Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Пузыри в законе

10 июня 2013 10:00 / Мнения / Теги: закс

Журналисты любят жареные факты. И читатели их тоже любят. Спрос рождает предложение.

Однако глядя на то, что вытворяют городские политики, даже отъявленные любители жареного разводят руками: всему есть мера.

В минувшую среду городские депутаты полчаса выясняли, кто среди них извращенец и носит юбки. Ругались бурно, чувствовалось, что вложили в перепалку всю душу. Однако наблюдать за очередным актом парламентского эксгибиционизма было не только неловко, но и элементарно скучно.

Петербургский ЗакС прославился на весь мир борьбой с гомосексуализмом. Ящик Пандоры открыл Виталий Милонов, который до сих пор пожинает сомнительные лавры, паразитируя на теме геев и педофилов практически 24 часа в сутки.

Могу предположить, что один или даже два фрика на парламент — это норма. Сложно все время слушать про секвестр бюджета или социальную адресную помощь. Поэтому сперва нам было даже весело. Мозги включать на заседаниях парламента не надо было ни депутатам, ни журналистам, в сложных законодательных хитросплетениях разбираться — тоже. Сиди конспектируй выступления депутатов, разбирающихся в особенностях израильских абортов, конце света, топоте кошек и цвете волос голландских гомосексуалистов, и наблюдай за стремительным ростом лайков под заметками.

Читаемость новостей из Мариинского дворца, которые впору ставить в рубрику «Секс в большом городе», зашкаливала. Московские коллеги-журналисты обрывали нам телефоны, требуя больше питерского ада.

Заседания парламента походили на клубные вечеринки — весело и бессмысленно. Не хватало алкоголя и танцев под песни группы «Ленинград». Ну про мамбу и все такое. Угар, короче.

Но проходит месяц за месяцем, а пациенты продолжают буянить. Главврач Вячеслав Макаров утро каждой среды строит своих подопечных, но явно с ними не справляется. Уже через несколько минут после начала заседаний они срываются в частности, в оскорбления, в дебаты о нетрадиционном сексе и прочих «шалостях». До законотворчества, ради которого их, собственно, и выбирали горожане, не доходят не только руки, но и никакие другие части тела. Я о головах, конечно, говорю.

Поначалу то, что происходило в ЗакСе, казалось легкой, но безвредной шизофренией. Тем более что Государственная Дума тоже производит не менее жуткое впечатление. Тамошние депутаты со скоростью взбесившегося принтера штампуют законы, не только ущемляющие права граждан, но и противоречащие конституции. От федерального законотворчества по коже бегут мурашки — добьем сирот, добьем неравнодушных из НКО, несогласных на Болотной. Но в их незаконных законах есть хотя бы логика — удушить все живое.

На этом фоне питерцы выглядели милыми пациентами, просто пускающими пузыри. Бессмысленные пузыри так классно раздувались, что начинало казаться: в Мариинском дворце сидят настоящие Талейраны, которые серьезную работу талантливо прячут за ваньковалянием. И не стоит их гнобить, потому что еще чуть-чуть — и они предъявят миру такую глубину мысли, что город от их деятельности расцветет.

Шли годы. Смеркалось. Начали закрадываться подозрения, что, кроме пузырей, там ничего нет. Когда на очередном заседании депутаты начали искать извращенцев среди себя любимых, стало очевидно: да, это именно та деятельность, ради которой они пришли в Законодательное собрание. И больше они не способны ни на что!

Все их дискуссии — за наши с вами деньги, между прочим, — опускаются все ниже и ниже пояса. Сейчас преодолели срамное место и стремятся еще ниже, в грязь.
Надо было предвидеть, чем этот угар обернется. Парламентским журналистам, на совести которых раскрутка этого абсурда, пора сесть в кружок и, подобно членам клуба анонимных алкоголиков, поделиться своими тараканами.

— Привет, я Саша. Мне 24 года. И я 2,5 года работала парламентским корреспондентом в Петербурге. Сейчас я уже реже туда хожу, много гуляю и читаю, — примерно так я начну свой рассказ.