Последний Ченс для Дениса
Фото: Михаил Масленников

Последний Ченс для Дениса

28 января 2013 10:00 / Общество / Теги: депутаты

История двухлетнего сироты не обернулась драмой. Помогла огласка. Но еще 33 больных ребенка — только в Питере — сегодня переживают трагедии: их разлучают с усыновителями.

Тяжелобольного сына мать бросила в роддоме. Девять раз от него отказались российские усыновители. А к приемным маме и папе в Америку решила не пускать петербургская прокуратура. Несмотря на уже принятое решение суда… 

Попытка №10

Дениске — всего 2 года 8 месяцев. Очень маленькая и сложная жизнь. С рождения — в психоневрологическом доме ребенка. С букетом диагнозов: недоношенность, порок сердца, поражение центральной нервной системы, сходящееся косоглазие, перенесенный в младенчестве гнойный менингит, задержка в развитии… От новорожденного сразу отреклись биологические родители. Потом девять раз за два года не взяли усыновители из России. Приходили, смотрели, думали, не рискнули…

— Не надо судить, — предостерегает главврач психоневрологического дома ребенка Татьяна Козлова. — Не всякий возьмется растить и лечить такого малыша. Денис не имеет официального статуса «инвалид», но в раннем возрасте перенес операцию на сердце, сейчас ему необходима операция на глазах, постоянное наблюдение врачей, с ним нужно заниматься…

Пара из Джорджии — Филипп и Энн — мечтает о большой семье, но у супругов лишь два сына — 11 и 14 лет.

— Это мало, — вздыхает Энн. — Мы хотим много детей! Столько, сколько вместит наш дом! (Смеется.) Дети — не нагрузка, а счастье. У нас есть друзья, у которых 10–14 родных и неродных сыновей и дочерей.

«Happy, happy, happy»

В июне прошлого года впервые в жизни Дениске повезло. Филипп и Энн не испугались его багажа болячек, не смутились заботой о нем:
— Любовь случилась с первого взгляда, — вспоминает приемная мать. — Мы приехали в приют, увидели малыша и сразу почувствовали, что хотим его забрать. Ни минуты не сомневались. Он восхитительный, чудный, славный. Совсем не испугался, улыбался, играл. На второй день мы вернулись — сразу прыгнул ко мне на руки. И он был очень счастлив, и я… — Энн повторяет: — «Happy, happy, happy». Когда мы уходили, он обнимался и не мог нас отпустить.

— 20 лет работаю, но поразилась, — отмечает представитель агентства по усыновлению Наталья Кондратьева. — Мальчика невозможно было оторвать от них. Второй раз американцы приехали спустя почти семь месяцев, и я глазам не поверила: ребенок их узнал!

Татьяна Козлова показывает любимую игрушку Дениса — самодельный кубик с фотографиями его будущей семьи: мамы, папы, двух старших братьев. Он не расставался с кубиком все время вынужденной разлуки — с июня по декабрь.
— Те 27 недель, — говорит Энн, — самое тяжелое время в моей жизни.

27 недель

Супруги не просто считали дни. Не только оформляли бесчисленные документы и посещали специальные курсы и тренинги в России и США. Они действительно ждали малыша. Сегодня в их доме в Джорджии для мальчика есть своя комната. Муж и жена рассказывают:

— Мы готовились к приезду сына с тех пор, как в июне вернулись из России. У нас есть друг — мебельный мастер. Мы попросили его, и он по фотографиям сделал точно такую же кроватку, как у Дениски в доме ребенка. Стены покрасили в тот же цвет, чтобы малышу легче было привыкнуть. Выяснили, какие игрушки он любит, и купили такие же. Мальчику нравится возиться в песочнице — мы поставили ему в комнате домашнюю песочницу.

Супруги всерьез побеспокоились и о здоровье малыша:

— Мы знаем о заболеваниях сына, но со всем справимся, — уверены приемные отец и мать. — У него проблема с глазками, но в Америке нас уже ждут врачи. Мы даже нашли доктора, который говорит по-русски и сможет прочитать медицинские документы. Договорились: как только мальчик приедет, врачи его обследуют и проведут операцию.

Еще: чтобы Денис не забыл родную речь, вся его новая семья сейчас учит русский язык. Филипп изумил судью, когда на заседании заговорил по-русски.
Городской суд Петербурга рассматривал документы пары в декабре. Тогда же в Госдуме обсуждался «закон Димы Яковлева». Энн сильно волновалась:
— Не спала. Не ела. Молилась.

Разрешение на усыновление Дениса суд вынес до принятия «антисиротского» закона — 21 декабря. В законную силу оно вступило через месяц. 22 января родители могли забрать мальчика, но накануне должны были получить решение суда.

«Доброта перед законами»

21 января в суде, несмотря на отличный перевод, Энн не понимала, что ей говорят.

