Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Только бы не сидеть

26 июля 2012 10:00

Осужденный в прошлом году на пожизненное заключение за организацию банды и участие в нескольких убийствах Алексей Воеводин до сих пор не отбыл к месту заключения. Все это время он забрасывает правоохранительные органы письмами, в которых то «борется с экстремизмом» в СМИ, то признается в новых убийствах. В результате следователи вынуждены начинать новые расследования, и до их окончания Воеводин остается в Петербурге. А недавно его бывший напарник по процессу Андрей Малюгин тоже взялся за перо.

Андрей Малюгин по кличке Боец требует через суд, чтобы газеты, в том числе и «Новая», опубликовали информацию о его реабилитации. Которой не было





Кадры из фильма «Россия 88»


Борец с пожизненным
Напомним: процесс по делу банды Воеводина (его напарник Боровиков был застрелен при задержании еще в 2006 году) продолжался с декабря 2008 года по июнь 2011-го. И только 14 июня судья огласил окончательный приговор. Согласно ему Воеводин был приговорен к пожизненному заключению в колонии особого режима за многочисленные убийства, совершенные им в составе банды. На счету этой неонацистской группировки убийства выходцев из Азии, нападения на студентов-африканцев. Осужденные члены банды убили Николая Михайловича Гиренко — известного ученого-этнографа и эксперта по экстремизму на почве межнациональной розни. Воеводин вместе с Боровиковым и Прохоренко организовали показательное, с целью устрашения остальных членов банды, убийство двух своих знакомых — Алексея Головченко и Ростислава Гофмана, работавших с бандитами в одной охранной фирме.
Еще сидя в Крестах, пока шло судебное разбирательство, а потом в ожидании ответа на кассационную жалобу из Верховного суда Воеводин увлекся эпистолярным жанром — он начал активно сообщать правоохранителям о случаях «экстремизма» в прессе. Из Крестов в Центр по противодействию экстремизму от убийцы-националиста потоком шли письма с сообщениями, что в такой-то газете или на таком-то сайте он, Воеводин, обнаружил «вопиющие нарушения закона». Воеводин добрался даже до города Владимира и его газет, и пришлось владимирской прокуратуре разбираться с заявлениями питерского неонациста. Сотрудники Центра «Э» не раз обращались и в питерскую редакцию «Новой газеты» с просьбой предоставить те или иные материалы, в которых осужденный бандит и по совместительству борец с экстремизмом, что-то эдакое обнаружил.
Но практической пользы в этих письмах было не много, хотя адвокаты Воеводина и пытались представить в суде своего подзащитного чуть ли не как внештатного сотрудника — добровольца Центра «Э». Эти попытки не произвели на суд никакого впечатления. И тогда Воеводин начал признаваться в преступлениях, о которых он до сих пор молчал: он сообщил в следственные органы о нескольких нападениях и убийствах, в которых он принимал самое непосредственное участие. В результате следователи были вынуждены вернуть Воеводина с этапа, и он не доехал до колонии. Сейчас по одному из этих заявлений возбуждено дело, и до вынесения приговора Воеводин будет находиться в Петербурге. А потом отправится по этапу — если, конечно, снова не «вспомнит» об очередном преступлении.

Песня по заявке
Недавно и бывший напарник Воеводина по процессу над бандой Андрей Малюгин тоже взялся за эпистолярный жанр. В петербургскую редакцию «Новой» пришло письмо из Городского суда Петербурга. Из письма понятно, что Малюгин требует от суда «обязать СМИ, в том числе «Новую газету», опубликовать сведения о реабилитации Малюгина, а также дать опровержения опубликованной ранее информации о нем».
Выполняем просьбу. Во-первых, никакой реабилитации Малюгина нет по определению — этот вопрос решает суд, а Малюгин за реабилитацией в суд не обращался. Во-вторых, Андрей Малюгин (по кличке Боец) после прохождения срочной службы в армии пошел служить по контракту в Чечню. Вернувшись в Петербург, работал охранником в кафе рядом со станцией метро «Технологический институт», неподалеку от дома, где жил Воеводин. И поблизости от того места, где произошло убийство африканского студента Самбы Лампсара. Малюгин проходил как подсудимый по процессу над бандой Воеводина, ему инкриминировалось участие в нескольких эпизодах. В том числе в двух убийствах — того самого студента Самбы Лампсара и выходца из Узбекистана Рашида Суюнова.
Присяжные сочли вину Малюгина не доказанной. Жаль, что государственный обвинитель не имел права озвучить присяжным один из эпизодов судебной биографии Бойца. На машине убитого Рашида Суюнова была обнаружена надпись с нацистским призывом. По мнению следствия, почерк Малюгина совпадал с почерком того, кто сделал эту надпись. Но к моменту начала суда истек срок ответственности по этому эпизоду. И Боец согласился на прекращение расследования этого эпизода по нереабилитирующим обстоятельствам — в переводе с юридического языка, как объяснили представители прокуратуры, он фактически признал свое участие в эпизоде. Потому что если бы Боец считал себя невиновным, мог бы до упора доказывать свою правоту.
Выйдя из-под стражи 19 мая 2011 года, Малюгин исчез. Но очень скоро правоохранительные органы снова вспомнили о Бойце: сначала в связи с убийством в подземном переходе Мирослава Ковровского — этот человек сидел в Крестах в одной камере с Воеводиным. В конце июля 2011 г. с Ковровским в переходе встретилась жена Воеводина, Ольга, которую сопровождал Малюгин. После этой встречи случайные прохожие обнаружили Ковровского возле входа в метро с множественными ножевыми ранениями, от которых он скончался. В ночь с 29 на 30 августа оперативники задержали Малюгина: он оказал активное сопротивление, распылил в лицо полицейскому перцовый баллончик. В результате полицейские начали стрелять и Боец получил пулю в пятую точку.
Как считают следователи, за два месяца на свободе Малюгин вместе с напарником убил Александра Тена, предпринимателя из Кореи, зарезал Ковровского. А кроме того, планировал нападение на судью Вадима Шидловского, который вел процесс по делу банды Воеводина. Теперь на столе прокурора, ведущего дело Бойца, выстроилась батарея из 25 томов следственного дела.
Как рассказали «Новой» сотрудники Городской прокуратуры, осенью Малюгину предстоит в суде отвечать за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 159, п. «л», ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 318 УК РФ (мошенничество, убийство, применение насилия в отношении представителя власти). А также за дополнительное обвинение, предусмотренное ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ, — за разработку плана террористического акта против судьи.
Сейчас Малюгин содержится в следственном изоляторе и пишет письма.

Наталья ШКУРЕНОК



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close