Спасти дом Юрия Тынянова

Спасти дом Юрия Тынянова

1 августа 2013 10:00 / Культура

Петербург, Псков и Резекне может объединить общее благородное дело.

Через год, в октябре 2014-го, исполнится 120 лет со дня рождения Юрия Тынянова — писателя, историка литературы и блистательного ее теоретика.

Возвращение к культурной жизни его родного дома стало бы лучшим подарком к юбилею, а еще — прекрасным и благородным, живым общим делом для трех городов, с которыми связаны жизнь и судьба этого удивительно тонкого и глубокого литератора, мыслителя и ученого.

Юрий Тынянов родился и вырос в уездном городе Витебской губернии Режица (Рѣжица — так официально назывался по-русски город Резекне в дореволюционной России).

«Город был небольшой, холмистый, очень разный, — напишет о нем Тынянов в 1939-м. — На холме — развалины Ливонского замка, внизу — еврейские переулочки, а за речкой — раскольничий скит. До войны [Первой мировой] город был Витебской губернии, теперь — латвийский. В городе одновременно жили евреи, белорусы, великорусы, латыши, и существовало несколько веков и стран».

Одноэтажный, с мезонином дом из красного кирпича, в шесть окон по фасаду, где семья Тыняновых жила с 1906 по 1915 г., стоит на спускающейся к реке зеленой холмистой улице. С виду он кажется вполне крепким. Перед входом — бюст писателя, установленный год назад. На стене, у двери — памятная табличка на латышском. На латышский давно переведены и его книги о Пушкине и Кюхельбекере, а проводимые с 1982 года Тыняновские чтения собирают в Резекне лучшие умы в сфере гуманитарных наук: в разные годы в них участвовали Юрий Лотман, Вячеслав Иванов, Михаил Гаспаров, ученицы Тынянова Лидия Гинзбург и Тамара Хсельницкая, литературоведы и историки из разных стран мира, а постоянным председателем остается писатель, профессор Мариэтта Чудакова.

Годом раньше, в 1981-м, открылся в 6-й средней школе музей Юрия Тынянова — благодаря подвижничеству учителя словесности Анны Власьевны Улановой, собиравшей по крупицам будущие экспонаты и материалы еще с начала 1960-х.

Музей продолжает свою работу по сей день (после кончины Анны Власьевны заботы по сохранению памяти о Тынянове взяли на себя ее семья, учителя и ученики 6-й школы), мечтой остается его перебазирование в родной дом писателя.

Когда еще была жива его сестра, Лидия Николаевна, она помогала городскому архитектору восстановить план расположения комнат, обходя одно за другим сильно перекроенные и изрядно обветшавшие за советские годы помещения (тогда там размещалось отделение связи). В новейшее время дом был выставлен на продажу — но отсутствие средств не позволило местным властям приобрести его, владельцем стал Янис С. В региональном отделении ГИОП его характеризуют как человека творческого; рассказывают, что изначально вместе со своей женой-художницей он мечтал приспособить здание для проведения выставок. Но финансовые неурядицы не позволили реализоваться этим планам, и теперь дом снова выставлен на продажу. За цену, сопоставимую с ценой средней «двушки» у нас, — чуть больше 6,5 млн рублей.

Нынешним летом, когда в Резекне побывала группа петербургских журналистов, мы поинтересовались судьбой дома у мэра города Александра Барташевича. Глава Резекне, делающий ставку на культуру как одно из приоритетных направлений (и ранее, опираясь на результаты проведенного в округах Латгалии референдума, уже выступивший за присвоение здесь русскому языку статуса второго государственного), убежден в необходимости сохранения этого исторического здания, где стоило бы разместить музей знаменитого уроженца Резекне, создать достойный Тынянова культурный и просветительский центр. Но испрашиваемая нынешним владельцем сумма, пусть и вполне адекватная, непосильна пока для бюджета маленького города.

«А если скинуться? Например — на троих. Подключив Петербург и Псков, также связанные с жизнью и творчеством Тынянова. К юбилейному году можно было бы такой достойный совместный проект сделать, скрепляя общее наше культурное пространство!» Это предложение «Новой» пришлось Александру Балташевичу по душе. «Мы были бы рады, здорово, если такую инициативу поддержали Петербург и Псков», — согласился мэр Резекне.

