Немножко убили

6 мая 2013 10:00 / Общество / Теги: суды

Решение суда в деле о смерти заключенного не позволяет сделать никакого вывода о виновности либо невиновности врачей.

Смольнинский районный суд вынес решение по иску Сергея Королькова к двум колониям, ИК-4 «Форносово» и ИК-7 «Яблоневка», а также тюремной больнице им. Гааза. Сергей Павлович требовал у этих учреждений компенсации за смерть сына: Вячеслав Корольков умер от туберкулеза, и хотя признаки заболевания у него появились почти за год до смерти, врачи ФСИН так и не смогли при жизни поставить ему диагноз (о начале этого разбирательства см. 

№ 10 за 2013 год). В итоге судья Смирнова удовлетворила требования Королькова частично: «Форносово» должно заплатить 5 тыс. руб., больница 10 тыс. руб., а «Яблоневка» «виновных действий» не совершала.

«Судом установлено наличие в действиях ответчиков дефектов оказания ими медицинской помощи и наличие непрямой (косвенной) причинно-следственной связи между дефектами медпомощи и развитием неблагоприятного исхода», — пишет судья Смирнова в своем решении, полностью копируя этот вывод из экспертного заключения.

Экспертизы (а их было несколько) раз за разом находили в действиях врачей ФСИН дефекты: несмотря на то что Вячеслав находился под надзором как тубинфицированный, в колониях ему не делалась положенная два раза в год флюорография. Когда же он попал в тюремную больницу, врачи, продержав его неделю, опять же не подумали проверить парня на туберкулез и спихнули назад в колонию — через месяц после этого он умер. Эксперт однозначно устанавливает, что описанное выше — это нарушение нормативных документов и «дефекты оказания медпомощи», а затем прослеживает между ними и смертью Вячеслава непрямую связь — видимо, потому что врачи не сами лично заразили его туберкулезом, а всего лишь не ставили ему диагноз и не лечили его.

Но если эксперт может делать подобный вывод с чистой совестью, так как его задача в первую очередь установить факты, то на суде лежит совсем иная ответственность — разобраться, есть в действиях конкретных лиц вина или ее нет.
«Новая» обратилась за комментарием к Александру Голованову, блестяще представлявшему в суде Милану Каштанову.

— Я не видел материалов дела, но в любом случае: вина либо есть, либо нет, — утверждает юрист. — Если связь непрямая — значит вины нет? Тогда на каком основании взысканы деньги? Если же врачи обязаны были установить диагноз, но не сделали этого — значит их вина в бездействии и никаких ссылок на «косвенную причинно-следственную связь» быть не может. Такое неуверенное решение суда подлежит отмене.

По словам Александра Голованова, суммы в 5 или 10 тысяч за смерть человека — это нонсенс. Конечно, единой практики здесь не существует, и у разных судей суммы разнятся: от нескольких миллионов до 50–70 тысяч рублей — но уж никак не 5.

Отец Вячеслава Сергей Павлович пошел в суд не ради денег — иначе зачем было тянуть столько лет? (Сын умер в мае 2010 года.) Получив решение суда в свою пользу, он надеялся заставить следственные органы наконец-то возбудить уголовное дело. Однако удастся ли это сделать в случае с таким издевательским решением — большой вопрос.

Сергей Корольков планирует в ближайшее время подать апелляцию.