Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Муниципалы? А это что такое?

2 сентября 2013 10:00 / Политика / Теги: муниципалы

Муниципальных выборов 8 сентября в Петербурге не будет. Однако избиратели по этому поводу сильно не убиваются.

Своих депутатов горожане, по их словам, не знают и не представляют, какая от них может быть польза. Корреспондент «Новой» провел субботу в саду «Василеостровец», пытаясь выяснить у гуляющих, кто такие муниципалы и знают ли граждане о судебной тяжбе по неназначенным выборам.

Судились-судились, да не высудились

Напомним: выборы должны были пройти в трех муниципалитетах: № 15, «Гражданка» и «Васильевский». Последний раз депутатов там выбирали в 2009 году на четыре года. Однако муниципалы взяли да продлили себе полномочия «в целях совмещения дня голосования», а на Гражданке еще и изменили устав, сделав срок полномочий совета пять лет.

Никто не спорит, заседать можно и пять лет, но по закону измененный срок распространяется только на следующий созыв. (Так, например, Медведев, увеличил президентский срок «под Путина».) У этих МО срок истек в марте 2013 года, и продлить их полномочия можно было только до 8 сентября — единого дня голосования. А они сами себе перенесли их на 2014 год.

Страсти разгорелись нешуточные. Активисты «Наблюдателей Петербурга» подали заявления в городской суд с требованием назначить выборы. Суд им отказал. Одновременно с этим «подставные» горожане тоже начали подавать иски, с одной целью: чтобы всячески протянуть время. Своего они добились: 8 сентября на носу, выборы назначить не успели. Теперь можно сидеть на попе ровно еще год.

Муниципалы взяли да продлили себе полномочия «в целях совмещения дня голосования», а на Гражданке еще и изменили устав, сделав срок полномочий совета пять лет. Карикатура cartoonbank.ru

«Не грузите нас политикой»

Оказала ли эта мышиная возня хоть какое-то влияние на жизнь обитателей муниципального образования «Васильевский»? Судя по реакции жителей — никакого. Корреспондент, который приставал к горожанам с просьбой рассказать о родном муниципалитете, был посылаем далеко и надолго.

«Не знаем их и знать не хотим. Мы не участвуем в политике, все равно ничего не изменить», — отмахнулся системный администратор Валерий, гулявший по парку с женой и двухмесячным малышом. А первокурсник СПбГУ Лев, сидевший с мамой на лавочке, заверил нас, что власть сама должна вырастить оппозицию, и пока она этого не сделает, никому ничего будет не нужно.

«Не знаю и знать не хочу»

В целом ответы на вопрос «Знаете ли вы своих муниципальных депутатов?» разделились на три одинаково пофигистские категории: «Не знаю и знать не хочу», «К счастью, не знаю» и «К сожалению, не знаю». Сожалели реже всего.
Двое молодых людей: лавочка, пиво и сигареты. «Знаете ли вы своих муниципалов?» — «Нет». — «Хотите узнать?» — «Нет, спасибо». Молодые люди отшатнулись от корреспондента, как от продавца герболайфа.

Пенсионер Елена своих депутатов знает, но никого вспомнить не может. Какие у них полномочия, не представляет, но «раз детскую площадку поставили, значит, стараются».

Няня двухлетнего Никиты Нина Петровна видит, как они перед выборами «разбрасывают листовки» и «вешают объявление в подъезде». Женщина никогда не выкидывает листовки — внимательно изучает, что ей обещают. «Мне однажды депутат деньгами помог, — рассказала она. — Я тогда была безработной, а мне нужно было обследование в больнице пройти. Написала заявление, мне и выделили сумму. А какие у них там еще есть полномочия, я не знаю».

«Муниципалы — это что такое? Депутаты? Нет, к счастью, не знаю», — прокричал на бегу мужчина с сигаретой.

«Да все мы знаем — коррупция, откаты»

Филолог Кира условия своего участия в выборах ставит четко: пусть сначала с Весельной, 6, переселят триста с лишним гастарбайтеров. «Это здание бывшего НИИ, там нет условий для проживания. В шесть утра за ними приезжают ободранные автобусы, шумят под окнами и увозят их на работу в Пулково. Сколько ни писали в инстанции, в газеты — ничего не предпринимается. Где муниципалы?» — недоумевает она.

Пенсионерка Валентина настроена радикально: «Ни к чему этот орган. Его надо ликвидировать. Только плитками все кругом обкладывают, каблуки застревают. Продлили полномочия? Конечно, хотят остаться и воровать, окопавшись». Десять лет назад пенсионерка боролась с автостоянкой. Муниципалы были за стоянку, и с тех пор она не верит «купленным депутатам». Правда, признает, что те раз в год раздают подарки ветеранам. Да и то не всех оповещают.

«Ни хрена мы не решаем»

Юрист Александр помогал подтягиваться маленькому сыну на турнике. «А что это знание ваших депутатов мне даст? — отрубил он. — Я и президента-то не знаю. Мы что-то решаем разве?» «Ни хрена мы не решаем! — вклинился в разговор менее деликатный папа. — Что до этого выборного вошканья, то выборов и так нет. Вы что, сами не знаете?»

Александр был единственный, кто отнесся к вопросу серьезно и долго допытывался, на основании каких правовых актов было принято решение о продлении полномочий. А потом заключил: «Все решает исполнительная власть. Что есть муниципалы, что их нет. Их можно удалить». — «А кто же лавочки ставить будет?» «С лавочками на Ваське все нормально. Это городская программа. Все понимают, откуда деньги, — устало сказал он. — А депутатов бабушки знают лишь потому, что их фотографии висят на стенде у универмага. Вот и вся коммуникация».

Собачница Ирина каждый год возит россиян в Великобританию изучать язык. Пока соотечественники зубрят английский, женщина знакомится с британским самоуправлением. Ее сравнения, увы, не в нашу пользу, потому что наши, по мнению собеседницы, только перед выборами пиарятся. «Так и что же делать?» «Ну на этот вопрос ответ знают только Герцен с Чернышевским», — рассмеялась она и побежала за собакой, которая от скучной беседы унеслась на другой конец парка.