Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Что немцу хорошо, то вма — смерть

24 сентября 2012 10:00

На минувшей неделе в ВМА работала немецкая делегация — проектировщики, архитекторы, организаторы лечебных учреждений. Они привезли свой проект медицинского комплекса в Горской, куда Министерство обороны планирует переселить Военно-медицинскую академию. Военные медики посмотрели планы немецких проектировщиков — и ужаснулись.

Специалисты из Германии привезли проект Военно-медицинской академии в Горской. Наши военные врачи пришли в ужас от примитивности концепции и обилия в ней корявых, но бессмысленных словосочетаний





Так будет выглядеть помещение первого этапа доклинического обучения




Первый шок
В прошлый понедельник в академию пришло официальное письмо с проектом, который предлагают немецкие специалисты. Руководство ВМА ознакомило с этими документами заведующих кафедр, они — своих сотрудников. Уже во вторник в академии прошло заседание руководителей всех подразделений, на котором военные медики предложили свой вариант будущего комплекса и внесли существенные изменения в немецкий проект. Но времени на дискуссии не оказалось — уже в среду в ВМА приехали немцы.
— Их проект раскритиковали все наши сотрудники, — рассказал Владимир Самойлов, завкафедрой нормальной физиологии, генерал-майор медицинской службы в отставке, профессор, доктор медицинских наук. — По существу, они хотят превратить ВМА в фельдшерское училище на новом месте. Например, предлагают сначала готовить медсестру, потом из медсестры делать врача — да еще в XVIII веке от такого подхода к обучению отказались!
Как рассказал Владимир Самойлов, немецкая делегация работала двумя группами, обсуждая свои предложения на кафедрах. На кафедру нормальной физиологии пришло человек восемь.
— Они записывали наши замечания, обещали все исправить, — говорит Самойлов. — Спросили, нравится ли проект. Я ответил, что категорически с ним не согласен и добавил: похоже, вы нас принимаете за туземцев с Островов Зеленого Мыса. Они удивились: почему? И попросили рассказать, что представляет собой моя кафедра. Я им рассказал о Павлове, о том, как мы ведем занятия, они удивлялись — их концепция предлагает вести занятия на самом примитивном начальном уровне. А когда я сказал немецкому архитектору, что наша Пироговская набережная — это последний участок петровского барокко вдоль набережной Невы, он оживился, даже встал и сказал — я вам очень благодарен, что вы мне это сказали, я и не думал, что все строилось в одном стиле! В общем, сложилось впечатление, что эти люди ничего не знали ни об академии, ни об архитектуре Петербурга, а их предложения похожи на наспех сделанный набросок.
Раскритиковали немецкие предложения и защитники ВМА. На сайте «Защитим Военно-медицинскую академию!» ее выпускник Александр Редкокаша написал, что «получилась полная чушь, еще хуже, чем старая концепция Белевитина — Сердюкова». Фразы из немецкого документа типа «Стремление к международному стандарту «совершенство», «Образование должно стать привлекательным благодаря наличию адекватных помещений», «Гибкость вида использования помещения», «Количество аудиторий планируется на основе немецких учебных программ» — выглядят не только коряво, но и по сути бессмысленно. Зачем, например, изменять размеры, разделять и объединять помещения, менять вид их использования в ходе обучения? Лабораторные занятия по физике и химии проводить там же, где препарируются трупы? И почему надо планировать аудитории на основе немецких программ для российского вуза? Все доклиническое обучение предлагается втиснуть в 3500 кв. м, то есть в 3 — 4-этажное здание. Александр Редкокаша пишет: «А вот и «уши торчат»: «ключевое (!) направление — это «образовательный центр» для подготовки обслуживающего, медико-технического и медико-административного персонала». Создается медицинское училище и специальные военные курсы для среднего медперсонала… Итого: либо шизофрения, либо наглое очковтирательство!»

