Митрофаньевское кладбище берут под охрану
Фото: умершая от холеры польская пианистка Мария Шимановская была похоронена на Митрофаниевском Православном кладбище в 1831 году.

Митрофаньевское кладбище берут под охрану

18 февраля 2013 10:00 / Культура / Теги: памятники

Старинный некрополь пополнит реестр памятников регионального значения.

Совет по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга единогласно поддержал вывод экспертизы ВООПИиК о необходимости включить историческую территорию Митрофаньевского кладбища в перечень охраняемых государством объектов.

История Митрофаньевского кладбища восходит к 1831 году — когда в Петербурге разразилась эпидемия холеры. Через четыре года здесь, на южной окраине города, рядом с «холерным» участком, власти разрешили учредить и обыкновенное городское кладбище.

Впоследствии оно многажды расширялось, став в итоге вторым по величине (после Смоленского). В 1927-м было принято решение о его закрытии, давшее старт разгрому некрополя. Но в годы блокады оно вновь использовалось по печальному своему назначению, только установленных имен погребенных здесь в 1941–1944 гг. — полторы сотни.

Как рассказал Михаил Мильчик, представлявший на совете экспертизу ВООПИиК, в процессе исследования удалось доказать, что в своих исторических границах кладбище существовало и в первые послевоенные годы. До тех пор в генплане Ленинграда территории погоста резервировались исключительно под зеленые насаждения. С 1960-х разрешили «хозяйственную деятельность». Поверх могил присыпали двухметровый слой грунта, на котором и стали возводить примитивные постройки. И надгробия, хотя и были снесены, остались лежать тут же.

Сохранились фундаменты всех существовавших тут храмов. Безусловную историко-культурную ценность некрополя составляет и наличие погребений очень многих известных людей — таких как декабрист Бестужев, писатель Сумароков и другие.
Имеется и богатая иконография — планы и карты разных лет.

Все это вместе позволило сделать однозначный вывод о необходимости взять под охрану территорию кладбища в его исторических границах. Тот факт, что генпланом через его территорию предусмотрена пробивка Новоизмайловской магистрали, не является непреодолимым препятствием — по мнению эксперта, на данном участке можно пустить поток машин по виадуку или применить иные технические решения.

Архитектор Никита Явейн (тесно сотрудничающий с рядом компаний, нацеленных на застройку прилегающих территорий) выступил за то, чтобы взять под охрану только незначительную часть кладбища на севере — где сохранились изначальная планировочная структура, фундаменты храмов. В остальной части (на территории свыше 40 га), уверяет господин Явейн, «никаких следов существования кладбища нет», «нет предметов охраны». По его мнению, эти территории можно защитить от застройки, придав им статус ЗНОП, для чего следует обратиться к городскому парламенту.

Однако реализовать такое пожелание едва ли возможно: отошедшие в частную собственность участки (а таких тут немало) по определению не могут стать зелеными территориями общего пользования.

Ведущий исследователь исторических некрополей, директор фонда им. Лихачева Александр Кобак напомнил, что город уже потерял не одно старинное кладбище — Малоохтинское, Фарфоровское. С отменой статуса туда неизбежно приходят застройщики. И прежде чем голосовать за предложенный Явейном вариант-мини, Александр Валерьевич призвал задуматься о последствиях:
— Итог нашего сегодняшнего голосования может стать важным прецедентом. Надо осознать наконец, что кладбище не является просто пустым местом, готовым к застройке. Напомню, что для православного христианина оно священно как место, где верующие ожидают страшного суда и воскресения. Для культурного человека — связано с его долгом, уважением к своим предкам. Но никак не территория для «хозяйственной деятельности». Не надо ее трогать! Тут место только для храмов, памятных знаков, зеленых зон. Я целиком поддерживаю выводы экспертизы. А по магистрали мы компромисс найдем.

Александр Марголис, процитировав известные строки о любви к отеческим гробам, негодующе заметил:
— Такое чувство, будто эти строки принадлежат какому-то марсианину, а не христианину Пушкину. Здесь 400 тысяч человек лежит. Это что, не предмет охраны? Мы чем тут занимаемся, нам легче встать на защиту какой-нибудь пилястры, но не заметить эти сотни тысяч гробов?! Можно подумать, никто ничего не знал, не объяснял застройщику, что такое холерное кладбище, куда они лезут. Все всё знали. Но только Митрофаньевский союз встал тут стеной. И это, напомню, была первая горячая точка, которую посетил новоизбранный губернатор Полтавченко, пообещав, что тут будет только мемориальная зеленая зона.

В итоге совет согласился с тем, что все Митрофаньевское кладбище представляет историко-культурную ценность и должно быть включено в реестр памятников. Но предложил доработать экспертизу, уточнив границы объекта.