Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Фото: Под закон о "НКО – иностранных агентах" попали многие благотворительные организации. Если они пытаются привлечь внимание к проблемам детей-инвалидов в России, ведут ли они политическую деятельность? Фото со страницы в ЖЖ фонда "Перспективы"

"Я бы с удовольствием признал себя иностранным агентом"

7 марта 2014 10:48 / Общество

Конституционный суд РФ в полном составе наслаждался вчера правовым спектаклем: спором о законе об НКО

Прошедшее вчера заседание не закончилось принятием решения, однако результатом стал живой обмен позициями между заявителями и ответчиками. Напомним суть дела. В 2013 году несколько правозащитных объединений обратились в КС с заявлением проверить некоторые положения законодательства об общественных объединениях и некоммерческих организациях, а также Кодекса об административных правонарушениях.

Высокое давление

В июле 2012 года был принят закон, обязавший российские НКО, получающие иностранную финансовую или любую другую помощь и занимающиеся некоей "политической деятельностью", зарегистрироваться в реестре "некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента". Такие организации должны чаще отчитываться перед контролирующими органами, организовывать себе аудиторскую проверку, а также везде и всегда подписываться как "НКО, выполняющие функции иностранного агента". Однако закон так и не заработал: спустя 15 месяцев в этом реестре появилась только одна организация. Ни одна правозащитная НКО не пошла на этот шаг. Правда, видимо, это и не было целью акта: принимая его, законодатели отлично знали, что независимые общественники вряд ли согласятся добровольно налепить на себя "агентский" ярлык. Скорее всего, целью было создать новый повод для давления: для тех, кто не записался в реестр, придумали серьезные административные наказания (штрафы до нескольких сот тысяч рублей, приостановление деятельности, закрытие организации). А за "злостное уклонение" руководителя организации от регистрации ждет уголовка – до двух лет лишения свободы.

Весной и летом 2013 года прошла волна многочисленных выборочных проверок НКО Минюстом и прокуратурами. В отношении некоторых прокуратура возбудила административные дела, но большинство из них рассыпались в суде, однако ряд организаций по-настоящему пострадали: были вынуждены самоликвидироваться, приостановить свою деятельность или были обложены высокими штрафами. С заявлением проверить конституционность положений закона в КС обратились некоторые из этих пострадавших, а также уполномоченный по правам человека в РФ. Они пожаловались на то, что закон содержит противоречивые определения, дискриминирует НКО, заставляет их свидетельствовать против себя, нарушает права и достоинство граждан.

Почти диверсанты

Суть выступлений ответчиков – представителей президента, обеих палат парламента, прокуратуры и Минюста – сводилась к двум утверждениям: государство обязано защищать себя от внешних угроз и деятельность НКО должна быть прозрачна.

А что такого? – недоумевали представители властных ветвей – зарегистрироваться в реестре, после чего появится чуть больше отчетности, и спокойно работайте дальше, мы же никого не запрещаем и не закрываем.

Основные споры возникли вокруг ключевого термина "иностранный агент". Представители заявителей говорили о негативных коннотациях: "агент", да еще в сочетании с "иностранный" ассоциируется со шпионами и диверсантами. Согласно российскому законодательству, агент выполняет поручения "принципала" – того, на кого работает, но это не случай НКО, ведь фонды не направляют деятельность НКО. Однако законодатели знают это и без нас: именно поэтому в определении НКО как иностранного агента упущена связка агент – принципал: для того, чтобы стать "иностранным агентом", достаточно лишь просто факта получения зарубежной помощи.

Еще больше нареканий вызвал термин "политическая деятельность". "Является ли деятельностью "в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики" (так в законе), написание писем, обращений, выступления в СМИ? – вопрошали представители заявителей в суде. – Как можно отличить воздействие на государственную политику от информирования властей и общества о социальных проблемах?" "Проведение круглого стола о роли Конституционного суда в защите социально-политических прав – это политическая деятельность?" – обращался к ответчикам член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский, на что неожиданно отреагировал сам председатель КС Валерий Зорькин: "А у нас была конференция о политических партиях с представителями НКО", – фактически ответив на вопрос Шаблинского.

Почти миллиардеры

Представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева повторила старый миф Путина о 24 миллиардах, якобы полученных НКО за 4 месяца из-за рубежа. Невольно вспомнилась строчка из песни Майка Науменко "И каждый думал о своем – кто о шести миллиардах, а кто всего лишь о шести рублях".

Другой ее перл – довод в пользу огромного размера штрафов для некоммерческих организаций, оказавшихся выше, чем для коммерческих: "И кстати, НКО не являются такими уж бессребрениками. Вот известная организация "Бок о бок" получила в 2013 году 2 млн рублей. Так что эта организация способна заплатить все штрафы".

Васильева ясно дала понять, что ее ведомство не собирается отступать от взятого антиагентского курса: "Мы предложили свои поправки к закону – исключить из определения иностранного агента слова "направленных на изменение государственной политики". По сути это означает, что вообще любая деятельность НКО может быть признана политической.

Адвокат Павел Чиков задал ответчикам вопрос: "Если вы говорите, что закон хороший и не страшный, то как вы думаете, почему за 15 месяцев жизни закона в реестре иностранных агентов зарегистрировалась всего лишь одна организация?". Лучше всех на этот вопрос ответил представитель Совета Федерации: "Удивляет, что организации не исполняют свои функции по регистрации. Если бы я получал иностранное финансирование и занимался общественной деятельностью, то я бы с удовольствием зарегистрировался в качестве иностранного агента".

Конституционные судьи, как и положено, молчали и улыбались, поворачивая головы из стороны в сторону, как на стадионе. Свое решение они объявят позже, после того как их обсуждение пройдет уже в закрытом от прессы и слушателей режиме.