Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Атланты держат небо на каменных плечах…

14 мая 2012 10:00 / Политика

Он живет на Мойке. Недалеко от Пушкина. Что-то в этом есть. Его называют одним из последних русских аристократов. Хотя еврей. И скорей диссидент, чем аристократ.

10 мая Юрию Марковичу Шмидту исполнилось 75 лет
 


Сын зэка. Отца арестовали через несколько дней после рождения сына. Больше четверти века тюрем и лагерей. Мать тоже свое отсидела.
Блокадник. Чудом они с матерью выжили.

Навсегда остался тощим. В последние годы тяжелая болезнь сделала его худым. До прозрачности. Плоть, ставшая духом.

В юности, смешно сказать, не умел ходить как нормальные люди – все бегом. Адвокат, бегущий на суд с портфелем под мышкой… Его журили: несолидно. Но с младых лет уважали. В юноше из семьи репрессированных (и как его только в юридический приняли!) рано проявился талант будущего Плевако. Золотую медаль имени Ф. Плевако и знак «Почетный адвокат» он получит в 1999-м.

Начинал с мелких уголовных дел. К диссидентским его не допускали. Например, отказали, когда шмидтовской защиты просил Сергей Ковалев. Брался защищать даже убийц, если его безукоризненная интуиция подсказывала подвох. Добился, например, оправдания матери, якобы убившей своего ребенка. Позже был установлен истинный убийца.


Из «Википедии»: «...В 1988–1989 гг. защищал лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова. В 1991-м в Верховном суде Грузии защищал тогдашнего руководителя Юго-Осетинской Республики Тореза Кулумбегова. В 1992–1993 гг. в Верховном суде Узбекистана защищал журналиста Абдуманноба Пулатова, обвиненного в оскорблении президента Ислама Каримова. В 1996–1997 гг. вел дело в защиту прав русского военного пенсионера А. Мирошниченко, которого правительство Эстонии незаконно пыталось депортировать. В 1996-м представлял интересы бывшего афганского офицера и члена НДПА Абдула Гафара, которого миграционная служба решила выслать на родину… После убийства депутата Государственной думы Галины Старовойтовой Ю. Шмидт принял на себя обязанности представителя семьи погибшей в расследуемом уголовном деле».


А еще участвовал в деле об убийстве депутата Сергея Юшенкова, и там – редкий случай! – удалось установить заказчика.

Больше трех лет вел «шпионское» дело военного ученого А. Никитина. Это был уникальный случай оправдания человека, обвиненного в государственной измене. Мало того, Шмидт добился принятия Конституционным судом решения о том, что все подсудимые, чьи дела содержат государственную тайну, могут теперь сами выбирать себе любого адвоката, а не только имеющего допуск. В апреле 2004-го Шмидт стал руководителем защиты Михаила Ходорковского. Почему именно он?

«Мои дела сами меня находят»… Понятно: он – адвокат с всемирной известностью. Но это теперь. А было время, когда Шмидта отстранили от всех дел: в 1986-м по ложному доносу выгнали из адвокатуры, и я помню, как этот всехный защитник пришел в «Литгазету»… просить защиты. Помочь ему оказалось, как ни странно, легко: достаточно было одного визита корреспондента в Верховный суд РСФСР, где заместителем председателя была Нина Сергеева, человек редкой порядочности. Через год Шмидта восстановили.

Присутствуя в жизни Шмидта уже 30 лет, почти вьявь вижу: он постоянно находится под крылом своего ангела-хранителя. Бог дает ему столько же сил, сколько посылает испытаний.

Ну как он может после тяжелой операции, облучения и химиотерапии (она длится и сейчас, доставляя немалые страдания) непрерывно работать, с блеском выступать в судах, давать бесконечные интервью и регулярно ездить к своему подзащитному в Карелию?

Вот ответ: «Сначала я даже не представлял себе, до какой степени ненавидит Ходорковского эта власть. И до какой степени он жертва личной мести мелких и гнусных людишек. Чем больше узнаю Михаила Борисовича, тем больше восхищаюсь его красотой и благородством. Я сказал ему, что я не привык умирать с неисполненным чувством долга, и поблагодарил за то, что он меня «держит». Он действительно держит меня. Я все же продолжаю, верю в правосудие…»

Будем же и мы верить, что победы правосудия нам удастся дождаться раньше, чем мы будем поздравлять Шмидта с 80-летием.

Лидия ГРАФОВА