Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Время поджигателей

Время поджигателей

21 ноября 2013 10:00 / Общество / Теги: ленобласть

Поджоги в Саблино не могут ни остановить, ни подсчитать

Маленький поселок в Ленобласти (население всего 12 тысяч душ) живет в страхе, переходящем в отчаяние. Два года в Ульяновке, которую чаще называют историческим именем Саблино, действуют неизвестные и неуловимые поджигатели. Дома горят чуть не каждую неделю. Даже по официальной статистике почти треть из 90 случаев — по вине поджигателей.

Ночной дозор

Но жители за формулировкой «неосторожное обращение с огнем неустановленного лица» видят тех же любителей коктейля Молотова. Саблинцы не верят ни в «плохую проводку», ни в баловников с огнем — чаще всего пожары начинаются ночью, с хозяйственных построек. Кто в это время там балуется с огоньком? Жители спят по очереди, карауля свои дворы, по привычке пишут письма в различные инстанции и теряются в догадках, за что им выпала такая беда и почему с нею никто не может справиться.
Ответа по— прежнему нет. Крупных инвестиционных проектов, под которые зачищали бы поляну, сжигая дома строптивых жителей, в Ульяновке не заявлено, с предложениями о выкупе участков к погорельцам никто не обращается. Дома горят разные — старые, новые, муниципальные, частные.
Сплоченные бедой жители делятся в сети информацией и догадками. Наташа Ролдугина говорит, что не спит по ночам с весны. Каждые 15 минут обходит с фонарем в руках свой дом и соседский. От безысходности Наташа пошла к экстрасенсу. Тот, конечно намутил: поджигателей нанимает кто— то с какой— то целью; все или будет продолжаться, или прекратится, но может и как— нибудь по— другому развернуться. Несмотря на то что экстрасенс заверила Наташу, что ее дом огонь обойдет, Наташа по— прежнему не спит по ночам.

Цифры
Еще в сентябре, когда мы готовили первую публикацию о Саблино, запросили в МЧС статистику пожаров, поджогов, причинах и т. д. Ответа не дождались и взяли данные, которые МЧС предоставило депутату Ольге Галкиной. Когда наконец получили данные от пресс— службы пожарного ведомства, то обнаружили, что Галкиной сообщали о двух погибших, а нам — уже о пяти, хотя в сентябре погиб только один человек.
Но это еще ничего. В ответе, который пришел жительнице Ульяновки Анне Афанасьевой в октябре из администрации президента, ни одна цифра вообще не совпадает с теми, что есть у нас и депутата. «Президентские» (со слов ГУ МВД) пишут, что пожаров с января прошлого по октябрь нынешнего года в Ульяновке было 58, из них — «только 18» — поджоги. А по данным МЧС за это же время было 84 (?) пожара, из них поджогов — 32. Галкину начальник тосненской полиции Власов уверял, что с мая (когда был задержан и умер во время следствия единственный подозреваемый) поджоги прекратились. А из администрации президента пишут что они «сократились».
Понять, как у двух ведомств, регулярно совместно заседающих по поводу пожаров в Саблино, так разнятся цифры — невозможно. В полиции поясняют, что считать пожары не их задача, они считают преступления, но тогда непонятно, почему именно этими данными оперируют в администрации президента.
Депутат городского парламента Ольга Галкина, которая занялась проблемой по просьбе областных жителей, считает, что виной всему «человеческий фактор» и нежелание служб портить статистику. «Проблема комплексная, — говорит депутат. — И на вопрос, кто недорабатывает, можно ответить — все. Были поджоги, гибли люди, жители жаловались, что дела затягиваются, проблема замалчивается, службы занимаются отписками. Я считаю, что какая— то профилактическая работа началась только после того, как к проблеме привлекли внимание общественности и СМИ. Службы стали относиться к ситуации в Саблино с должной ответственностью, нормально общаться с жителями».



Полиция
В полиции Тосненского района отчасти признают проблему. «Существовало плохое сообщение между службами, — оправдываются в районной полиции. — На пожар приезжали только эмчээсники, потом тянулись экспертизы. В результате мы узнавали о поджоге спустя полмесяца или того позже. Время упускалось. Сейчас ситуация такая, что мы обо всех пожарах знаем сразу». Полицейские клянутся, что Ульяновку еженощно патрулируют. Хотя на весь отдел осталось три десятка сотрудников патрульно— постовой службы. «Обидно, что приходится оправдываться, ладно бы на самом деле динамили эту тему, так нет же: правда ходим, мокнем там… — говорит один из полицейских. — Перепроверили коммерческие версии — и по застройке, и страховые. Нет мотивов. Пробовали психологический портрет рисовать. Все не то. Есть основания думать, что поджигателей несколько».
«Конкретных подозреваемых сейчас нет. Но есть оперативные разработки, просим жителей Ульяновки сообщать нам обо всех подозрительных людях и делиться любыми предположениями. Будем проверять всех», — утверждает Сергей Меняйлов, заместитель начальника Тосненской полиции. Он общается с жителями поселка на форуме, посвященном пожарам, в соцсетях, приглашает в совместные рейды, но говорит, что желающих ходить в дозоры стало меньше.
Доказать вину в поджоге сложно. Нельзя схватить человека только потому, что он ходит со спичками. По сути поджигателя можно поймать только на месте преступления. Поэтому в полиции рассчитывают на помощь жителей. К каждому дому полицейского не приставишь. В поселке темень, черт ногу сломит. Камеры если где и стоят — в основном обманки. Есть несколько камер на офисах в центре, но никто не поджигает на площади. Заходят огородами, суровых заборов в Ульяновке не ставят.



Тьма
О том, что в вечной ульяновской темноте поджигателям действовать особенно удобно, жители говорят на всех собраниях и сходах. Правда, администрация поселка на них не является, а на письменные обращения шлет отписки. Глава администрации Валерий Маньковский хоть и отстранен от должности, но не в связи с пожарами, а за другие грехи.
На 26 октября было назначено очередное собрание жителей. Часть депутатов просила не проводить собрание в этот день, чтобы позже говорить о пожарах уже с новым главой. Но администрация все равно назначила 26— е число, а сообщила о нем лишь 24— го. А 25— го его отменили «по техническим причинам». Народ при этом не оповестили, многие пришли 26— го под закрытые двери Дома культуры…
«Новый глава до сих пор не избран. Депутаты воюют с администрацией, разные политические группы друг на друга наступают, а борются в итоге только жители», — говорит организатор форума «Пожары в Саблино. Всеобщая мобилизация», действующий под ником Вася Бабаев. Он сам регулярно ходит в дозоры. «Это делает местный или тот, кто отлично знает наше Саблино. Поселок большой, все переулочки— тупики, заброшенные здания знать надо».
30 октября пожары в Ульяновке стали темой совещания у вице— губернатора Ленобласти Андрея Бурлакова. В нем принимали участие и пожарные, и полицейские. Решили выделить дополнительные средства на охрану порядка и патрулировать поселок «в целях недопущения поджогов».
В официальном ответе вице— губернатора депутату Галкиной говорится о том, что увеличены затраты областного бюджета на обеспечение пожарной безопасности, реализуется долгосрочная программа «Совершенствование добровольной пожарной охраны на территории Ленинградской области на 2012–2014 годы» и проведены собрания о «необходимости принятия решений по стабилизации пожаров и поджогов».
Про освещение на улицах — ничего. И про чистку пожарных водоемов — ничего. И про то, чтобы снова открыть пожарную часть в Саблино, которая была здесь много лет назад, — ни слова.
После совещания у губернатора в Ульяновке случилось уже четыре пожара.