Фемида развязала руки застройщикам

Фемида развязала руки застройщикам

23 мая 2013 10:00 / Экономика / Теги: памятники, смольный, суды

Суд вменил КГИОП новую обязанность — обеспечивать баланс государственных и частных интересов.

Два исторических парка — Баболовский и Вавиловский — вновь под угрозой: препятствовавшие их застройке действия КГИОП Арбитражный апелляционный суд признал незаконными.

Дюжина оттенков белого

Сирень, что вспенится у Исаакия и на Марсовом поле, именно отсюда — с опытной станции созданного по инициативе Николая Вавилова в Детском Селе (г. Пушкин) дендрария. Такого разнообразия сортов нет даже в Ботаническом, а тут только белой сирени выведено было 12 оттенков.

Уже в первые годы существования Станции интродукции древесных растений их насчитывалось здесь свыше 500 видов. Сюда поступали образцы со всей страны и из лучших питомников Японии и Китая, Европы и Северной Америки. Отбирали самые интересные, способные выжить в нашем климате, уникальное собрание составляли сорта собственной селекции.

Гений места, почитаемый и оберегаемый не одним поколением, был в помощь: без малого две сотни лет сохранялась преемственность в использовании этой земли. С ней связаны имена многих известных садовых мастеров: Яна Розена, Корнелиуса и Конрада Шредеров, Иоганна Буша, Франца и Рудольфа Катцеров, Федора Лямина и управляющего аптекой Царскосельского городского госпиталя Карла Вильгельма Ферро — заложившего здесь в 1864 году ботанический сад. Затем, вплоть до революции, сад этот существовал как аптекарский и агрономический участок профессора Александра Пеля.

Фонд дендрария к концу 1980-х составляли около 230 видов растений, к 2006-му их стало вдвое меньше.

Именно на конец 80-х приходится массированное наступление современной жилой застройки, к 2008-му она захватила юго-восточную часть питомника. Находившаяся тут 30-летняя коллекция сирени была фактически уничтожена, кустарники перетаскивали экскаватором на новое место, выжили единицы. По счастью, уцелела маточная коллекция сортов Контрольно-семенной опытной станции (КСОС). По оценкам специалистов КБДХ, при единовременном вложении менее 28 млн рублей (по ценам 2006 г.) производство саженцев цветочных культур окупилось бы через пару лет, кустарников и деревьев — через пять. Но верх взяли интересы не государственные, а частного бизнеса, нацелившегося на извлечение своей прибыли от застройки золотой земли в исторической части г. Пушкин.

В 1991 г. КСОС ликвидировали. Через четыре года одумались, восстановили. В 2002-м переименовали в Центр комплексного благоустройства (ЦКБ) при Комитете по благоустройству и дорожному хозяйству администрации Санкт-Петербурга. Площадь дендрария и опытных полей в 7,24 га была закреплена за ним на правах оперативного управления. Но вплоть до 2008 г. финансирования практически не было никакого. Как только пошли первые деньги, принялись наводить порядок в изрядно обветшавшем хозяйстве: восстановили здание лаборатории, часть набивных дорожек, очистили и остеклили теплицы.

Ученые настаивали на необходимости создания здесь научно-познавательного, культурного и музейного комплекса, с доступной парковой зоной. Но с подачи администрации Пушкинского района в генплане 2005 года эта территория превратилась в зону застройки малоэтажными многоквартирными домами.

Аллея Баболовского парка. фото Галины Груздевой и Владимира Уржумцева.

Одна из акций в защиту дендрария (май 2008 г.).

Гасанов вместо Вавилова

Тогда же нарисовался главный интересант — руководитель ЗАО «Фирма Ракурс» Тофик Гасанов, с начала 90-х активно осваивающий самые лакомые царскосельские территории и особо ославившийся покушением на снос дома писателя Алексея Толстого. С августа 2005 г. «Ракурс» взялся за подготовку проекта строительства жилого комплекса на участке КСОС.

