Чиновников засосала опасная трясина
Фото: Александр Карпов. Река Кузьминка, которую питает Кондакопшинское болото и которая, в свою очередь, питает водоемы Царского Села и Павловска

Чиновников засосала опасная трясина

24 февраля 2014 18:53 / Экономика / Теги: стройка, экология

"Все болота Российской Федерации являются госсобственностью", – доказывают в суде пушкинцы, желая спасти Кондакопшинский лес от застройки

То, что на болотах могут водиться привидения, мы помним еще из Конан Дойля. А вот то, что само болото может стать призраком, это ноу-хау питерских властей. Сегодня в городском суде активисты Пушкинского района спорили с представителями Законодательного собрания и губернатора Петербурга. Пушкинцы требуют отменить изменения в генплан, которые позволяют уничтожить Кондакопшинское лесоболото ради строительства города-спутника Южного.

Их оппоненты утверждают, что никакого болота не существует.

Топь как народное добро

Напомним, принятые в прошлом году изменения в генплан предполагают, что на месте нынешнего Кондакопшинского лесоболота должны появиться кварталы деловой и жилой застройки, а также парки города-спутника Южный. Кроме того, дороги и развязки в нескольких местах пересекут культурный объект федерального значения Таицкий водовод.

– Мы хотим, чтобы лесоболото, которое, между прочим, через реки Кузьминка и Поповка питает водоемы государственных музеев-заповедников "Царское Село" и "Павловск", осталось на своем месте, – поясняет один из заявителей, житель Кондакопшина Павел Солодов.

По мнению заявителей, наступление на болото противозаконно. По Водному кодексу, подчеркивают пушкинцы, все болота на территории Российской Федерации являются госсобственностью. Причем болото не обязательно должно быть включено в реестр водных объектов как болото – чтобы таковым считаться, для идентификации достаточно наличия пропитанного водой торфа.

Включать такие объекты в реестр может лишь Росгидромет, и когда у его чиновников дойдут руки до каждого карьера и ручья – неизвестно. Само собой, агентство занимается в первую очередь реками и озерами, имеющими судоходное, хозяйственное или хотя бы рекреационное значение, а не болотами, важность которых не столь очевидна на первый взгляд. Но если бездумно уничтожать все необследованные водные объекты – никаких болот не останется.

Пушкинцы подстраховались: Павел Солодов направил запрос в Невско-Ладожское бассейновое водное управление. Там подтвердили: Кондакопшинское болото есть, указали его площадь – 2,46 кв. км, запас торфа – 3,6 млн кубометров, и еще раз подчеркнули: "факт отсутствия водного объекта в государственном водном реестре не изменяет обязанностей хозяйствующих субъектов по отношению к нему". То есть опять-таки болото считается болотом, даже если не защищено соответствующей бумажкой.

Вроде бы очевидно, что, если городские чиновники и депутаты проморгали Кондакопшинское болото, принимая изменения в генплан, нужно было признать ошибку, сказать спасибо пушкинским активистам и либо отменить ранее принятый закон, либо как можно быстрее подготовить новый – в котором болото было бы указано как земли водного фонда.

Застройка на воде

Но петербургские власти, напротив, с упорством, достойным лучшего применения, доказывают, что никакого болота в указанном месте нет. То есть на бумаге нет – а что там на самом деле, их просто не интересует.

Однако скрыть наличие болота – задача непростая. Оно ведь возлежит на этом месте давно и успело засветиться в самых разных документах. Упоминается в литературе начиная с XIXвека, в 30–40-е годы на нем велись торфоразработки, а в 80-м году даже было включено в справочник водных объектов Ленобласти.

Более того, как обнаружили активисты, покопавшись на сайте горзаказа, еще в 2006 г. Комитет по природным ресурсам проводил исследование гидрологии Пушкинского района и Кондакопшинское болото таки обнаружил. Суд удовлетворил ходатайство заявителей истребовать копию отчета по этим исследованиям.

Но представители губернатора, похоже, поставили себе задачу в духе Салтыкова-Щедрина: доказать, что болото, которое есть, на самом деле нет. Послав соответствующие запросы, они убедились, что его нет в Геоинформационной системе Петербурга, в Федеральном агентстве земельных ресурсов и даже в Роскадастре. Можно было бы еще запросить Минздрав и Роскосмос – болото от этого все равно никуда бы не делось.

Представитель Законодательного собрания договорился даже до того, что генплан вообще не определяет, будет ли затронут тот или иной водный объект: мол, он лишь отмечает на карте функциональные зоны. А то, что изменения вносили под конкретный проект – город-спутник Южный, никакого значения не имеет. Стоит напомнить уважаемому представителю, что генплан содержит также приложения, в которых указаны конкретные объекты – дороги, развязки, системы канализации и парки, которые прямо затрагивают территорию болота, а кроме того, и Таицкий водовод. Но даже если бы их не было, деловая застройка на земле, которая по закону считается акваторией, – юридический нонсенс.

Если уж так хочется застроить этот несчастный клочок земли – то в соответствии с законом о создании искусственных территорий сначала нужно провести его обследование, публичные слушания, государственную и государственную экологическую экспертизы и только потом принимать решение. Если, конечно, заключения экспертиз будут положительными, что вызывает большие сомнения.

Следующее заседание по Кондакопшинскому болоту состоится 11 марта в 12.00.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close