Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Суд выпустил под домашний арест искусствоведа Елену Баснер

Суд выпустил под домашний арест искусствоведа Елену Баснер

5 февраля 2014 19:01 / Общество

Елена Баснер, обвиняемая в мошенничестве при продаже картины, содержалась под стражей с прошлой пятницы и была отпущена сегодня по решению Октябрьского суда

Арест и содержание в СИЗО известного в Петербурге искусствоведа Баснер вызвали шквал возмущения среди тех, кто знаком с Еленой Вениаминовной многие годы: в ее защиту подписывались петиции, против содержания ее в СИЗО выступили знаменитые петербуржцы. Следствие по этому делу тянется уже почти полтора года, но только сейчас дошло до такой острой фазы.

В минувшую пятницу Елену Баснер задержали по подозрению в крупном мошенничестве, которое совершилось при купле-продаже картины Бориса Григорьева "В ресторане" в 2009 году. Тогда петербургский издатель Леонид Шумаков, ссылаясь на мнение Юлии Солонович, хранителя отдела рисунков Русского музея, рассказал коллекционеру Андрею Васильеву, что тот может приобрести работу Григорьева. И что есть устное положительное заключение уважаемых экспертов о подлинности полотна.

О том, что именно Елена Баснер и есть тот самый специалист, который дал положительное заключение о подлинности картины, Васильев, по его словам, узнал много позже. История происхождения полотна – провенанс – не вызывал у коллекционера никакого подозрения: работа из коллекции Николая Тимофеева, которого Васильев знал лично и который купил свои картины непосредственно у Александра Евгеньевича Бурцева, знаменитого русского издателя, коллекционера автографов русских писателей и редких книг, благотворителя и мецената, перед его высылкой из Петербурга в 1934 году.

Елена Баснер до 2003 года работала в Русском музее, потом перешла на работу в Музей истории города, в последние годы работала консультантом шведского аукционного дома Bukowskisв области русского искусства. В 2008 году Елена Вениаминовна совместно с другими учеными запатентовала метод определения подлинности полотен, основанный на радиоизотопном анализе: этот метод позволяет с исключительно высокой точностью определить, была ли картина написана до или после 1945 года. Но этот метод используется только для масляной живописи, спорная работа Бориса Григорьева – графика, для графики подобная методика не используется.

Андрей Васильев, коллекционирующий работы Григорьева, рассказал "Новой", что работа произвела на него сильное впечатление, и он согласился ее приобрести. Сумма сделки – 250 тысяч долларов. По словам Васильева, через некоторое время он отвез ее в Москву для участия в выставке. И там он впервые услышал, что приобретенная работа, скорее всего, фальшивка: сотрудники Центра имени Грабаря рассказали коллекционеру, что эта работа совсем недавно была у них на экспертизе, и они вынесли заключение – подделка.

"После получения доказательств от Центра Грабаря я возвратился в Петербург и позвонил Шумакову. Он сказал, что владелец отказывается возвращать деньги, – рассказал Васильев. – Я пошел в Русский музей и сдал вещь на официальную экспертизу. Со мной там сначала вообще не хотели разговаривать".

Вскоре в Русском музее открылась выставка работ Бориса Григорьева (на которой в том числе были представлены картины из коллекции самого Васильева). И в каталоге выставки коллекционер впервые увидел родную сестру той работы, которую недавно купил, она называлась "Парижское кафе".

Он обратился к сотрудникам отдела рисунка Русского музея за объяснениями, и один из специалистов в частном порядке сказал, что причин для волнения нет – у него, у Васильева, находится подлинная работа. Но когда он задал тот же вопрос Евгении Петровой, заместителю директора Русского музея, она ответила однозначно: подлинник находится в музее, а коллекционер приобрел фальшивку. Петрова посоветовала коллекционеру обратиться в правоохранительные органы, чтобы добиться возвращения денег и наказания для тех, кто его обманул.

Картина Б. Григорьева "Парижское кафе" (1913 г.) находится в коллекции Русского музея. Ее копию купил Андрей Васильев за 250 тысяч долларов.

Начальник антикварного отдела ГУВД Петербурга и Ленинградской области Владислав Кириллов предложил Васильеву написать заявление, что он и сделал. А через некоторое время ему позвонили и сказали – налицо факт мошенничества. Больше чем через год было возбуждено уголовное дело, которое длится до сих пор. За это время обманутый коллекционер дважды выиграл суды по факту немотивированного затягивания расследования. Летом 2013 года Андрей Васильев обратился к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, после чего расследование сдвинулось с мертвой точки.

Константин АЗАДОВСКИЙ, историк литературы, искусствовед, председатель исполкома Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, член-корреспондент Германской академии языка и литературы:

– Мне кажется, что напряженное внимание общественности к этому делу – не случайность. Слишком уж много скандалов вокруг подделок в области живописи случалось за последние годы. Но в этой истории есть еще одно действующее лицо – Русский музей, от имени которого выступает Евгения Петрова, заместитель директора по научной работе. Она заявляет, что Андрею Васильеву была продана фальшивая работа, тогда как в музее хранится оригинал, поступивший из собрания Окунева в 1984 году. Мне кажется, было правильней провести независимую экспертизу. Следствие работает уже не один год, но ему за это время так и не удалось добиться проведения экспертизы работы из запасников Русского музея. Почему?

Госпожа Петрова подробно рассказала в СМИ историю злополучной картины. По ее мнению, копия, то есть подделка, могла быть изготовлена до того, как оригинал был приобретен Окуневым в 1946 году. А могло это, по ее мнению, произойти и позже – но, во всяком случае, до того как вещь оказалась в Русском музее. Как же так? Ведь независимые эксперты, изучавшие в 2012–2013 годах картину, приобретенную Андреем Васильевым, единодушно утверждают, что она была изготовлена в 1990-е годы, а может быть, и позднее. Вот, на мой взгляд, те ключевые вопросы, которые возникают сейчас у многих в связи с тяжким обвинением, выдвинутым против Елены Баснер.

Пресс-служба Русского музея:

"Елена Вениаминовна Баснер с 2003 года не работает в Русском музее и никогда не имела в нем статуса эксперта, тем более международного уровня. С 2003 года никак с музеем не связана и за ее действия музей не несет никакой ответственности.

По поводу ситуации с работой "В ресторане": Русский музей выдал 8.06.2011 ее владельцу А. А. Васильеву консультационное заключение о ее неподлинности.

В собрании Русского музея с 1985 года находится произведение Б. Григорьева с названием "Парижское кафе", и подлинность ее не вызывает никаких сомнений".