Бывший вице-губернатор Владимир Антонов, пересевший к тому времени в кресло руководителя КБДХ, сдал территорию без боя — подписав распоряжение о ее передаче под застройку. Комитет по строительству провел конкурс на выбор проекта развития этого квартала. Ожидаемо победил «Ракурс», с которым в декабре 2006 г. и заключили инвестдоговор.

В 2007-м прошли первые публичные слушания по проекту «благоустройства».

Народ, взбудораженный информацией о том, что в результате такого благоустройства от дендропарка может остаться 515 кв. метров, обеспечил аншлаг. Возмущенных граждан поспешили успокоить, заверив, что из 7,5 га всей территории бывшей опытной станции парку оставят аж 2,5. Возникшая в ответ инициативная группа «Защитим наследие Вавилова» собрала тысячи подписей протестующих, заручилась поддержкой биологов, ботаников, почвоведов, гидрологов и других экспертов.

Тофик Гасанов тем временем запасся экспертизой «Центра гигиены и эпидемиологии в Санкт-Петербурге», из выводов которой следовало, будто почва на спорном участке загрязнена тяжелыми металлами с превышением нормы в 2–3 раза, а потому тут вообще не до занятий наукой, требуется срочно провести рекультивацию, сняв по всей территории слой на глубину до полутора метров.
Выводы эти впоследствии будут опровергнуты заключением Россельхознадзора (от 11.06.2009), установившего, что никаких опасных химических элементов тут нет, а вот степень гумусированности почвы (насыщенности перегноем) очень высокая.

Проанализировав пробы из 58 скважин, ФГУНПП «Геологоразведка» вынесет свой вердикт: строительство неизбежно нарушит гидрологическое равновесие, после чего срок жизни дендрария не превысит пяти лет.

Проект, раз за разом подвергаемый обструкции независимыми экспертами, будут выносить на общественные слушания четырежды. Последние, в 2009 году, пройдут под председательством тогдашнего главы Пушкинского района Вячеслава Коржова и под жестким административным прессингом. В том же году по завершении проверки его деятельности господин Коржов отправится в отставку.

В 2009-м Пушкинское отделение ВООПИиК инициирует проведение государственной историко-культурной экспертизы и представит ее в КГИОП. Экспертиза эта, выполненная ООО «Студия архитектуры и дизайна профессора Горюнова «Арт-деко», определит ценность территории и установит границы выявленного объекта культурного наследия «Вавиловский сад с прудом». Статус выявленного КГИОП закрепит приказом от 30 декабря 2009 г., а 12 октября 2010 г. утвердит предложенный экспертизой план границ (охватывающих свыше 7,2 га,

К тому времени к общественному протесту, поддержанному известными деятелями культуры и учеными с мировыми именами, подключатся и депутаты, и полпредство: Илья Клебанов направляет поступившее на его имя ходатайство защитников дендрария в ЗакС, где оно обретет поддержку трех фракций, а председатель Госдумы Борис Грызлов отсылает такое же обращение губернатору Матвиенко, на котором Валентина Ивановна выведет резолюцию: «Прекратить любые действия».
КГА возвращает «Ракурсу» представленный проект планировки без подписания — поскольку на тот момент на всей предполагаемой к застройке территории установлено наличие объекта культурного наследия.

Выкорчевывая память

Однако Тофик Гасанов «прекращать любые действия» не собирался. Напротив, «Ракурс» развивает бурную активность, пытаясь через суд аннулировать решения органов госвласти. Сначала оспаривают отказ КГА в согласовании проекта планировки. В 2011-м пытаются взыскать с комитета за «бездействие» 22 млн рублей. Проиграв оба дела (дошло до Высшего арбитражного суда, но тот не нашел в действиях госорганов никаких нарушений), господин Гасанов решил, видимо, пойти другим путем: заказать свою историко-культурную экспертизу, чьи выводы удовлетворят того, кто ее «танцует». К изготовлению требуемого продукта привлекаются Борис Кириков, Маргарита Штиглиц, Елена Лущеко, в статусе исполнителя выступает Элеонора Иониди. Их работа выносится на рассмотрение секции ландшафтно-архитектурных комплексов и историко-культурных заповедников научно-методического совета при Министерстве культуры РФ.