18 января прокуратура Петербурга подала апелляцию — опротестовала решение об усыновлении Дениса семьей из США. Если Верховный суд удовлетворит протест прокуратуры, сирота останется в России.

— Я переводила все это Энн, и на нее было больно смотреть, — говорит Наталья Кондратьева. — Она опустилась на скамейку и плакала…

Когда Дениске сказали, что сегодня за ним приедет Энн, он сел на стульчик и ждал. Вздрагивал каждый раз, когда открывалась дверь: «Мама?»

Ни суд, ни специалисты по усыновлению не могли объяснить реакцию прокуратуры. За помощью кинулись к журналистам и к петербургскому уполномоченному по правам ребенка Светлане Агапитовой, а та — в Москву.

— Я не знала, что делать, — пожимает плечами Энн, — но только не собиралась уезжать без сына. Я готова была сделать все возможное, все, что скажут, чтобы увезти своего малыша домой. Откликнулось очень много людей — спасибо. Но, к сожалению, доброта человеческая бессильна перед законами… Я молилась и надеялась, что все закончится хорошо.

Отозвались

22 января о ситуации узнали в Верховном суде. В тот же день зампредседателя ВС РФ Василий Нечаев разослал письма с разъяснениями во все судебные и надзорные органы России: «Сироты, судебные решения об усыновлении которых гражданами США вынесены до 1 января 2013 года, должны быть переданы американским родителям. Даже если решение суда вступило в силу после этой даты».

— Прокуратура никакой апелляции не подавала, ничего не оспаривала, — резко заявили «Новой» в пресс-службе ведомства. — Мы ничего комментировать не будем.

22 января горпрокуратура апелляцию отозвала. Позвонили и извинились перед сотрудниками агентства по усыновлению. А матери — нет, не позвонили. 23 января Энн мчалась в дом ребенка. С огромным рюкзаком вещей для сына: трусики, носочки, рубашки, шапочки — все в нескольких экземплярах. Крекеры, сок, бананы — малыш их любит.

— Его будут звать Ченс-Майкл. Майкл — значит сильный, — объясняет женщина. — Он столько перенес — он сильный. А Ченс — значит шанс. Это мой шанс еще раз стать матерью…

На автомате Энн выполняла последние формальности. Брала сертификат о прививках, медицинскую выписку, свидетельство о крещении… Позвали мальчика. Мелкими шагами, неуклюже Дениска бежал к ней по коридору. Энн бросилась навстречу и вдруг упала на колени и заплакала…

33 трагедии

— Счастье! — выдохнула Светлана Агапитова. — А на наших глазах сейчас разворачивается 33 детских трагедии. Столько сирот в Петербурге уже познакомились с будущими мамами и папами из США, привыкли. Американские родители получили согласие на усыновление. Передали документы в суд. Но решений по ним суды до конца декабря не успели вынести. А с 1 января «закон Димы Яковлева» вступил в силу, и малыши с диагнозами синдром Дауна, умственная отсталость, врожденные аномалии позвоночника, туберкулез внутригрудных лимфатических узлов, ВИЧ-инфекция «зависли». Если суды вынесут отказные решения, то дети так и останутся на попечении государства, пока не появятся желающие усыновить их в России. Если появятся…

— Это братики Юра (6 лет) и Богдан (5 лет) — инвалиды, — директор агентства по усыновлению Галина Сигаева показывает фотографии. — Сначала семья из США усыновляла Богдана. Уже оформили документы, а тут им сообщили: «Есть еще брат. Не хотите ли взять и его?» Согласились, но пришлось переделывать все бумаги и до конца года не успели.

— Ксюше два годика, — продолжает Галина Андреевна, — у нее ВИЧ. Она должна была уехать в Америку еще осенью. Но семья, куда девочку приняли, живет в Нью-Йорке. А там в октябре случился ураган. Узнав о стихийном бедствии, российский суд потребовал от американцев подтвердить, что их дом не разрушен. Пока документы шли, вышел закон. К нему нужны поправки, хотя бы по этим детям.
23 января комитет по соцполитике Петербурга направил запрос в Минюст и ВС РФ о судьбе 33 питерских сирот, которых готовились усыновить в США, но не успели завершить процедуру.

— Мы ждем официальной реакции, — прокомментировал глава комитета Александр Ржаненков. — После вступления в силу нового закона не утихают споры: как он должен применяться? Международный договор об усыновлении, ранее заключенный между РФ и США, должен действовать еще в течение года после его одностороннего расторжения — до 1 января 2014 года, несмотря на принятие Россией «закона Димы Яковлева». Нельзя изменить ситуацию в одночасье. Нужен какой-то переходный период. Мы ждем более четких разъяснений. Их могут официально дать Минюст и Верховный суд.