Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Конкурс на убийство
Фото: группа ВКонтакте "Помощь бездомным животным". Волонтеры тоже против того, чтобы собаки без надзора бегали по улицам. Поэтому пристраивают их в надежные руки. Как насчет такой альтернативы убийству?

Конкурс на убийство

11 января 2014 11:32 / Общество / Теги: смольный

Более 25 миллионов рублей городские власти Санкт-Петербурга выделяют на уничтожение безнадзорных животных.

В конце декабря минувшего года Комитет по благоустройству подвел итоги конкурса на «Оказание услуг по санитарной очистке территории Санкт-Петербурга» — так официально назван этот вид работ, на которые город собирается потратить в 2014 году десятки миллионов рублей. Но если внимательно прочитать техническое задание, становится понятно, что объявленный конкурс «по санитарной очистке города» — фактически лишь уничтожение безнадзорных животных. Или, как указано в документах, «утилизация биоорганических отходов». 

Санитарная очистка в представлении чиновников Комитета по благоустройству предполагает «услуги по отлову, транспортировке, возврату в привычную среду обитания безнадзорных животных на территории Санкт-Петербурга». Между отловом и возвратом в привычную среду обитания животных предлагается направлять в так называемый пункт передержки. Завершают перечень работ «услуги по сбору и транспортировке трупов животных, а также услуги по утилизации биоорганических отходов». 

Все предыдущие годы городские власти без всяких конкурсов и отборов нанимали для отлова безнадзорных кошек и собак специализированное смольнинское предприятие — ОАО ПТЦ «Спецтранс». Ему из городского бюджета выделялась субсидия. В этом году правила изменились, деньги должны распределяться через открытый конкурс, который и был объявлен. Однако единственным участником тендера снова стал Спецтранс. 

Находится Спецтранс на Глухоозерском шоссе — это действительно глухое место, удаленное от жилых кварталов. Здесь на довольно большой территории находятся автопарк, место для передержки животных — два ряда, полтора десятка старых, покосившихся сарайчиков. Тут же печи для сжигания трупов и прочей «утилизации»: их перенесли сюда с территории Горветстанции на Жерновской улице.  

Вот здесь, согласно ТЗ Комитета по благоустройству, и должны держать несчастных четвероногих «бомжей», попавшихся в сети Спецтранса. Срок передержки — всего три дня. За это время врач-ветеринар должен определить, кто из животных здоров или болен, вылечить больных, всех стерилизовать, а потом вернуть в привычную среду обитания. Задача практически невыполнимая.  

«Чтобы провести качественные анализы, требуется иногда до десяти дней, — говорит Светлана Миролюбова, кандидат юридических наук, по первому образованию ветеринар. — Но за три дня собаку или кошку невозможно даже от глистов избавить». 

Не говоря уже о том, что стерилизовать животных должны квалифицированные ветеринары — а этой службы у Спецтранса нет. Правда, как рассказали «Новой» работники передержки, к ним приходит ветеринар, который там же, в грязных будках, кастрирует некоторых несчастных собак и кошек. На вопрос, многие ли потом выживают, работники Спецтранса категорически отказались отвечать. Не захотели они ответить и на вопрос, многие ли из отловленных животных попадают потом в ветеринарные клиники. Хотя, если судить по запаху и дыму из печей для сжигания трупов, это не самая актуальная задача, которая стоит перед сотрудниками Спецтранса. 

Тем более что забота о животных ни словом не прописана в ТЗ Комитета по благоустройству. Там только сказано — подержать три дня и вернуть в среду обитания. Тогда для чего их вообще собирать? Указанная в документах как контактное лицо Наталья Васильевна Ухова тоже отказалась отвечать нам. А пресс-секретарь комитета Елена Комарова попыталась дать разъяснения: «Все зависит от того, в каком состоянии животное, — сказала госпожа Комарова. — Мы не занимаемся стерилизацией, это в ведении Управления по ветеринарии, они получают субсидии». Но Елена Комарова не ответила, где в ТЗ прописаны условия, которые регламентируют передачу животных из пункта передержки в управление ветеринарией, где прописана ответственность сторон за определенный процент животных, которых должны вернуть в среду обитания. 

«Спецтранс — просто фабрика смерти для животных, — считает Светлана Лось, руководитель общественной организации «Право на жизнь». — Мы много лет говорили об этом, но городские власти до сих пор не предприняли никаких действий, чтобы прекратить уничтожение». 

Тошнотворный жирный дым каждый день валит из печей смерти на Глухоозерском шоссе — и на то, чтобы поддерживать печи в рабочем состоянии, городские власти готовы выделять десятки миллионов рублей из бюджета.