Вероятно, одной из поставленных заказчиком задач было наряду с высвобождением облюбованной им территории от охранных обременений вычищение и самого имени Вавилова. Выступая на заседании в Москве, Маргарита Штиглиц доложила, что принятое первой (2009 г.) экспертизой название объекта «Вавиловский сад с прудом» представляется необоснованным, так как в имеющихся архивных документах имя академика в связи с рассматриваемым участком обнаружить не удалось. А потому следует закрепить за ним «историческое» название — «Дендрарий Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур». Также эксперты гасановского призыва опровергали факт создания вавиловского дендрария на месте аптекарских огородов профессора Пеля. По их же мнению, окружающие дендрарий опытные поля не имеют к нему прямого отношения и не представляют никакой ценности, а потому включать их в границы объекта культурного наследия не следует. Резюмировалось: «Таким образом, начатая здесь с середины прошлого века жилая застройка может развиваться».

Участники совещания подвергли представленное заключение весьма жесткой критике. Не исследованы гидрология, мелиоративная система, отсутствует должный историко-культурный опорный план, выводы противоречат друг другу, объект не рассматривается как цельный комплекс.

В итоге заседание ландшафтной секции решило: «Считать справедливыми обоснованные экспертизой 2009 года площадь и границы территории ВОКН в 7,5 га.

Учитывая руководящую роль Н. И. Вавилова в создании уникальной Опытной станции — дендрария, имя ученого должно быть увековечено в названии объекта». Признавалось необходимым сохранить дендроколлекцию на всей территории и всю единую экосистему. Режим зоны регулируемой застройки рекомендовалось отменить и восстановить в кадастре подведомственный ЦКБ участок, необоснованно снятый с кадастрового учета. Проведение строительных работ на территории как самого дендрария, так и опытных полей объявлялось недопустимым. И предлагалось создать на их базе живой музей растениеводства «с использованием в научных и культурных целях, а также для отдыха жителей города и гостей».

Орлы гнезда Гасанова

Аналогичные возражения (плюс с десяток дополнительных) вызвала заказанная Гасановым экспертиза и у специалистов КГИОП, отказавшего в согласовании.

Заместитель председателя комитета Ольга Милица характеризует ее как выполненную чрезвычайно некачественно: «Мы просто не могли такое согласовать!»

Заявленная экспертизой цель — «Изменение наименования и границ объекта культурного наследия». Однако таковой просто не может быть — нет ее в перечне, закрепленном федеральным законом № 73. Вывод о допустимости дальнейшей застройки территории дендросада и КСОС (чья научная ценность не оценивалась вообще) противоречит статье 28, предписывающей при проведении экспертиз исходить из принципа сохранения объекта культурного наследия при любой намечаемой хоздеятельности. Научная ценность станции не рассматривается вообще. Предметы охраны не детализированы, путаница в описаниях границ, множество других нестыковок. Оно и неудивительно: по утверждениям госпожи Иониди, эксперта не допускали на объект, посему выводы сделаны на основе визуального осмотра, произведенного «снаружи» — получается, дендросад, расположенный в самом центре опытных полей площадью свыше 5 га, исследовался из-за забора. Что не помешало сделать вывод об отсутствии ценной садово-парковой композиции в западной и северной частях те
рритории, попутно констатировав произрастание там «преимущественно сорных трав». Орлы!

Господин Гасанов, присутствовавший на упомянутом заседании в Москве, не принял доводов специалистов и не пожелал мириться с отказом КГИОП. Несмотря на то что акт экспертизы был отклонен по основаниям, не предусматривающим право заказчика заново представить доработанное заключение, его подавали в комитет еще дважды. С тем же нулевым результатом. Параллельно «Ракурс» обратился в суд, пытаясь обжаловать отказное решение КГИОП.

Ты глянь, какие акробатики...

