Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Танцы под ковром
Фото: Dmitry Rozhkov

Танцы под ковром

31 октября 2013 10:00 / Культура

Министерство культуры сменило строптивое руководство Академии русского балета им. Вагановой

Николай Цискаридзе, бывший танцор Большого театра, назначен ректором вместо Веры Дорофеевой. А художественным руководителем вместо Алтынай Асылмуратовой — прима-балерина Мариинского театра Ульяна Лопаткина. Неожиданные кадровые перестановки в старейшей российской балетной школе вызвали оторопь у педагогов Вагановки. И массу недоуменных вопросов к министерству: без видимых и логически оправданных причин произошедшее выглядит очередной расправой над руководителями, способными на независимость суждений.

В. А. Дорофеева в последний раз подписывает финансовые документы в присутствии проректора по научной работе В. М. Исакова и нового ректора Н. М. Цискаридзе

Первые сведения о возможной смене ректора Вагановки пришли в формате умело разыгранного информационного скандала: в конце прошлой недели некоторые информационные агентства со ссылками друг на друга выдали сообщения о назначении Цискаридзе сначала ректором Вагановки, потом — худруком балетной труппы Мариинского театра. И ту и другую информацию тут же опровергли — опять же, со ссылками друг на друга — и Министерство культуры, и сам «виновник торжества», и «проговорившиеся» информагентства. Пена скандала была взбита, и когда утром в понедельник прозвучали официальные сообщения о смене руководства, журналисты уже толклись у академии в ожидании начала пресс-конференции. Ее, сразу после встречи с руководством академии, провел Владимир Мединский.

Министр культуры коротко сообщил о новых назначениях, вручил букеты роз уволенным дамам, представил нового ректора (Ульяна Лопаткина сейчас находится на гастролях и в представлении не участвовала), как и следовало ожидать, отвечал на вопросы о возможном объединении Мариинского театра, Вагановского училища, Петербургской консерватории и Зубовского института. Все участники встречи понимали, что за кадровыми переменами маячит противостояние уволенных руководителей Академии балета и всего коллектива объединительным идеям Валерия Гергиева.

Напомним: еще в начале октября Академия балета обратилась к Валерию Гергиеву с открытым письмом, в котором упрекала его в непонимании реальных проблем подготовки артистов балета. А также в том, что маэстро, проводящий большую часть своего времени за границей, плохо представляет себе суть обучения будущих звезд балета и ситуацию в Вагановке в целом. Авторы письма назвали инициативу Гергиева объединить несколько разноплановых учреждений в единый центр «беспочвенной» и предложили обсуждать подобные инициативы в профессиональном сообществе, а не прибегать к административному ресурсу (свою инициативу Гергиев напрямую предложил на рассмотрение президенту России). Письмо, подписанное всем коллективом, как теперь считают в академии, и стало спусковым крючком скоропостижной расправы с руководством. Тем более что Николай Цискаридзе упомянут в письме как человек, не представляющий себе реальную ситуацию в Вагановке.

В ответ Владимир Мединский сказал буквально следующее: «Решение формировалось долгое время. И мы много консультировались с лидерами отрасли. Мы пришли к общему выводу, что Национального центра искусств не будет. После внимательного изучения этого вопроса однозначно мы считаем объединение академии, Мариинского театра и консерватории в предложенном варианте и в предложенной форме нецелесообразным». И пообещал не трогать нынешнего ректора Петербургской консерватории. Ответ министра, по сути, означает только одно: что Министерство культуры открыто не поддерживает идею Гергиева. Но такие вопросы решаются не на уровне министерства, и если президент скажет «Надо», министерство ответит «Есть!».

На вопрос, чем же была вызвана такая скоропалительная смена руководства Академии балета, министр напрямую так и не ответил. И не высказал в адрес уволенных Дорофеевой и Асылмуратовой никаких претензий. Григорий Ивлиев, заместитель министра, сказал «Новой», что на самом деле эта кадровая рокировка готовилась заранее, вопрос обсуждался с Николаем Цискаридзе еще летом.

Реальные причины этой цыганочки с выходом так и остались под ковром. Нужно трудоустроить Николая Цискаридзе и обеспечить в будущем красивый уход из театра Ульяне Лопаткиной? (Они ровесники.) Возможно, но почему это надо было готовить в тайне, проводить в форме кавалерийской атаки, да еще и посреди учебного года? Почему ректору и художественному руководителю Академии балета не позволили завершить текущий учебный год? Тем более что если Николай Цискаридзе сейчас действительно свободен от выступлений и гастролей и может уделять руководству достаточно времени, то Ульяна Лопаткина остается артисткой Мариинки. Как сообщили в пресс-службе театра, у них нет сведений, что прима-балерина собирается уйти со сцены. А руководить всем учебным и творческим процессом, заниматься воспитанием сотен учеников на расстоянии — невозможно, это не художественное руководство, а профанация. Почему бы тогда этой заслуженной артистке балета не возглавить балетную труппу самого Мариинского театра? Эта должность пока вакантна.

Сейчас в Академии балета сложилась странная ситуация: по уставу должность ректора — выборная. Кандидатуры должны пройти отбор ученого совета и получить одобрение коллектива. А уже потом ректор утверждает всех проректоров. По сведениям «Новой», эту процедуру решено отложить до конца текущего учебного года, то есть до лета 2014-го. Так что пока все руководство Вагановки — представленный министерством ректор, все проректоры — являются и. о.
И эти две буквы — реальный итог всей министерской интриги.

