Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Они не будут судиться с этим бредом

2 апреля 2012 10:00

В Петербурге обнародовали список учителей, заподозренных в нарушениях в дни выборов — 4 декабря и 4 марта




Проект, получивший название «Памятка первокласснику», был запущен 23 марта. Составители выступают против того, чтобы «человек, сбегающий через окно туалета с итоговым протоколом и подделывающий подписи, завтра пришел в класс воспитывать детей».
«Судебные перспективы даже в очевидных случаях весьма призрачны — ни один фальсификатор, скорее всего, не будет наказан, — отмечают активисты группы «Право выбора». — Тем не менее имена этих людей должны быть известны. Хотя бы для того, чтоб родитель мог уберечь своего ребенка от обучения у такого «высоконравственного» педагога». Организаторы подчеркивают, что «ничего не утверждают относительно указанных в списке персон, выводы можете сделать сами — в последнем столбце таблицы указаны ссылки, на основании которых тот или иной педагог оказался в списке».
Полторы недели назад недовольный отец Алексей Касаткин уже пикетировал школу № 5 на Васильевском острове. Петербуржец пришел к дому № 28 на 13-й линии с плакатом, на котором говорится: директор этой школы, она же председатель УИК №83, приняла участие в фальсификации итогов голосования.
О нарушениях на выборах отец будущего первоклассника, которого намеревался отдать в эту школу, узнал из материалов ассоциации «Наблюдателей Петербурга». По их данным, в школе № 5 Владимиру Путину приписали 140 голосов.
В социальных сетях «Новая» нашла более половины указанных в списке педагогов. Мы написали 60 учителям. Большинство нас проигнорировало, несколько человек ответили в духе — мол, о каждом можно написать гадость. Так, например, отреагировала учительница начальных классов школы № 491 Диана Семенова (на участке № 749, где она работала секретарем, за Путина в ГАС «Выборы», настаивают активисты, введено 552 голоса вместо 470).Один из педагогов сообщил, что намерен «удалить этот бред и не обращать на него внимания».
Примечательно, что откликнувшиеся узнали о существовании списка от корреспондента «Новой». Нашлось пять учителей, согласившихся рассказать о выборном послевкусии, о том, как отвратительно вели себя наблюдатели от оппозиции, почему бюджетники за Путина и что они чувствуют теперь.
Замдиректора по информационным технологиям школы № 518 Наталья Ашуркова на парламентских выборах возглавляла УИК № 282. Активисты обнаружили, что на ее участке единороссам (к слову, не только им) результаты немного подкорректировали со знаком плюс. «Мне все равно, что пишут СМИ, — отмахнулась собеседница. — Активисты на то и активисты, чтобы вести активную работу. Видимо, людям такого формата скучно жить, хочется получить адреналин, вот и добиваются того, чтобы о них заговорили. Пусть развлекаются...»
Зампред избиркома № 817 Ольга Друкаренко заявляет, что больше не преподает в школе № 531. В декабре «Единая Россия» на ее участке, утверждают несогласные, искусственно улучшила свой процент даже не в два, а почти в три раза. «Я работала в этой школе, так что в списке, может, и я... — рассуждала она. — Но больше не работаю, а значит, тема «учителя-выборы» для меня не актуальна».
Друкаренко, по ее собственному признанию, влезать в грязь не хочет, ведь она «хороший человек во всех отношениях». «О том, что я не «баран», знаю и без суда!», — едва не обиделась экс-педагог.
«На мой взгляд, этой чернухой занимаются люди, которую ищут не правду, а выгоду, — почти слово в слово повторила ответ коллеги Ашурковой Друкаренко. — Еще раз говорю, что, во-первых, не работаю в школе, а во-вторых, Христос воздаст клеветникам и каждому по заслугам!»
Со страницы замдиректора лицея № 533 Сергея Софенко смотрит улыбчивый мужчина с ребенком на фоне плаката с изображением Иисуса Христа: «Я — свет, а вы не видите Меня. Я — путь, а вы не следуете за Мной. Я — истина, а вы не верите Мне. Я — учитель, а вы не слушаете Меня. Я — Господь, а вы не повинуетесь Мне». Обвинения в его адрес (возглавлял УИК № 735) стандартные — на думских выборах якобы немного приплюсовал единороссам и коммунистам, отняв у «эсеров», а на президентских — накинул Владимиру Путину 200 голосов (вместо 428 в ГАС «Выборы» внесено 628) — копия протокола недовольными наблюдателями прилагается.