Судом первой инстанции в удовлетворении требований «Ракурса» было отказано. Но 13-й арбитражный апелляционный суд вердикт суда первой инстанции отменил. Мало того, обязал КГИОП согласовать отклоненный акт экспертизы, выполненной в целях, не предусмотренных действующим законодательством! Одиозное даже для нашего весьма своеобразного правосудия решение. Но и это еще не все. В основу постановления, вынесенного судом под председательством И. Г. Савицкой, лег довод о том, что решение КГИОП об отказе согласования акта экспертизы «носит формальный характер, не обеспечивает баланс государственных и частных интересов, а потому является незаконным». «Я-то до сих пор полагала, что государственная структура должна защищать интересы государства», — недоумевает Ольга Милица.

Может, и мы заблуждаемся, полагая, что суд должен добиваться соблюдения закона, а не балансировать на смазанной маслом «частных интересов» грани?

В решении 13-го арбитражного апелляционного суда еще много удивительного. Там, например, сказано: »… апелляционная инстанция учитывает и то, что сам объект культурного наследия «Вавиловский сад с прудом» выявлен самой организацией (ЗАО «Фирма «Ракурс». — Прим. ред.)». Хотя объект был выявлен стараниями вовсе не Тофика Гасанова, а ВООПИиК.

Утверждается: «Именно неправомерный отказ в утверждении КГИОП спорного акта привел к прекращению договорных отношений (…), невозможности принятия правительством Санкт-Петербурга об утверждении проектной документации, разработанной заявителем».

Как мог выданный летом 2012 г. отказ КГИОП привести к прекращению договорных отношений, которые были разорваны в 2009-м? И проект планировки КГА завернул тогда же. Промежуточные согласования выдавались в 2005–2009 гг., но срок их действия давно истек. Но судом все эти факты вообще не исследовались.

Заседание суда по делу Николая Вавилова, вынесшее 9 июля 1941-го смертный приговор академику, длилось несколько минут. 13-й арбитражный апелляционный суд временной рекорд не побил, но ощутимо к нему приблизился, смастерив 20-страничное расстрельное решение по Вавиловскому саду за несколько часов (принято вечером 18 апреля, к утру 19-го изготовлено в полном объеме). Для сравнения: суд первой инстанции, оставивший Гасанова без удовлетворения, провел пять заседаний, а решение на восьми листах прописывал две недели. Быть может, спринтерское приготовление домашних заготовок и добавляет привлекательности представленным на брачном рынке невестам, но едва ли способствует беспристрастности при отправлении правосудия.

Тенденция, однако

К сожалению, случившееся уже не назовешь явлением беспрецедентным. Ранее не менее одиозное постановление вынес Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области по Баболовскому парку.

Здесь, на территории памятника федерального значения, зарегистрированная в Швеции компания «Стеелмар Скандинавия», завладевшая частью территории объекта культурного наследия, вознамерилась отстроить 71 коттедж. Под соусом работ по приспособлению к современному использованию в целях — не смейтесь! — сохранения этого ландшафтного памятника. Приспосабливать к современному использованию закон не возбраняет — если при этом остаются в неприкосновенности предметы охраны. Таковые были определены экспертизой, выполненной ОАО «АРМ «Вега» в 2006 г. по заказу КГИОП. Ею, в частности, к предметам охраны была отнесена объемно-пространственная композиция парка.

И тогда эксперты «Веги» делали вывод о недопустимости строительства здесь новых зданий. А весной 2012-го эти же эксперты (Е. А. Шарова и М. Е. Мясникова, плюс подключившиеся Е. А. Степанова и уже не раз отличившаяся на царскосельских объектах Э. Л. Иониди), получив заказ от «Скандинавии», признали такое строительство возможным.

«Нам такой подход представляется просто циничным. Ну как тут говорить о независимости и непредвзятости экспертов! Мы написали в прокуратуру, обратились в Министерство культуры, — рассказывает Ольга Милица. — Прокуратура ответила, что не обладает полномочиями для рассмотрения сущности экспертизы. Минкульт — что экспертиза 2006 г. нелегитимна, ибо сделана до принятия Положения о госэкспертизе (вступило в силу в 2009 г.), поэтому оценивать ее и с чем-то сравнивать они не будут.

