Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Для «охта-центра» нашли другой мыс на неве

6 декабря 2010 10:00

В том, что небоскреб Газпрома может быть построен в другом месте, никакой сенсации нет — именно на этом критики проекта и настаивали изначально. Сенсацией стало признание этого факта руководством Петербурга. Губернатору Валентине Матвиенко потребовалось пять лет, чтобы согласиться с требованием закона и мнением экспертов в сфере охраны наследия: либо четыреста метров, но не напротив Смольного собора, либо здесь, но не выше установленных регламентом сорока восьми.

Валентина Матвиенко объявила о возможной передислокации мегапроекта Газпрома и призвала градозащитников подыскать альтернативные площадки





Нет худа без добра
Те, кто сегодня могут праздновать победу, не скрывают и нотки горечи: пять лет жизни положено на то, чтобы доказать очевидное. Какое тут упоение в бою, когда не вылезаешь из окопов годами. То еще наслаждение, сродни замыкающему предложенный Александром Сергеевичем перечень упоений — от дуновения Чумы.
И все же… Эти годы для многих стали еще и временем постижения Города, осознанием личной ответственности за его судьбу, обретением единомышленников, товарищества, каждодневной проверкой самого себя на преданность, стойкость, временем укрепления веры в непреложную ценность отвергаемого миром прагматизма святынь. В общем, нам всем есть за что возблагодарить посланное в лице Алексея Миллера испытание. Отдельное спасибо — от Лизы Никоновой, встретившей на баррикадах защитников Петербурга своего будущего мужа и соратника по «Живому городу». «Знаешь, а ведь это благодаря Газпрому у меня есть сын, а у тебя — внук», — сказала Лиза отцу, едва придя в себя после сделанного губернатором заявления.
Счастливый молодой дед был несколько обескуражен таким неожиданным ракурсом картины жизни собственной семьи, зато оказался вполне подготовлен к адресованному градозащитникам предложению Валентины Матвиенко — подыскать для «Охта-центра» новый участок. Оно, собственно, было уже готово и, более того, принято к рассмотрению администрацией президента РФ. Эксперт ВООПИиК, директор Бюро межевания городских территорий ЗАО «Петербургский НИПИград» Павел Никонов проработал его в ответ на выраженную Дмитрием Медведевым готовность навскидку назвать с десяток площадок, более подходящих для возведения небоскреба, чем территория в опасной близости от Смольного собора.

Логика градостроительного развития
Сразу стоит отметить, что вариант Никонова исходит не из сиюминутной посылки — «пристроить» газпромовский небоскреб куда-нибудь подальше, а из необходимости решить важный стратегический вопрос: выбрать оптимальное в градостроительном плане место для сооружения Нового Петербурга. О необходимости его создания давно говорят специалисты. Ведь совершенно очевидно, что следом за Газпромом приходят к нам и другие крупные инвесторы, каждый со своими амбициями и желанием возвести собственный офисный центр с коммерческими объектами в придачу.
Чтобы всякий раз не наступать на те же грабли и не провоцировать новые локальные битвы за сохранение исторического Петербурга, необходимо осознать простую истину: не город должен распластываться под инвестора, угодливо предлагая ему любые части своего тела, а инвестор обязан следовать интересам Петербурга, обусловленным логикой законов градостроительного развития.
Тезис о необходимости основать Новый Петербург актуализировался с началом дискуссии об «Охта-центре» (тогда еще «Газпром-Сити»). На одном из первых экспертных обсуждений призывал к этому директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, а на заседании Градостроительного совета в ноябре 2005 года архитектор Борис Николащенко предложил конкретное место для такого петербургского Дефанса — мыс Кривое колено в районе Усть-Славянки. Еще прежде, до разработки нынешнего Генерального плана развития Петербурга, обращал внимание на эту территорию директор Петербургского НИПИграда академик Валентин Назаров. По мнению этого авторитетнейшего градостроителя, помимо важнейших композиционных мест, освоенных в прежние времена, в Санкт-Петербурге есть несколько чрезвычайно мощных, обладающих колоссальным потенциалом территорий. Таких, где сливаются в звучном аккорде все возможные достоинства — ландшафтные, географические и прочие.

