Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Хрустальное утро на Обводном
Фото: Наталья Шкуренок

Хрустальное утро на Обводном

19 августа 2013 10:00 / Общество

Правоохранительные органы под видом проверок документов у мигрантов проводят «зачистку» их имущества.

Живущих и работающих в Петербурге мигрантов из Азии могут не только остановить в любом месте города для осмотра документов, задержания и обыска: их еще и обирают на каждом шагу: по минимуму платят на работе, зато за каждую справку берут по максимуму и даже сверху. А теперь их еще и откровенно грабят, причем в присутствии ОМОНа, который закрывает на это глаза.

«Мы спали, когда в шесть утра нам постучали в дверь, — рассказывает Мавлюда Хасанова. — У мужа была нога сломана, он медленно ходит. Они стучали и громко кричали: открывайте!».

Плановая проверка документов у обитателей дома 118б по набережной Обводного канала, начавшаяся утром 13 августа, сначала проходила как обычно — люди в форме ОМОНа барабанили во все двери, поднимали спящих жителей, требовали предъявить документы. Но потом всех начали выгонять во двор — прямо в том, в чем они встали с постели.

«Я просила — дайте что-нибудь надеть, утром на улице холодно, — рассказывает Мавлюда. — Мне сказали — выходи, никакой одежды! Омоновец кричал на меня: я тебе сказал, выходи, черная ж…, никакой тебе одежды, иди на х…! Я вышла в халате, даже в туалет не разрешили зайти, лицо не позволили вымыть. Всех выгнали, а потом грабить начали».

от это потрясло мигрантов особенно: раньше, по их словам, когда люди в форме полицейских или представители УФМС приходили с подобными проверками, им просто говорили — платите вот столько. И мигранты покорно платили — за то, чтобы их оставили в покое. На этот раз, как рассказали обитатели дома 118б, вместе с ОМОНом приехали на четырех машинах еще несколько мужчин — одетые в обычную гражданскую одежду, они входили вместе с омоновцами в квартиры, а потом выходили из квартир с сумками, набитыми вещами мигрантов.

По словам Элнуры, невестки Мавлюды, из закрытой комнаты, где жили азербайджанцы, которых в этот момент не было дома, забрали две большие спортивные сумки с вещами. Соседи говорили грабившим: это не наши вещи, а других людей, они скоро приедут! Но грабители не обращали внимания: как рассказала Мавлюда, у нее забрали все деньги, которые она несколько дней назад взяла в кредит накануне родов невестки, перетрясли постель и вытащили часы и украшения, спрятанные туда, забрали подарки, приготовленные к свадьбе другого сына. Одного из соседей, Голиба Койсумова, омоновцы избили за то, что он не промолчал, а закричал и стал требовать не трогать вещи. Избили так, что пришлось вызывать скорую помощь. Этот обыск вообще, по словам мигрантов, больше напоминал погром.

«Посуду разбили, стекла в окнах, муку рассыпали по полу — зачем? — возмущается Мавлуда. — На кухне я тесто для хлеба замесила, а они в него налили воды и моющее средство — зачем? Табличку с текстом из Корана, которую мужу из Мекки привезли, сорвали и топтали ногами — зачем?».

Кто-то из соседей (а в этом доме проживает около сотни человек), пока стояли на улице лицом к стене, узнал в присутствовавших на улице людях в штатском сотрудников УФМС по Адмиралтейскому району. Штатские приехали на четырех машинах. Почти до десяти утра длилась эта акция, потом ОМОН уехал, оштрафовав нескольких человек. Еще у десятков людей забрали паспорта и пока не вернули.

Но на этом, как оказалось позже, все не закончилось — вечером к дому, с задней стороны, снова подъехала машина, из которой вышли двое накачанных парней: они вынесли из дома еще две большие спортивные сумки с вещами, которые, похоже, припрятали с утра. Соседи опознали в них людей, приезжавших утром.

«Почему именно к нам так относятся? — возмущается Азамат Хайбаров. Он уже несколько лет живет и работает в Петербурге, причем совершенно официально и легально. — Почему к русским, которые так же, как мы, здесь проживают, другое отношение?»

Дом 118б по Обводному каналу расселили несколько лет назад, но воду, электричество, газ и отопление не отключили, здание по-прежнему числится на балансе Жилкомсервиса № 1 Адмиралтейского района, который его обслуживает.

На дверях дома Жилкомсервис вывесил смешные объявления, в которых предупреждает о выселении до 20 августа всех, кто здесь не прописан (в официально расселенном доме!). И все эти годы здесь живет большое количество людей — узбеков, таджиков, азербайджанцев, русских. Все они исправно платят за жилье и коммунальные услуги: раз в месяц дом обходят два молодых человека — Николай и Вячеслав, которые собирают деньги. Каждая комната обходится ее обитателям в 10–12 тысяч в месяц, но это намного дешевле для мигрантов, чем плата за жилье в обычном доме. Если ломается сантехника, чинят специалисты из Жилкомсервиса.

Мавлюда с мужем живет в Петербурге уже десять лет, почти девять из них — в этом доме. Все документы у нее и мужа в порядке, они имеют официальные разрешения на работу. Днем 13 августа после досмотра-погрома Николай и Вячеслав появились в доме на Обводном канале. По словам Андрея Якимова, эксперта антидискриминационного центра «Мемориал» по работе с этническими меньшинствами и трудовыми мигрантами, эти молодые люди отказались называть свои фамилии, но они очень возмущались погромом и даже переживали за пострадавших — точнее, за то, кто теперь будет платить за жилье.

«Мне вообще вся эта ситуация напоминает «хрустальные ночи» гитлеровской Германии 30-х годов, — говорит Андрей Якимов. — Тогда тоже полиция и погромщики проводили этнические зачистки, узаконенные режимом, и при этом не забывали прихватить вещи и деньги своих жертв. Теперь нечто подобное происходит в Петербурге, причем в массовых масштабах: с февраля наш центр чуть ли не каждый день получает информацию о силовых операциях против мигрантов. Но о таком масштабном грабеже нам сообщили впервые».

Сейчас в 77-м отделе полиции Адмиралтейского района лежит семь заявлений пострадавших мигрантов. АДЦ «Мемориал» намерен защищать права ограбленных людей вплоть до судебного разбирательства.