Военной медицине приказано не жить
Напомним: два года назад на свет появился приказ № 333 от 21 мая 2010 года о строительстве дополнительного центра для ВМА в пригороде Сестрорецка. И тогда же, в мае 2010 года, президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что принято решение о строительстве военно-медицинского центра при ВМА в районе Горской. Тогда, по словам президента, речь шла о дополнительных мощностях для академии. Но когда в январе 2012 года были опубликованы первые документы о переводе ВМА в Горскую, оказалось, что ничего дополнительного ВМА aне светит: на сайте Министерства обороны появилось официальное сообщение, что «компания Ленстройреконструкция выиграла тендер на проведение проектно-изыскательских работ для строительства военно-научного и учебно-методического центра ВМА». И никаких словосочетаний типа «дополнительные мощности», «филиал академии», «при ВМА» — ничего, что подтверждало бы первоначальные обещания господина Медведева. Сотрудников академии уже в январе предупредили, что часть кафедр подлежит расформированию, должностям военных преподавателей будут соответствовать звания на ступень ниже, а доля гражданского персонала увеличится до 70%.
В начале июля четыре комитета Государственной Думы — по обороне, образованию, науке и здравоохранению — провели слушания по ситуации с ВМА, в которых принимали участие и представители Министерства обороны РФ. По окончании слушаний директор департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева в прессе озвучила официальную позицию. По мнению Минобороны, удаленность от центра Петербурга — не проблема, потому что рядом с новым комплексом ВМА проходят КАД и Приморское шоссе. А еще там появятся вертолетная площадка и парковка на 3,5 тысячи машин. Из слов госпожи Приезжевой стало известно, что новый комплекс ВМА уже не получит 275 га площади в Горской, а всего 40 — 45 га (именно столько занимает академия у Финляндского вокзала сейчас). Зато, как выяснили защитники академии, на остальной территории предполагается построить коттеджный поселок. Минобороны, по словам Екатерины Приезжевой, не тронет исторические здания ВМА — в них министерство планирует разместить «архивы, научно-исследовательские библиотеки, музей и представительскую часть вуза». Как при таком разрыве будут функционировать вуз и клиника, госпожа Приезжева не уточняет.
Сторонники сохранения ВМА на историческом месте предлагают вообще не ввязываться в сомнительную аферу с переездом ВМА, потому что территория возле Финляндского вокзала позволяет решить все проблемы с наименьшими затратами. Например, использовать под строительство новой современной клиники участок в 8 га, на котором сейчас стоят общежития и гаражи — все эти здания не представляют никакой исторической ценности.
— Перенос Военно-медицинской академии из исторических корпусов в Горскую — это не просто перепрофилирование старейшей больницы, — считает представитель инициативной группы по спасению ВМА Иван Новиков, врач-невропатолог, выпускник академии. — Это разрушение историко-культурного комплекса Петербурга, утрата преемственности и традиций, с которыми неразрывно связаны как история города, так и развитие отечественной медицины. Место учебы военных врачей, академия с уникальным опытом лечения больных не должна превращаться в обычную загородную больницу!
В защиту Военно-медицинской академии выступил Санкт-Петербургский Союз ученых, депутаты Госдумы и бывшие выпускники ВМА.
— Даже в условиях Отечественной войны, в блокаду, руководство страны понимало, что военных врачей надо беречь — такого врача на ходу не вырастить, его годами нужно учить, отбирая лучших из лучших, — считает Виктор Тарасов, доктор медицинских наук, профессор ВМА, хирург-онколог, бывший главный врач госпиталя им. Бурденко. — Получается, Гитлер ничего не смог сделать с нами, а теперь свои же уничтожают! Этот переезд является по сути убийством академии. Если бы ее хотели спасти, можно было бы потратить десятую часть выделенных под строительство средств на модернизацию тех корпусов, которые уже стоят.
Предложения по освоению этого участка сторонники сохранения ВМА на историческом месте направили в Министерство обороны. Ответа до сих пор нет.

