Кремлевский импровизатор

28 октября 2013 10:00 / Культура / Теги: стройка

Конкурсная комиссия под руководством управделами президента выбрала проект судебного квартала, попутно изменив вводные на проектирование.

Градозащитникам теперь можно утешаться разве что тем, что победившее архитектурное решение — единственное из четырех, сохраняющее обзор на Князь-Владимирский собор. Как ранее пояснял «Новой» Максим Атаянц (см. № 71), он сознательно пошел на понижение заданных высотных параметров, опустив планку для застройки вдоль Малой Невы до 13 м, дабы сохранить доминирующую роль творения Ринальди как «самой чистой высокой ноты, которая с самого начала участвовала в формировании силуэта Стрелки Васильевского острова».

По этим причинам работу Атаянца отметило и Петербургское отделение ИКОМОС — только он выказал уважение к выдающимся панорамам. Однако эксперты указали на возникающую тем не менее опасную «перекличку» предложенной этим архитектором входной зоны (пропилеи) с портиком и колоннадой Биржи. Коллеги по цеху также не преминули покритиковать Максима Борисовича за организацию «второй Стрелки», неприлично конкурирующей с первой. Что, впрочем, еще может быть исправлено при дальнейшей работе над проектом. Более язвительные противники проекта Атаянца усмотрели в его проекте не только приметы архитектуры Рима периода упадка, но и тоталитарные черты времен Муссолини (что, на их взгляд, никак не будет способствовать имиджу нашего суда как самого гуманного суда в мире). Некоторые даже недвусмысленно посоветовали заказчику и жюри «задуматься о семантике и смысловых посылах подобной архитектуры, об ассоциациях, которые она вызывает».

Из 21 члена конкурсной комиссии проголосовали 20 (17 — очно, трое высказались дистанционно). При этом голоса распределились следующим образом: 11 — за проект мастерской Максима Атаянца, 6 — Юрия Земцова, 2 — Никиты Явейна, Евгения Герасимова не поддержал никто. В сумме получается 19. То есть выходит, что кто-то из отсутствовавших, но представивших свое мнение не отдал предпочтения никому, а кто-то вовсе самоустранился. Идентифицировать последнего не удалось (имена «отказников» отчего-то держатся устроителями в секрете). Но вполне оправдались предположения о том, что единственным высказавшимся «против всех» был Олег Басилашвили.

Как рассказал «Новой» Олег Валерьянович, хотя какие-то варианты решений и показались ему интересными, он не стал поддерживать ни один из проектов. Прежде всего потому, что убежден — здесь вообще ничего, кроме Дворца танца, строить не нужно, пусть будет парк. Во-вторых, потому что он против самой идеи переезда судов в Петербург — хватит с нас и Конституционного, а если захотелось разгрузить Москву, так можно перебазировать их в Московскую область, но не решать эту проблему за счет нашего исторического центра. Такую свою позицию Олег Басилашвили и доложил Владимиру Кожину.

Классическая драма

Заседание конкурсной комиссии затянулось почти на три часа и, по словам очевидцев, проходило весьма напряженно. Итог устроил не всех, попытки обретения консенсуса вылились в какой-то противоестественный симбиоз признания победы господина Атаянца вкупе с пакетом рекомендаций по изменению представленного им варианта — от доработки здания для театра Бориса Эйфмана до наказа избегать «цитирования» и «заимствования исторических образцов». Что представляется особенно парадоксальным, поскольку именно к ним отсылает проект-победитель, хотя прямых цитат — как уверяет автор — там нет.

«С таким же успехом можно было бы призывать Фомина отказаться в его работах 1910-х годов от цитирования архитектуры 1810-х, итальянских зодчих XVI века — от цитирования древнеримских мастеров, а тех — от обращения к древнегреческим образцам, — отвечает на это Максим Атаянц. — Наше современное архитектурное сообщество достаточно сильно консолидировано против классической архитектуры. А я убежден, что модернистские опыты уместны в «чистом поле», в историческом же центре Петербурга ничего, кроме классики, нельзя допустить. В сторону стекла и бетона никто меня не совратит».

По итогам субботнего обсуждения господин Атаянц надеется получить комплекс рекомендаций жюри, с частью которых он согласен. Прежде всего это касается неожиданно объявленного Владимиром Кожиным решения отказаться от строительства здесь жилья для судей в пользу увеличения открытой общественной зоны и площади зеленых насаждений: «Я твердо настроен выстроить такую свободную зону вдоль набережной не только до переулка Талалихина, как предусмотрено в первом варианте, но продлить ее до Тучкова моста. Думаю, на доработку проекта с учетом высказанных разумных замечаний потребуется месяца два. Я хотел бы затем сделать большой макет и представить его на обсуждение».
Архитектор заверяет, что готов к диалогу «со всеми, кто искренне переживает за Петербург» и намерен внимательно отнестись к рекомендациям ИКОМОС, ВООПИиК и Совета по сохранению наследия.

Завхоз импровизирует, губернатор расхлебывает

Скептики полагают, что игры в обсуждение закончились, а как дальше будут меняться планы застройки и чем сердце управделами успокоится — об этом мы узнаем постфактум. Продемонстрированный волюнтаристский стиль, когда вот так, в день голосования, коренным образом меняются заданные условия, — лишний довод в пользу пессимистического сценария. Объявив, что для жилья судейских (а это почти 2000 работников аппарата и более 200 судей) предстоит подыскать другое место, Владимир Кожин переадресовал уточняющие вопросы журналистов сидящему подле Георгию Полтавченко. Новый расклад, похоже, стал полной неожиданностью не только для участников конкурса, но и для губернатора. Который только и смог в ответ высказаться в том смысле, что мы, мол, впервые об этом слышим и будем думать.

В числе прочих новостей от Владимира Кожина — отказ от использования Биржи под Дворец правосудия и назначение старта строительных работ на весну 2014 года. Как за оставшиеся месяцы удастся доработать архитектурное решение, сделать рабочий проект, провести историко-культурную и прочие экспертизы, получить все требуемые согласования — непонятно. Очевидно, надежда на «зеленый коридор». Кремлевский экспресс способен проскочить его в мгновение ока, не задерживаясь на установленных законом станциях. Напомним, что отправного документа — постановления о переезде судов — все еще нет, и под него еще требуется изменить федеральное законодательство.
А историк Лев Лурье подытожил события субботы на своей страничке в FB так: «Газпром-Сити» тоже выиграл конкурс, и все было как бы решено. Результат известен. Надо продолжать сопротивляться».

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close