В поисках лучшего места
Одно из них, как идеальное место для нового центра города, где сходятся две его главные транспортные оси (Московский пр. и центральная дуговая магистраль), определил главный архитектор города Ильин в своем проекте планировки Ленинграда 1935 года: между Ленинским проспектом, улицей Типанова, проспектом Славы, Ивановской и Народной улицами. Оно и было выбрано для сооружения Дома Советов. Правда, для такого комплекса грунты оказались совершенно непригодными — мощный плывун не позволял построить его, используя традиционные на ту пору методы. Чтобы реализовать такую идею, пришлось применить уникальную конструкцию: развитая подземная часть здания со многими помещениями стала, по сути, своего рода дебаркадером, плавающим в этом плывуне и несущим на себе наземную часть.
Второе такое место — западная оконечность Крестовского острова, где архитектор Никольский расположил стадион имени Кирова. Его сооружение тоже оказалось сопряжено с немалыми трудностями — пришлось намывать территорию, а неразвитая транспортная структура вызывала затем немалые проблемы с доставкой болельщиков.
И наконец, мыс Кривое Колено — третье чрезвычайно ценное в градостроительном плане место, до настоящего времени не разработанное. Именно его называет сегодня академик Назаров лучшей альтернативной территорией для размещения «Охта-центра». В ландшафтном отношении это место уже подготовлено самой природой, и оно очень подходит именно для поставленной задачи. Такой комплекс, учитывая его символическое содержание, амбиции и эмоции с ним связанные, требует знакового, эмоционального наполнения места, где он может быть размещен. Его нельзя произвольно выбрать на карте. Неправильно, убежден академик, исходить только из того, чтобы небоскреб не было видно в исторических панорамах, или руководствоваться лишь наличием утилитарных удобств — транспортных коммуникаций и прочих. Это должно быть «звучащее» место. Обладающее мощным потенциалом, способное стать эпицентром кристаллизации Нового Петербурга. Никакой средний вариант тут не подойдет, предостерегает эксперт.
Примечательно, что мыс Кривое Колено давно привлекал к себе внимание градостроителей. В генеральном плане 1935 года он прорисован как акцент ансамбля деловой застройки. В генплане 1966 года именно тут предполагалось разместить новый стадион. Генпланом 1986 года предусматривалось строительство окружной дороги, которая должна была пройти по оси мыса и перейти на другой берег Невы в месте ее крутого поворота.