КГИОП в согласовании выводов экспертизы-2012 отказал, направив заявителю соответствующее письмо. Однако шло оно до него долго. Не получив ответа в положенный 45-дневный срок, компания «Стеелмар Скандинавия» предпочла принять молчание за знак согласия и обратилась в комитет за заданием на разработку проектной документации. КГИОП ответил, что уведомил уже о своем несогласии с выводами экспертизы, а посему основания для выдачи задания отсутствуют. Потенциальный застройщик пошел в суд.

Судья Е. Н. Александрова посчитала «необоснованными» доводы КГИОП о наличии в акте экспертизы недостоверных сведений, зато поддержала выводы «Веги-2012» о том, что реализация проекта не повредит предметам охраны парка и не приведет к их изменению. То есть строительство семи десятков коттеджей никак не скажется на охраняемых пространствах парка.

Суд постановил признать незаконными действия КГИОП, обязав «восстановить нарушенные права» заявителя посредством выдачи ему задания с учетом акта по результатам выполненной по его заказу экспертизы. Комитет подал апелляционную жалобу, но снова проиграл. 13-й арбитражный апелляционный суд (под председательством Н. М. Поповой) постановил: оставить вынесенное судом первой инстанции решение без изменений.

Метельскому светит «десяточка»?

Впрочем, «Скандинавии» проект планировки и прочие документы могут уже и не понадобиться: почти одновременно с судебной тяжбой свое расследование вела прокуратура Петербурга — по обращению депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой, поставившей вопрос о законности использования названной компанией части Баболовского парка.

Надзорное ведомство установило, что участок, предназначенный для сельскохозяйственного использования и расположенные на нем 9 небольших строений прежде принадлежали на правах постоянного (бессрочного) пользования СХП «Цветы». Оно подверглось процедуре банкротства, на имущество был наложен арест, и выставленный в июне 2003 г. на торги комплекс зданий приобрело ООО «Базис». В 2005 г. «Базис» подал в КУГИ заявку на выкуп участка. Но Баболовский парк с 1990 г. находился в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО, в составе объекта «Дворцово-парковые ансамбли города Пушкин и его исторический центр», — напоминает прокуратура. А согласно ст. 50 ФЗ-73, отчуждение таких объектов из госсобственности запрещено. Прокуратура констатировала, что в нарушение закона КУГИ (возглавляемый тогда Игорем Метельским) передал участок Фонду имущества Санкт-Петербурга для заключения договора купли-продажи с ООО «Базис». Тот перепродал его двум физическим лицам, а к концу 2005 г. участок был отчужден АО «Стеелмар Скандинавия» и вместе с находящимися на нем объектами нежилой недвижимости стал собственностью этой компании — что подтверждается свидетельствами о госрегистрации права, «которая также произведена с нарушением требований вышеназванного закона», считает прокуратура. Материалы проверки направлены ею в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц» — фигурантам такого дела светит «десяточка», как выразился бы наш президент).

Кстати сказать, по такой же схеме — через банкротство «Цветов», торги арестованного имущества с победой «Базиса» и перепродажу третьим лицам — был отчужден в те же годы и кусок Таврического сада, также являющегося объектом всемирного наследия. Самое время взяться за проверку и этого дела. Глядишь, удастся вернуть и это незаконно отчужденное имущество, о чем «Новая» писала несколько лет кряду.

КГИОП же намерен оспаривать решения по Вавиловскому и Баболовскому паркам в кассационном порядке. Вместе с тем руководитель ведомства Александр Макаров отмечает: «В целом усматривается тенденция к принятию судами решений, реализующих права инвесторов без учета требований действующего законодательства, в первую очередь в части принципа сохранения объектов культурного наследия вне зависимости от намечаемой хозяйственной деятельности».

Тенденция и вправду препротивная. На ее фоне затея с перетаскиванием на берега Невы высших судов под маркой наделения Петербурга статусом «судебной столицы» представляется каким-то извращением в особо циничной форме.