Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Пожарная безопасность на грани морального срыва

3 ноября 2012 10:00

Проект реконструкции дома героя 1812 года генерала Сухозанета (Невский, 70) стартовал пять лет назад. Мнением квартировавшего там с 1970-х регионального Союза журналистов озаботились недавно: архитектурно-планировочные решения представили секретариату только этим летом (см. «Новую» № 46).

Журналисты отказались от стеклянного колпака ценой в десятки миллионов рублей






Пожарный выход за 20 миллионов
Журналистов могли и вообще не спрашивать: СЖ не является ни владельцем, ни арендатором исторического дома. Управляет им созданное Смольным в 2007 году АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки». По версии директора центра Анатолия Моргунова, состояние Домжура не позволяло «полноценно исполнять те функции, для которых оно предназначено» и требовалось «не только дать журналистам возможность отдохнуть, но и нормально, полновесно поработать…»
Полновесность предлагалось обеспечить путем надстройки внутренних корпусов до шести этажей и превращения дворового пространства в остекленный атриум, подпираемый железобетонными колоннами.
Представленные картинки шокировали коллег, сломавших немало перьев в борьбе за сохранение исторического Петербурга. Но нашлись и те, кто не увидел ничего страшного в кардинальной переделке памятника. Сошлись в одном: вопрос настолько важен, что его надо выносить на пленум.
Пока готовились к пленуму, созданная при Совете по сохранению наследия рабочая группа (с участием градозащитников и журналистов) искала компромисс. Дело не двигалось: проектировщики («КБ ВиПС») согласились отказаться от колонн и предложили заменить глухое перекрытие дворового пространства по уровню второго этажа на прозрачное. Чтобы ничто не препятствовало предписанному законом восприятию памятника. Специальное стекло рекомендовали закупить в Англии (обошлось бы это в 20 млн рублей против 500 тысяч за перекрытие непроницаемое).
Обеспокоенным тем, какой будет вид снизу на дам в юбках, предложили застелить полы чем-нибудь…
На минувшей неделе все эти идеи были вынесены на пленум правления Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
Собственно, его можно было завершить после первых минут обсуждения, когда зал дружными аплодисментами поддержал прозвучавшее с места: «А зачем нам, журналистам, вся эта байда?» Проглотив обиду, заместитель гендиректора «КБ ВиПС» Владимир Павлов пытался защитить проект: мол, дом генерала Сухозанета, где тот жил с семьей да прислугой, не приспособлен к использованию общественной организацией. (А неправда ваша, дом этот в разное время использовался под общественные нужды — с 1864 г. тут размещалось Петербургское купеческое общество, в 1900-х — штаб-квартира Торгово-промышленного союза).
И наконец, господин Павлов поставил на кон вопрос жизни и смерти: увязав сооружение атриума с необходимостью организации дополнительного пути к эвакуации на случай пожара.
«Мы ведь сейчас, с одним-единственным выходом, как мыши в мышеловке окажемся, если что!» — вскричал Анатолий Моргунов. «А, так это не атриум вовсе с потенциальным рестораном нам предлагается, а просто богато декорированный пожарный выход?» — съехидничала одна из потенциальных мышей.
«Атриум — не придумка проектировщиков, — пояснил зампредседателя Петербургского ВООПИиК Александр Кононов. — Они руководствовались техзаданием, сформулированным Комитетом по строительству и согласованным с господином Моргуновым. Но никакой роли в обеспечении противопожарной безопасности предлагаемая конструкция не играет. Одно из заседаний нашей рабочей группы проходило с участием замглавы регионального управления МЧС. И он высказался однозначно: хоть с атриумом, хоть без атриума Дом журналиста в современные противопожарные нормы не вписывается, придется по-любому выходить на спецтехусловия».