Клондайк для тех, кто понимает
К сожалению, сегодня мы испытываем острый дефицит архитекторов, способных не просто выполнить локальную задачу — спроектировать отдельное здание или комплекс (зачастую при этом даже ближайшее окружение не учитывается), но мыслить масштабно, формируя стратегию развития города. К числу редких исключений можно отнести, пожалуй, лишь Валентина Назарова и Бориса Николащенко. Именно градостроительный подход демонстрируют они, подбирая теперь оптимальное место для ядра будущего петербургского Сити. И оба сходятся на том, что для этой цели мыс Кривое Колено подходит идеально. Своеобразным синтезом и детализацией их суждений и стала аналитическая записка Павла Никонова.
Описывая преимущества предлагаемого варианта, Никонов отмечает ландшафтные и географические особенности данного места. Мыс, в плане близкий к правильному, почти под прямым углом омывается с двух сторон Невой. Это позволяет запроектировать сеть улиц так, что основная их часть будет с обеих сторон выходить на набережную, а несколько — в оба створа реки. Таким образом, перспективы улиц в оба конца (редчайший случай!) будут продолжаться перспективами Невы.
Место пересечения осей этих улиц представляется эксперту идеальным для строительства высотного здания, которое очень эффектно будет замыкать перспективы Невы на протяжении почти 30 километров — от моста Александра Невского до Отрадного, как бы провожая покидающие Петербург корабли и встречая их на пути из Ладожского озера.
Все эти перспективы будут открываться из окон и со смотровых площадок небоскреба.
Предлагаемая территория — в пяти километрах от КАД. Непосредственно вдоль нее проходит Петрозаводское шоссе, являющееся продолжением проспекта Обуховской Обороны, ведущего в центр города, в том числе непосредственно к Смольному. В соответствии с генеральным планом от Петрозаводского шоссе планируется построить дорогу до Волхонского шоссе, которая проляжет через Московское шоссе и трассу на Пушкин. А в судоходную пору великолепной транспортной коммуникацией может служить сама Нева, путь по которой до Стрелки Васильевского острова составляет 23 км.
В релизе, распространенном тотчас после сделанного губернатором заявления о поиске альтернативного Охтинскому мысу участка, ОДЦ «Охта» по-прежнему настаивает: «В основу концепции проекта положена многовековая история места, а обширные общественные пространства, включенные в проект, отвечают насущным потребностям развития этой части города».
Но Кривое Колено вполне соответствует и этим условиям. Его многовековая история не менее впечатляюща, у Газпрома есть все возможности и тут удовлетворить свою тягу к сакральным зонам: всего в четырех километрах вверх по течению находится место битвы князя Александра Невского со шведами (1240 г.). При этом территория самого мыса не отягощена наличием объектов культурного наследия или зон их охраны.
В соответствии с генеральным планом на территорию этого мыса распространяется перспективная зона общественно-деловой застройки, зеленых насаждений общего пользования и жилой застройки.
На сегодня фактическое использование территории таково: на самом мысу небольшое производство «Невский берег» и «Ижорские заводы», огороднические хозяйства, коллективное садоводство. Существующая деревенская улица Славянская как раз выходит в створ Невы. Западную часть мыса пересекает ЛЭП.
По оценкам эксперта, при строительстве здесь небоскреба с абсолютной отметкой верха здания 403 метра, в центре города он будет лишь фрагментарно просматриваться — в основном на отрезке Петровской набережной у Троицкой площади. От этого места здание будет находиться на расстоянии 18,6 км.

Татьяна ЛИХАНОВА


Прямая речь
Губернатор Санкт-Петербурга Валентина МАТВИЕНКО:
«Никаких официальных решений о начале строительства «Охта-центра» городом не принято. И я рада, что у нас идет такая активная дискуссия вокруг этого проекта. И абсолютное число горожан, я в этом уверена, понимают, что городу нужны новые архитектурные проекты. Нужны проекты, которые привлекут инвесторов, которые приведут крупные компании, потому что городу нужны огромные финансовые ресурсы для сохранения исторического центра, для развития. Вот в этом, по-моему, никаких горячих споров нет.
Что касается самого проекта, то большинство, кто знаком с ним реально, также отмечают, что этот проект очень интересен. Спор идет вокруг места — за Большеохтинским мостом. Здесь, я думаю, у нас есть еще о чем поговорить с горожанами, вместе порассуждать.
Мы не собираемся ломать через колено, мы не собираемся продавливать эту тему, мы изучаем общественное мнение. И я полагаю, что мы предложим другие варианты, возможные для строительства такого крупного, интересного большого инвестиционного проекта. И мы продолжаем эту работу с Газпромом.
В декабре, как мы уже договорились, мы будем встречаться с градозащитниками. Прошу их подумать, возможно у них есть предложения, где можно было бы построить бизнес-центр, и социальный центр, и культурный».
(«Диалог с городом», 2 декабря 2010 г.)

«Мы благодарим Газпром за большую исследовательскую и археологическую работу, которую он провел на этом месте, но вместе с тем мы надеемся, что либо Газпром, либо новый инвестор реализует на этом месте проект, который будет вызывать меньше недовольства из-за такой большой высоты.
Проект можно перепривязать к другому месту, никакого драматизма и проблем в связи с этим не вижу. С Газпромом давно ведутся переговоры о переносе места, и я надеюсь, что в спокойном режиме будет принято окончательное решение».
(Отвечая на вопросы журналистов 3 декабря 2010 г.)