Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Что думают, то и молчат
Фото: Михаил Масленников

Что думают, то и молчат

27 декабря 2012 10:00 / Политика / Теги: законопроект, закс

Совет Федерации поддержал «антимагнитский закон», в результате окончательное решение вопроса осталось за президентом. После чего питерские единороссы и жириновцы отказались вносить в повестку дня Законодательного собрания обращение к Владимиру Путину с просьбой не одобрять закон, запрещающий американцам усыновлять российских детей.

Мы с коллегами хотели узнать, кто из депутатов-америкофобов готов взять малыша из детдома, и бегали за политиками по всему Мариинскому дворцу. Одним удалось оторваться «от хвоста», другим пришлось срочно сочинять ответ.

В кулуарах многие парламентарии признаются, что, разумеется, «закон дикий», но они-де сделать ничего не могут. Нехотя обещают подумать над усыновлением. «Ну вы же все понимаете», — повторяют народные избранники, потупившись.

Отвечая на «детский вопрос», прикрываются женами и занятостью. Исключенный из «Справедливой России» Андрей Анохин заявляет, что «нацелен на собственного ребенка». Он хочет, чтобы жена сначала родила ему своих детей, а уже потом, мол, подумает об усыновлении. 

Депутат от «Единой России» Сергей Шатуновский ссылается на супругу, которая должна решить, брать малыша или нет. «Она проводит больше времени с детьми. Это должно быть больше ее решение, чем мое. В новогодние каникулы обсудим», — скомканно произносит он. 

Один из самых молодых депутатов, «солдат партии», как он сам себя называет, Алексей Макаров пытается перевести разговор в политическую плоскость — о нехороших американцах. Когда у него не получается, буквально убегает, бросая на ходу: «Без комментариев». 

Спикер Вячеслав Макаров признается, что задумывался над усыновлением ребенка, и сразу же оговаривается: дескать, это «очень сложный психологический вопрос, к которому нужно подходить взвешенно». Если Шатуновский с Анохиным бросили на амбразуру жен, то глава горпарламента прибег к снаряду поменьше — детям и внукам, с которыми нужно посоветоваться. 

Жириновец Максим Яковлев хвастается, что воспитывает троих детей, однако из детдома никого не брал, хотя «мысли возникали». Говоря об отношении к закону, запрещающему усыновление американцами, отчеканивает: «Есть позиция нашей партии». 

Впрочем, в Мариинском дворце все же нашелся один потенциальный усыновитель — Виталий Милонов, заявивший, что «христиан должно быть больше». Точной даты пополнения в семействе он не озвучил, но журналисты запаслись попкорном.
В последнее время все дурное, что происходит в Заксобрании, принято валить на Милонова. Якобы ославил Петербург как «столицу гомофобии» да законы идиотские инициирует. Однако, ругая Милонова, комментаторы почему-то забывают (или намеренно опускают) тот факт, что, например, скандальный закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних принимал не он один. За документ, напомню, проголосовало 29 человек. 

Многие единороссы боятся признаться, что они атеисты. Говорят, что народ не поймет. И очень просят Милонову об этом не рассказывать — как будто коллега заявится к ним с кадилом и разгонит всех чертей. 

Боятся они и попасть в «список Магнитского». Будучи в курсе, что их соратник Александр Салаев бездельничает второй созыв (смотрите график отпусков и больничных парламентария), в кулуарах его матерят и хотят в Америку, но на публике — надеются, что «коллега в следующем году будет чаще посещать пленарные заседания» и храбрятся, мол, что нам их Америка! 

Депутат Салаев. Больной и уставший.

Все всё понимают, только сказать ничего не могут. Ведь куда безопаснее рассуждать о морали и нравственности (категориях субъективных), чем затронуть финансовые интересы «серьезных ребят». 

Я не знаю, да и знать не хочу, какова цена вопроса. Я не хочу в следующем году слышать: «Ну ты же все понимаешь», — потому что не понимаю.