Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Зачем шли?

4 апреля 2011 10:00

Акцию 31 марта, завершившуюся предсказуемым задержанием нескольких десятков участников и названную организаторами Маршем несогласных, я бы не назвала успешной. Хотя организаторы ее таковой считают. Гражданская позиция горожан, выразивших протест порядкам в возглавляемом губернатором городе, заслуживает уважения. Но разобраться в причинах слабого «выхлопа» все-таки стоит.



Накануне 31 марта в сетях размножались ретрокадры с эффектного мартовского марша-2007. Но даже они не вдохновили миллионы жителей Петербурга на поддержку марша-2011. В глухо ропщущем пятимиллионном городе, замученном сугробами, «сосулями», бюрократическим произволом, не удалось создать серьезное митингующее пространство. Почему?
То, что на этот раз в одной колонне шли ссорившиеся между собой «Солидарность», «Другая Россия», ОГФ и пр., должно было порадовать всех, кто как мантру повторяет фразу о необходимости объединения всех протестных сил. Однако петербуржцы из категории «просвещенного сословия» (те, кто в семь вечера сидел за мониторами и имел возможность смотреть прямую трансляцию событий) не могли не задаться вопросами.
Главный из них: постановка задачи — поход на Смольный. Зачем? К Смольному можно прийти. Несмотря на все усилия властей, не было ни танков, ни пушек и ни снайперов. К Смольному ведет много дорог, и не очень многочисленные группы оппозиционеров, даже не выходя на проезжую часть, вполне могли до него добраться. Одна из групп таки добралась, что тоже закончилось задержаниями. (Хотя Борис Немцов об этом не знал и перед камерами заявил, что до Смольного «чуть-чуть не дошли», но вообще-то «круто мы отожгли».)
Кстати, за день до 31 марта рассылались сообщения, что Немцов и Яшин будут не у Гостиного двора, а на Дворцовой площади… Где и собралось около 20 человек…
Но дело даже не в организационных нестыковках. А в том, что у любого действия должна быть цель. Тактическая, стратегическая, символическая, декларативная — какая угодно, но цель.
Что собирались предъявить организаторы акции Смольному? Резолюцию, требующую отставки Валентины Матвиенко? Требование немедленно доставить ее самолично? Приглашение к переговорам с оппозиционными силами? В конце концов, это мог быть какой-либо героический жест камикадзе, долженствовавший привлечь внимание мира к царящему беспределу.
Но организаторы акции, похоже, и не планировали что-то дальше Гостиного двора. Ибо прежде всех задерживали уже на Гостинке, и больше ни о чем не нужно было думать. Все шло само собой — задержание, вызволение…
А тут высоким демократическим гостям пришлось некоторое время поплутать среди сугробов Советских (Рождественских). Может, и хорошо, что не дошли. А то мне, например, непонятно, что бы они там стали делать.

Светлана ГАВРИЛИНА