Псков, где с девяти лет учился в гимназии Юрий Тынянов, он называл «полуродным городом». Вспоминая о нем, впрочем, с теплотой и нежностью:
«Большую часть времени проводил с товарищами на стене, охранявшей Псков от Стефана Батория, в лодке на реке Великой, которую и теперь помню и люблю… Стена Стефана Батория была для нас вовсе не древностью, а действительностью, потому что мы по ней лазали. Стена Марины Мишек была недоступна, стояла в саду — высокая, каменная, с округлыми готическими дырами окон… На реке Великой (у впадения Псковы) я видел сквозь прозрачную воду железные ворота, — псковичи закрывали реку и брали дань с челнов… Гимназия была старозаветная, вроде развалившейся бурсы. И правда, среди старых учителей были еще бурсаки…
В гимназии у меня были странные друзья: я был одним из первых учеников, а дружил с последними. Мои друзья, почти все, гимназии не кончили: их выгоняли «за громкое поведение и тихие успехи»… Мы много ходили, когда перешли в старшие классы. Исходили десятки верст вокруг города. Помню все кладбища, березки, придорожные дачи и станции, темные «рудые» пески, сосны, ели, плитняк…»

Вместе с гимназическим другом Львом Зильбером (братом Вениамина Зильбера — под псевдонимом Каверин ставшего впоследствии известным советским писателем) Юрий подает документы в Петербургский университет (Тынянов окончит славяно-русское отделение историко-филологического факультета). В студенческие годы он будет постоянно приезжать в Псков на каникулы. А в 1916-м в Петрограде состоится его свадьба с Еленой Зильбер, родной сестрой Льва и Вениамина.
Осенью 1918 года Елена переберется с маленькой дочерью в Псков. Чтобы повидать их, Юрию Тынянову придется перейти линию фронта, это будет последний его приезд во Псков.

Перечень петербургских адресов Тынянова весьма обширен. Помимо Университета, это и Греческий пр., 15, где он, по описанию Виктора Шкловского, жил «на втором этаже скучного дома в довольно большой и очень пустой квартире» (Тыняновы занимали четыре комнаты в квартире № 18); а с зимы 1936/1937-го будет выделенная решением Ленгорисполкома отдельная квартира на ул. Плеханова (дом 8/10, кв. № 49). Еще — Трудовая школа № 15 (быв. Тенишевское училище — Моховая ул., 33–35), где преподавал литературу; почти десять лет жизни связаны с Институтом истории искусств (Исаакиевская пл., 5), где профессор Тынянов читал курсы истории русской литературы XIX в., историю и теорию отдельных жанров, воспитал плеяду учеников. С лекциями выступал он и в Доме литераторов (Бассейная ул., ныне ул. Некрасова, № 11), и в Доме искусств (на углу Невского и Мойки, известный и как Дом Чичерина), а в Доме творчества писателей (б. Дом Вуича) в Пушкине (тогда — № 6 по Пролетарской ул., ныне д. 4 по Церковной ул.), уже будучи инвалидом, Юрий Николаевич жил предвоенной весной 1941-го. Как участник Пушкинского семинара С. А. Венгерова, возможно, бывал и у него дома (Загородный пр., 9). Безусловно, неразрывно связан с трудами Тынянова и Пушкинский Дом (Институт русской литературы, до 1927 г. — в помещениях Академии наук на Университетская наб., 5, после — наб. Макарова, 4). И размещавшийся в д. 7 по наб. Фонтанки Дом Печати, и Дом книги на Невском, 28, где в Литиздате он служил одно время корректором.

В разные годы литературный дом-музей Юрия Тынянова собирались создавать то в Петербурге, то в Пскове. Не случилось — ни там ни там. В Пскове на сегодня не сохранилось ни одного исторического здания, связанного с жизнью писателя (утрачен и дом 8 по ул. Воровского, где он жил все свои гимназические годы).
«Он сделал много важного для русской литературы и науки — и не только для русской. Он сказал много важного для культуры — для понимания истории и человека, для сознания тех людей, которые после войны будут строить новую человеческую жизнь», — напишет о Тынянове в военном 1944-м, на годовщину его кончины, Борис Эйхенбаум.

Построение человеческой жизни и сегодня задача не менее актуальная. Обращение к подлинным культурным ценностям, объединение усилий для сохранения таких значимых для нас всех мест, как дом Тынянова, достойно деятельного соучастия всех трех связанных с именем писателя городов. «Новая» надеется на отклик руководства Петербурга и Пскова.