Застрельщик перестройки
«Я техзадания в глаза не видел!» — заверил Анатолий Моргунов аудиторию, хотя и согласился, что был одним из первых, кто высказал идею перекрытия двора. Основной аргумент: атриум-де облегчит эксплуатацию здания и у журналистов будет возможность проводить свой конкурс «Золотое перо» не на стороне, а у себя дома.
«Никакой стеклянный пол не нужен! Чем больше навороченных вещей будет в Доме журналиста, тем меньше у нас шансов его вернуть. Здание получит некую бизнес-привлекательность, и, наверное, найдутся люди, которые захотят забрать отреставрированный объект», — выступил с мрачным прогнозом главный редактор PITER.TV Андрей Радин.
Прочие доводы Анатолия Моргунова и авторов проекта разбил приглашенный в качестве эксперта Рафаэль Даянов, член упомянутой рабочей группы и руководитель секции «Реставрация, реконструкция зданий и приспособление памятников архитектуры» петербургского Союза архитекторов.
«Появление атриума и еще одного перекрытия только усложняет пожароопасную ситуацию, это очевидно для любого проектировщика. Здание ведет свою историю с XVIII века, неоднократно перестраивалось. Едва ли возможно на эти стены навешивать атриум, несущие конструкции не удастся сохранить, а при усилении простенков разнесут все здание, не говоря уже об исторической отделке», — предостерег архитектор.
Последним прибежищем Анатолия Моргунова стало обращение к ценностям нематериальным: «Есть еще морально-нравственная грань. Все мы многие годы наблюдали, как ветшает наше здание…» «Толя, а куда ты-то смотрел, ты ж директор!» — попытался было воззвать к разуму выступающего фотограф Павел Маркин. Но Остапа несло.
«Ни разу никто не ударил в колокола! — гневно глаголил Моргунов. — Молчали журналисты, молчали градозащитники. Когда реставрировали интерьеры, все знали, что у нас старый фундамент, идут просадки, инженерия прогнила. Но я не слышал ни одного голоса протеста: «Давайте, ребята, сначала конструкции укрепим, а потом будем реставрацией заниматься». Были потрачены деньги, которые теперь можно считать потерянными навсегда. Там везде трещины, все надо восстанавливать… Да, большая доля вины лежит на застройщике соседнего участка, на Невском, 68, но здесь хотя бы есть надежда на возмещение причиненного вреда. А вот с некоторыми представителями общественности градозащитной дело обстоит гораздо хуже! Маленький пример: снесли Литературный дом, и «Живой город» выставил там пикеты, не давали вывозить строительный мусор. Без этого невозможно укрепить наш фундамент… На Фонтанке целый день стоят самосвалы, а наше здание трещит! У меня простой вопрос: «Живой город» в этот момент сохранял наследие или способствовал его разрушению?»
«Вот она, коммунистическая школа журналистики!» — восхищенно выдохнул кто-то с задних рядов. Анатолий Моргунов тем временем поделился сокровенным: «Я давным-давно мечтаю, чтобы мне хоть кто-нибудь сказал или показал, что какой-то параграф какого-то закона говорит, что нельзя делать того, что мы предлагаем.

Сшит колпак не по-колпаковски
Мечта сбылась незамедлительно — корреспондент «Новой» охотно разъяснил положения федерального закона № 73 о защите культурного наследия, запрещающие проводить в отношении памятника реконструкцию, и ознакомил с имеющимся в Градостроительном кодексе определением реконструкции — как работ, приводящих к изменению габаритов здания.
Культуролог, лауреат конкурса «Золотое перо» Михаил Золотоносов напомнил, что к компании КБ ВиПС «остались большие вопросы по второй сцене Мариинского театра» (где та выступала генпроектировщиком), так что «доверять им что-либо — само по себе большая ошибка».
«Рабочая группа считает, что реализация предлагаемого проекта явилась бы прямым нарушением федерального закона № 73 и городского закона № 820, согласно которым его бы посчитали радикальной реконструкцией без проведения положенной историко-культурной экспертизы (а ее до сих пор нет)», — добавил Рафаэль Даянов.
Александр Кононов зачитал протокол заседания рабочей группы от 18 июня, еще тогда рекомендовавшей: «Отклонить представленную концепцию как существенно изменяющую объемно-пространственное решение здания памятника в части устройства атриума; предложить подготовить альтернативные проектные решения без устройства атриума». Эксперт попросил собравшихся со всей серьезностью подойти к своему выбору: «Проект пока не согласован. Он влечет довольно радикальные изменения важного петербургского памятника; по сути, предлагается принести историко-культурные ценности в жертву большего комфорта. КГИОП не принял окончательного решения. Оно будет зависеть и от позиции Союза журналистов».
Пленум СЖ, при 5 «за» и 4 воздержавшихся, 34 голосами принял решение против атриума. У исторического здания, связанного с именем героя войны 1812 года, есть шанс пережить юбилейный год без потерь.

Татьяна ЛИХАНОВА, фото Михаила Масленникова