P.S.Как стало известно «Новой», сейчас педагоги Академии балета составляют письмо в защиту бывших руководителей, которое они намерены направить в Министерство культуры и президенту РФ. Преподаватели выражают возмущение бесцеремонной расправой с руководителями Вагановки, просят оставить Алтынай Асылмуратову на посту художественного руководителя.

"Дружеское" фото на память специально для «Новой газеты»

Николай Цискаридзе ответил на вопросы «Новой»

Еще в субботу вы опровергали сообщения СМИ о вашем назначении, а в понедельник вы в должности ректора. Это заранее подготовленная сцена?
— Я ничего не опровергал — я просто ничего не говорил прессе, потому что не хотел заранее, пока не были подписаны приказы, говорить о назначении. Документы были подписаны только в понедельник, во время встречи в Академии Вагановой.

Это назначение стало для вас неожиданностью?
— Вообще-то оно давно обсуждалось, первый раз еще в прошлом году. Но тогда я отказался. После моего ухода из Большого Министерство культуры к нему вернулось. Мне стали настойчиво предлагать подумать об этой должности — возможно, что Григорию Петровичу Ивлиеву, заместителю министра, понравилось, как я отстаивал некоторые положения Закона об образовании.

— Не боитесь, что однажды с вами поступят именно так, как сегодня поступили с руководством Вагановки?
— Со мной такое произошло этим летом, когда я получил бумагу, что Большой театр не продлевает мой контракт. Тогда я не сказал ни слова — не люблю публично обсуждать свою жизнь. К сожалению, об этом объявил сам Большой, я свое увольнение не обсуждал ни с одним журналистом. Доработал до последней минуты контракта, собрал вещи и вышел. И это не покорность — просто есть периоды, которые заканчиваются. И сейчас не считаю, что кого-то подсиживаю, — так сложилось.

— Значит, период вашей карьеры танцовщика завершился?
— Конечно, большая карьера классического танцовщика завершена, танцевать как Николай Цискаридзе уже трудно мне самому. А танцевать кое-как не могу и не хочу. Когда-то великая Галина Уланова сказала мне, еще молодому, начинающему танцору — пусть у вас останется горечь, что вы что-то не сделали, чем сожаления о том, что вы сделали это плохо. И я всегда этим руководствовался — если мне предлагали сделать что-то, что отводило бы меня хоть на полшага назад, я отказывался: всегда стоял в первой линии на сцене и всегда осознавал ответственность за то, что делаю.

— Как относитесь к идее Гергиева об объединении консерватории, Вагановки и Мариинского театра?
— Я верю словам министра, который сказал, что этого не произойдет. В целом, наверное, есть моральная польза от того, что дети видят, как репетирую профессиональные артисты. Но объединяться под крышей одного театра, зависеть от него — сомнительно. Времена изменились — сейчас мы уже иначе существуем в этом мире, иначе передвигаемся по планете. Воздух пронизан стремлением к независимости.

— Есть уже какой-то план действий? С чего начнете?
— Единственный план — познакомиться со всеми, с работой, с людьми. Я с первого дня назначения будут ходить на занятия, смотреть, как проходят уроки, уже договорился с преподавателями. Может, и сам попробую вести занятия. Для учебного процесса самое главное, чтобы дети не почувствовали никакой перемены, а сотрудникам должно быть комфортно работать.

— Каких шагов от вас ждать коллективу? Сразу начнете менять педагогов?
— Никаких педагогов нельзя менять как минимум до конца учебного года! Только на экзаменах можно понять, чего добился педагог, чего он стоит как профессионал и есть ли к нему вопросы. Мне не раз приходилось сидеть в экзаменационных комиссиях, я знаю, как это происходит, какой это болезненный вопрос — соответствие уровня подготовки ученика и квалификации педагога. И знаете, я столько видел несправедливости в жизни, столько испытал ее на себе, что не хотел бы сам совершать несправедливые поступки по отношению к другим.

Мнение

Галина ИНОЗЕМЦЕВА,балетный критик:

— Обсуждать и тем более осуждать решение министра культуры — дело абсурдное, хотя назначение Цискаридзе на должность ректора Вагановского училища столь же абсурдно. Ведь речь идет об академии танца, имеющей почти 300-летнюю историю и всемирный авторитет кузницы профессиональных кадров исполнителей классических балетов.
Здесь бережно сохраняются традиции, которые формировали и развивали классики балетной педагогики Жан Батист Ланде, создавший первую русскую балетную профессиональную школу (ныне Академия русского балета им. А. Я. Вагановой) в 1738 году, Шарль Дедло, Мариус Петипа, Федор Лопухов, Агриппина Ваганова, Константин Сергеев, Игорь Бельский (Бельский стал ректором академии, имея за спиной 50-летний стаж педагогической работы). Их дело достойно продолжают ученики-наследники. В то время как Николай Цискаридзе не имеет серьезного опыта не только как педагог, но и тем более как руководитель учебного заведения, где начинают свое профессиональное образование дети 9–10 лет. Странно и то, что на должность ректора назначен человек, воспитывавшийся в другой — московской — школе и весьма поверхностно знакомый с профессиональными тайнами своих петербургских коллег.

Однако должность ректора выборная, поэтому Цискаридзе пока что лишь исполняющий обязанности. Так что для сохранения нормальной учебной обстановки, на мой взгляд, необходимо как можно быстрее провести законные выборы ректора, причем обязательно с наличием альтернативных кандидатур.