«До настоящего времени никаких обвинений мне никто не предъявлял, поэтому на вашу информацию я не могу никак отреагировать», — сообщил Софенко. Однако, когда корреспондент «Новой» кинул ему ссылку на копию протокола, выложенную оппозиционерами, заявил: «Приведенная копия — не та, которую я выдавал наблюдателям: подпись похожа на мою, но весьма отдаленно. Кроме того, в моих копиях, как и положено, после фамилии члена комиссии было написано слово «подпись». Больше ничего по фоткам не вижу, но думаю, что при детальном рассмотрении смог бы найти и другие признаки фальсификации. Только вот фальсификаторами являются наблюдатели… догадываюсь от какой партии».
Публикация списка совершенно его не смущает, ведь имя в соцсетях «отличная реклама учреждению, в котором я работаю». «Поверьте, что 2 апреля, в день записи первоклассников, как всегда, план приема в наш лицей будет перевыполнен», — резюмировал он, заметив, что о памятке узнал от корреспондента «Новой».
Судиться с составителями он не собирается: «Зачем? За клевету, которая шита белыми нитками? А по поводу негативного контекста — так в интернете обо мне больше негатива, чем позитива, и ничего, от учеников отбоя нет».
К директору школы № 182 Виктории Адамович претензии те же, что и к Софенко: на выборах в Заксобрание якобы вычла у «эсеров» и прибавила единороссам и коммунистам (УИК № 762).
«Первый раз слышу о такой прелестной новости. Интересно, что может фальсифицировать учитель?» — отреагировала Адамович, охарактеризовав свое включение в список как бред.
«Если бы обладала свободным временем, то, конечно же, подала бы в суд, — возмутилась она. — Ни одного документа, подтверждающего мою якобы вину, нет и быть не может. Честно говоря, даже обсуждать все это противно. Чувствую, что я и мои коллеги опять будут виноваты во всем, так как всегда во всем виноваты школа и учитель. Уже даже не смешно. Теперь мы будем виноваты и в том, что чаяния некоторой части граждан по поводу выборов не оправдались».
«А то, что бедные учителя работали почти полгода в немыслимом режиме (нагрузки физические были достаточно тяжелые — все-таки две кампании за один год), никому не интересно. Боюсь, что на следующие выборы дураков не найдут», — предположила она.
В ходе обеих кампаний, подчеркнула Адамович, на ее участке не было ни одной жалобы, а «наблюдатели, которые работали с нами, говорили только спасибо за профессионализм нашей команды». «Но ведь это никого не интересует — из этого ведь сенсацию не сделаешь, — расстроилась она. — Мусора в интернете вообще навалом, одним больше, одним меньше».
Удалось «Новой» пообщаться и с од­ним так называемым спринтером (главой УИК, сбежавшим с бюллетенями и протоколами). Активисты жаловались на председателя избиркома № 1029, учителя информатики школы № 525 Олега Изобова, который «сбежал с участка после подсчета голосов, не заполнив протокол и оставив наблюдателям липовые копии протокола с измененными данными (+367 Путину)».
К действиям активистов он никак не относится. «Ну как можно относиться к тому, что написано на заборе? — возразил педагог. — А подавать на кого-то в суд… У меня есть в жизни масса более интересных дел». Изобов считает, что пальцем на него показывать не за что: «Да и соседи у меня люди вполне адекватные».
«На меня обещали жаловаться с 8 утра 4 марта и обещают до сих пор, — ерничает он. — Вот только дальше обещаний дело ни у кого не идет. Наверное, голословным обвинениям суд верить не хочет. Обвиняли в том, что я за Путина, в том, что я против Путина, в том, что я не пускаю собак на избирательный участок, расположенный, кстати, в школьной столовой. Места не хватит перечислять».
На вопрос, а не за Путина ли он случаем, Изобов ответил прямо: «Да, за него». «Он, конечно, не лишен недостатков, но это единственный реалист среди кандидатов, — уверен педагог. — Ну сами посудите. Стоимость предвыборных обещаний трех из пяти кандидатов находится около 100 триллионов рублей, в то время как реальный бюджет России — 13 триллионов. Хочется спросить словами Высоцкого: где деньги, Зин? Вот один ВВП и остался. Военным зарплаты и пенсии повысили, бюджетники вроде тоже не в обиде».
Нацлидеру, настаивает он, не помогал: «А зачем? Он и сам справляется неплохо. Протоколы никто не переписывал. Что было, то и ввели в ГАС».

Александра Гармажапова