Друзья и родственники кролика
Недоумение, которое вызвал у профессоров ВМА предложенный немецкими компаниями проект, рассеивается после изучения первой страницы проекта с логотипами организаций: LSR-group, Drees & Sommer и Munich Medical International.
Drees&Sommer — немецкая консалтинговая компания, зарегистрированная в Штутгарте, занимается проектным менеджментом, консультированием. На официальном сайте компании указаны два проекта, реализованные в России, — отель в Петербурге и девелоперский центр в Московской области. Никакой информации о переговорах, заключении договора или разработке проекта для ВМА на сайте компании нет.
Зато есть интересная информация на сайте «РосНИПИурбанистики». В опубликованном там пресс-релизе сказано, что институт «в соответствии с договором, заключенным с ГК Олимпстрой, является генеральным проектировщиком Олимпийского парка в Сочи. Институт заключил договор с известной компанией по техническому консалтингу Drees&Sommer. Однако, по мнению института, уровень оказываемых услуг оказался настолько низким, что институт был вынужден расторгнуть договор с Drees&Sommer». Институт потребовал вернуть ему 15 млн рублей, которые немецкая компания получила в качестве аванса, но не отработала. Drees&Sommer категорически отказалась возвращать деньги. В ходе затяжного судебного процесса арбитражным судом были проведены судебные экспертизы, согласно которым общий размер стоимости услуг Drees&Sommer составил не более 2,5 млн рублей, услуги оказаны только частично, по качеству услуг Drees&Sommer у эксперта возникли многочисленные вопросы. Деньги в институт до сих пор не вернулись.
Вторая компания, Munich Medical International (регистрация в Мюнхене), занимается экспертизой медицинских проектов, планированием и проектированием медицинских учреждений. В феврале 2011 года ММI стала субподрядчиком «ЛСР-История» (одна из многочисленных дочерних организаций LSR-group) на строительстве для Министерства обороны военного госпиталя в Анапе. На сайте MMI тоже нет ни слова про ВМА.
Как нет ни слова о проекте в Горской на сайте «главного кролика» — LSR-group. Там этот проект отсутствует абсолютно, о нем нет никаких упоминаний. Хотя только на проведение проектно-изыскательских работ для строительства военно-научного и учебно-методического центра ВМА Министерством обороны планируется потратить 20 млрд рублей из бюджета — тендер на этот сладкий кусок бюджетного пирога выиграла в 2011 году LSR-group.
Компания принадлежит Андрею Молчанову, приемному сыну Юрия Молчанова, бывшего проректора Ленинградского государственного университета. Еще в начале 1990-х Юрий Молчанов стал активно продвигать пасынка в бизнес, затем в политику.
В 1991 году было зарегистрировано ОАО «Ленстройреконструкция» (ЛСР), которое возглавил Андрей Молчанов. С 1993 года ЛСР начала активно скупать другие компании, и на сегодняшний день LSR-group является одной из крупнейших на Северо-Западе, ей принадлежат десятки добывающих, производственных, строительных, торговых, консалтинговых, посреднических компаний. LSR-group создала несколько десятков дочерних предприятий во многих странах мира (по данным СПАРК на середину августа 2012 года — 34). В том числе в Германии (LSR Europe GmbH).
Почти 70% уставного капитала принадлежит ее владельцу Андрею Молчанову. С июля 2010 года до сегодняшнего дня должность генерального директора ОАО LSR-group занимает Александр Вахмистров, бывший вице-губернатор Петербурга. Его доля в уставном капитале равняется нулю, но главный капитал господина Вахмистрова, занимавшего должность вице-губернатора Санкт-Петербурга с 2000 по 2010 год, это, конечно, связи и административный ресурс.

Наталья ШКУРЕНОК
Фото с презентации концепции развития ВМА