Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Нецензурное закрытие

28 октября 2013 10:00 / Общество / Теги: суды

У «Росбалта» хотят отобрать регистрацию СМИ

Адвокат петербургского информационного агентства «Росбалт» Дмитрий Фирсов не вылезает из судов. В пятницу юрист побывал на трех заседаниях в двух разных судебных инстанциях. Все три иска инициированы Роскомнадзором, который требует закрытия СМИ. Причина — два ролика на YouTube, содержащие нецензурную брань и давно удаленные с сайта СМИ. Что не помешало оштрафовать издание на 10 тысяч рублей.

История началась еще в июле этого года, когда надзорное ведомство обнаружило на сайте «Росбалт» два содержащих мат видео «Джигит из Краснодара» и «Pussy Riot осквернили нефтяные вышки». Любительские ролики были позаимствованы редакцией с хостинга YouTube для иллюстрации новостей. По факту находки ведомство вынесло два предупреждения, в этот же день ролики были удалены с сайта. Несмотря на это и на то, что ролики не являлись эксклюзивным контентом «Росбалта», Роскомнадзор решил пойти на крайние меры.

Согласно закону о СМИ, в случае, если СМИ получает больше одного предупреждения за 12 месяцев, Роскомнадзор имеет право подать иск об аннулировании свидетельства о регистрации провинившегося СМИ. После чего медиа прекращает свою работу.

Надзорное ведомство подало сразу три иска в суд. Два из них касались нарушения запрета на распространение содержащего мат контента и были поданы в мировой суд, третий Роскомнадзор направил в Мосгорсуд с требованием прекратить деятельность СМИ из-за двух вынесенных «Росбалту» предупреждений.

Первые два иска рассматриваются в мировом суде Кунцевского района Москвы.

Подход к делу сотрудников Роскомнадзора поражает: один из представленных дисков-доказательств с теми самыми видеороликами оказался в прямом смысле пришит к делу канцелярской скобой, после чего изучить его содержание стало попросту невозможно.

Несмотря на эти странные обстоятельства дела, мировой судья Сергей Астахов признал Росбалт виновным в нарушении статьи 13.21 Кодекса об административных правонарушениях (за нецензурную брань) и оштрафовал главного редактора агентства Николая Ульянова на сумму 10 тысяч рублей. Интересная деталь: экспертизу роликов, представленных Роскомнадзором, завкафедрой словесных искусств факультета искусств МГУ профессор Ольга Крюкова проводила на месте, заключив, что в ролике присутствует нецензурная брань.

Представители «Росбалта» отмечают, что эксперты-филологи, призванные в суде оценить ролики на предмет нецензурности, по всей видимости, состоят с роскомнадзорцами в хороших отношениях. По крайней мере, мило и по-дружески общаются с ними в ожидании заседаний. Сами кандидатуры экспертов не были согласованы судом с обеими сторонами, этот факт послужил причиной для ходатайства со стороны «Росбалта» об отводе судьи Сергея Астахова. Ходатайство было отклонено.

Рассмотрение иска о закрытии «Росбалта» по существу еще не началось. Представители информагентства считают его преждевременным. «Лицо, в отношении которого ведется делопроизводство, считается невиновным, пока его вина не будет доказана, — цитирует закон генеральный директор «Росбалта» Лариса Афонина. — Поскольку ни по одному из рассматриваемых в суде нарушений решения принято не было, считать виновным указанное агентство не представляется возможным. И, как следствие, исковое требование о лишении СМИ лицензии является незаконным».

Несмотря на то что в исковом заявлении Роскомнадзора отмечено, что «Росбалт» не оспаривал предъявленные претензии, это не так. И 30 октября представителям надзорного ведомства предстоит самим явиться в Таганский районный суд в качестве ответчиков — по поданной «Росбалтом» жалобе о неправомерности требования Роскомнадзора удалить содержащий мат контент.

Похоже, Роскомнадзор планирует твердо придерживаться своей линии, несмотря на то что ее трудно назвать адекватной — ведомство хочет закрыть СМИ за мат, прозвучавший на страницах СМИ два раза. Представителей ведомства не смутил даже тот факт, что в поддержку «Росбалта» высказались 17 депутатов петербургского ЗакСа, депутаты Госдумы, петербургский Союз журналистов, Ассоциация руководителей региональных СМИ, главред «МК» Павел Гусев и Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.

По словам Афониной, требования Роскомнадзора — попытка создать прецедент: «За основу взято достаточно известное и читаемое агентство, и то, что с этим агентством произойдет, можно дальше экстраполировать на остальные СМИ. Потому что если можно так запросто разобраться с нашим агентством, то я представляю себе, как запросто можно разобраться с менее известным СМИ».

Прямая речь

Председатель Совета директоров «Росбалта» Наталия Черкесова:

«Мы считаем это решение мирового суда несправедливым, поэтому будем его оспаривать, подавать апелляцию. Когда суд рассматривает дело, он должен опираться на дух и букву закона. В нашем случае не было ни того ни другого.
Нас обвиняют в правонарушении, которого мы, по сути, не совершали. Роскомнадзор не смог представить в суд свидетельство того, в чем он нас обвиняет (что, однако, не помешало суду оштрафовать нас). Видимо, Роскомнадзору, а вместе с ним и суду наплевать закон. Цель Роскомнадзора, насколько я понимаю, — просто ликвидировать ИА «Росбалт».

Мировой судья при рассмотрении обстоятельств дела не учел тот факт, что материалы для рассмотрения были взяты с Ютуба (а вовсе не с сайта «Росбалта»), притом на два месяца позже того момента, когда они были размещены на нашем сайте — и откуда они были убраны сразу же после того, как Роскомнадзор прислал нам соответствующее предписание. Но судья счел это возможным — рассматривать материал, который был скачан не с нашего сайта, а с совершенно другого ресурса. И штраф в итоге наложили на ИА «Росбалт»!

Поэтому я и говорю, что в этом деле не соблюдаются ни дух, ни буква закона. Но если так, тогда возникает вопрос: зачем суд ведет себя именно так? Возможно, это попытка показать, что чиновничество и надзорные органы могут беспрепятственно реализовывать ту политику, которую они (либо те, кто стоят над ними) считают правильной. Некая демонстрация правительственных мускулов.

И еще. Роскомнадзор по уставу должен заниматься контролем исполнения закона о СМИ. Но по этому закону, напомню, у нас, журналистов, есть не только обязанности, но и права! Однако я ни разу не слышала, чтобы Роскомнадзор выступил в защиту прав журналистов — ни на митингах (когда наших коллег бьют), ни даже в обычной практике предоставления ответов на запрос: мы не раз сталкивались с проблемой необоснованного отказа чиновников давать комментарий. На моей памяти Роскомнадзор ни разу не вступился за права журналистов! Это говорит о том, что эта структура на самом деле не контролирует исполнение закона, а выполняет карательные функции в отношении СМИ.
Внушает оптимизм то, что очень многие нас поддержали. И коллеги-журналисты, и представители общественных организаций, и законодательная власть. Правда, к сожалению, пока эта широкая поддержка совершенно не влияет на поведение Роскомнадзора…»