Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Министра рвало из контекста

12 февраля 2014 11:12 / Колонка редактора

Мы, конечно, надеялись, что разговор "блокадница Нина Ивановна против министра Владимира Ростиславовича" не останется незамеченным, но не предполагали, что он будет иметь такой резонанс

Напомним, Нина Ивановна Спирина рассказала о том, как в блокаду ей посчастливилось работать в Елисеевском магазине
 
Первыми, как ни странно, откликнулись москвичи. Внимательные читатели написали, что "это все неправда", так как любой ребенок знает, что Елисеевский магазин находится на Тверской улице. "И при чем здесь блокада?" – недоумевали они.
 
Дальше во лжи нас начали обличать знатоки истории: "рядом был вход в театр", и обезумевшая толпа должна была заметить и разгромить все это благолепие. Пришлось уточнять, что работавший в блокаду Театр Музкомедии располагался вовсе не в нынешнем здании Тетра Комедии им. Акимова (действительно в десяти метрах от магазина), а сначала на улице Ракова (Итальянской), а потом и вовсе в Пушкинском театре.
 
Потом подтянулась тяжелая артиллерия. Не знаю, были это тролли или реальные люди, но, по их словам, журналист подсуетился к дате, отыскал сумасшедшую старушку, пришел к ней с бутылкой и заплатил, чтобы она это все придумала. Уточняем: Нина Ивановна соседка автора, он знает ее много лет, на тему блокады говорил с ней не раз и интервью это начал готовить давным давно. Старушка, как вы догадываетесь, не пьет и, по словам автора, у нее довольно приличная пенсия.
 
Самые дотошные обвинили нас, что мы мухлюем с датами. Дескать на фото трудовой книжки видно, что продавцом она стала в 43-м году, а с 42-го была только ученицей. А это, оказывается, все меняет! "Уже после прорыва вполне могли быть и фрукты, и колбасы. А после снятия – разумеется, в главном магазине города их НЕ МОГЛО НЕ БЫТЬ", – пишет нам читатель. Что можно ему возразить? Его можно попросить съездить на Пискаревское кладбище, посмотреть на даты, выбитые на могилах, и посчитать, сколько их там за 43-й год, когда город, по его словам, объедался фруктами и колбасой.
 
В комментариях в социальных сетях нам тоже досталось. «Девушку устроили в магазин в августе 1942 года, а не в августе 41. То есть все эти изыски - это когда рядовые жители перестали умирать массово», - пишет блоггер из Москвы. Ему вторит коллега по сети: «В принципе, по дневникам особых жалоб на голод с позднего лета 1942 нет». Читая эти изящные, легкие реплики, начинает казаться, что это нас просто запугать решили страшной цифрой – 900 дней. А на самом деле блокада длилась дней 90 - не более.
 
Позже всех подтянулось Министерство культуры. Зачем-то на нашу скромную страничку в Facebook они выложили текст следующего содержания (орфографию сохраняем):
 
"Приведенная фраза вырвана из контекста и вывернута наизнанку. В программе речь шла о действиях руководства Ленинграда во время блокады, и была затронута тема, в каких условиях находились градоначальники. В частности, мог ли Жданов, болевший, кстати, тяжелой формой диабета, объедаться ромовыми бабами или пирожными... Ответ очевиден. Да и Гранин никогда об "объедавшемся пирожными Жданове", кстати, не писал. 
 
В любом случае мы должны быть благодарны руководителям блокадного Ленинграда, которые в нечеловеческих условиях обеспечили эвакуацию более миллиона жителей и сделали все возможное для спасения города. Не нужно глумиться над памятью наших предков, какая бы изжога не возникала у отдельных представителей либеральной общественности при упоминании слов "советский руководитель", "отечественная война", "ветеран" и "патриотизм". 
 
О какой фразе министра культуры Владимира Мединского, где его якобы "вырвали из контекста", идет речь, понять было сложно, поэтому мы даже не сразу поверили, что это нам написало само Министерство культуры. Но так как свое сообщение они приукрасили гербом РФ, мы восприняли все серьезно и стали искать контекст.
 
Нашли. Судя по всему, речь шла о пассаже, где чиновник  обвинил Данила Гранина во вранье. Чтобы понять, как пытается извернуться министерство, чтобы оправдать босса, приводим "контекст" из передачи "Цена победы" на "Эхе Москвы" (за исключением повторов, которые встречаются в живой речи):
 
"Мединский: Мы должны не ерничать на тему пирожных, которых никогда не ел Жданов, это полная… Я исследовал эту тему, полная фантазия. Вот.
 
Ведущий:  А как же дневники? А как же фотографии, которые Даниил Александрович Гранин опубликовал, этот цех ромовых баб?
 
Мединский: Это вранье. Значит, никаких фактов и доказательств этого нет".
 
И последнее. В рассказе Нины Ивановны, безусловно, есть слабое место – это легендарная люстра, которая то ли висела, то ли не висела в Елисеевском магазине. Все маститые историки доказывают, что люстры не было, а Нина Ивановна говорит, что была. Возможно, блокадница ошибается, и самое простое, что мы могли сделать, – вычеркнуть этот ответ вовсе. Тогда никому не пришло бы в голову обвинять старушку в, мягко говоря, старческих фантазиях. Но самым истовым ревнителям правды мы предлагаем вспомнить, где они работали 70 лет назад и какая там висела люстра. Не вспомнили? Согласитесь, это вовсе не значит, что вы пребываете в глубоком маразме.
 
P. S. Рано утром нам позвонил автор интервью и сообщил, что Нине Ивановне звонили с НТВ и к ней "едут". Как-то мороз по коже пробежал – неужели из блокадницы будут лепить очередную "анатомию протеста"?