убившего Генриха Четвертого, Освальда, убившего Кеннеди, Че Гевары и неудачников, никого не убивших…» Или: «Революцию-взрыв устроить: много, конечно, лет берет, но в случае успеха — ой чего только не приносит! Все. Восторг и упоение! Золотом шитые погоны, расписной мундир, всех женщин обожание. Сотни тысяч юношей, орущих «Ур-рааа!», вытянувшись в рост».
Эти юноши — еще не сотни тысяч, но уже сотни — остервенело орут сегодня на Невском проспекте, что «Россия будет свободной». Не дай Бог России такой свободы. Я думаю, что если бы без малого сто лет назад на пути революционной гопоты, переполнившей Петроград, встали бы не один, а хотя бы сотни «жемчужных прапорщиков» и сказали бы всем этим Лениным, Троцким и Сталиным: «Ну что, хорьки, кому еще?!», история нашей страны была бы другой. По крайней мере, не той, какую нам вновь готовит так называемая «Другая Россия».

Федор КУЗЬМИН



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close