Непонятый художник

7 октября 2013 10:00 / Культура / Теги: экология

К нам обратились с жалобой на художницу.

Как выяснилось потом, художницу профессиональную и талантливую. Рисующую ярких зверей в трогательном лубочном стиле. Что же стало причиной претензий? Да только одно — полотнами для картин Елены Лазаревой из Приозерска служат прибрежные скалы Ладожского озера.

На скалистых берегах Северного Приладожья (как раз там, где планируется создание национального парка «Ладожские шхеры») усилиями художницы появились коты, собаки, совы и другие представители фауны. К содержанию и качеству изображений придраться трудно. Проблема только в уместности. Для тех, кто ценит Ладожские шхеры за их нетронутую красоту, такие рисунки воспринимаются как мусор. Причем мусор, который, в отличие от обычных бутылок и банок, нельзя собрать в мешки и вывезти.

Когда Елена Лазарева выложила фото своих наскальных росписей в интернет, альбом засыпали критическими комментариями. Житель острова Кильпола редактор сайта «Ладога-парк» Владимир Соколов даже предложил Елене подвезти ей в Приозерск крупные гранитные камни, чтобы она могла самовыражаться на них без ущерба Ладоге.

Те, кто ценит Ладожские шхеры за их первозданную красоту не оценили котиков в ландшафте.

Впрочем, были и положительные отзывы. Так, некоторые туристы сочли, что помойки в Шхерах вызывают гораздо большее раздражение, чем рисунки Елены. Также пользователи предлагали разграничить условно плохие и условно хорошие рисунки на скалах. Например, многочисленные надписи типа «Дембель-2008» и палимпсесты из признаний «Оля (Маша, Катя etc), я тебя люблю» — это вандализм. А высокохудожественные работы профессионального художника — это красиво и неопасно. Оппоненты возражали им, что оценивать эстетические достоинства рисунков — тупиковый путь. Кому-то рисунки Елены нравятся, кому-то нет, это вещь субъективная.

На особо охраняемой природной территории «Озеро Ястребиное» волонтеры который год пытаются бороться с граффити на скалах, выполненными в типичной кислотно-урбанистической стилистике городских трущоб.

Стереть граффити на ООПТ «Озеро Ястребиное» решительно невозможно: акриловые краски, въевшиеся в микротрещины гранита, не берет ни спирт, ни ацетон. Правда, борцы с граффити на Валааме советуют применять паяльную лампу: говорят, действует. Что касается рисунков Лазаревой, то она, по ее словам, применяет «экологичные» краски, и ее рисунки сотрутся довольно быстро.

Мы попросили Елену Лазареву прокомментировать претензии публики к ее творческому проекту. «Я не считаю, что делаю что-то плохое, — ответила она. — Многие туристы, проплывая мимо моих рисунков, улыбаются. А сейчас люди так мало улыбаются. Если бы все художники реагировали только на отрицательные отзывы, не было бы ни Пикассо, ни других великих художников. Не хотят видеть мои рисунки — это их право. У меня тоже есть право, например, не хотеть видеть в шхерах Владимира Соколова».

Прекрасно понимая, что рисунки Лазаревой раздражают в разы меньше, чем граффити на Ястребином (да и нарисовать она успела не так много), я тем не менее считаю их вредным прецедентом. Увидев их, другие также захотят самовыразиться. И велика вероятность, что сделают они это в силу своего культурного развития не в форме милых зверьков, а в форме «Дембель-2008».

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close