Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Фото с пулеметом – 50 гривен
Фото: Лена Самойленко

Фото с пулеметом – 50 гривен

11 марта 2014 18:17 / Политика

Киевский фотограф Лена Самойленко колесит по Крыму – чтобы самой увидеть и другим показать, что на самом деле происходит на полуострове

Между Симферополем и Алуштой посреди красивого ничего есть село Перевальное. Его наполняют три тысячи людей, военный городок, коты и один дом образцовой культуры.

Мы туда поехали посмотреть зеленых человечков с автоматами.

Приехали и захлебнулись. Вокруг буйный март, все оттенки зеленого и синего, предгорный голубой воздух, лаконичные стены – иконы минимализма. Это феерия, друзья. Немедленно бросайте скучные офисы и безликие штрудели, езжайте в Перевальное смотреть прекрасное. Я понимаю, почему отдельным людям хочется туда гнать войска. От зависти к чистоте пейзажа. Я бы тоже так сделала, будь у меня войска и гнать.

Фото

  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»
  • Фоторепортаж: «Перевальное»

"Что там слышно?"

Военную часть А-2320 окружили. Поставили по периметру людей с настоящими автоматами и требовали сдать оружие и перейти на сторону неизвестного противника. Украинские военные оружия не сдали. А стали, напротив, сторожить его круглосуточно и петь ему песни под гитару. На провокации пришельцев украинские солдаты многозначительно молчат, будто у них тайный секрет, ультиматумы игнорируют. Как пришло, так и уйдет.

Мы привезли 36-й бригаде лекарства, антисептики, перевязочные материалы и сигареты. Ехать пришлось в соседнее село на машине незнакомых журналистов. Перевальное настолько сурово, что там нет аптеки. Что плохо, когда вокруг столько людей с оружием.

Люди с оружием стоят и скучают. Совершают совместные бокетто. Это акт бессмысленного рассматривания далей.

Хорошо, что периодически приезжают иностранные журналисты: кто новости расскажет, кто пофотографирует. Или иной раз красивая женщина вся из глаз, длинной шеи и стройных ног посмотрит так, что захочется прямо здесь завести семью и заняться земледелием.

Многие из неопознанных людей молоды. Им около двадцати. В некоторых странах им не стали бы продавать алкоголь и выгоняли бы со взрослых вечеринок. Но Украина – оплот свободы, здесь можно все. Даже без знаков различия, по-взрослому, с подствольными гранатометами.

По дороге куда-то вверх между собакой и кустарником нас остановил человек азиатской наружности. Его товарищи вяло курили в окрестностях пулемета.

– Камеру тебе сломаю, – вместо слов приветствия сказал пришелец.

А вы кто? Представьтесь, чтобы я знала, кто сломал мне камеру.

Ответ был неожиданным:

– Фото с пулеметом – 50 гривен.

Наверное, мой находчивый собеседник не первый раз в Крыму: знает, что тут все продается, даже в оружейный магазин идти не надо.

Пулемет я фотографировала бесплатно. И стоянку ГАЗ-2330 "Тигр" — российских многоцелевых бронеавтомобилей повышенной проходимости. И КамАЗы с российскими номерами. И утреннюю зарядку.

В это время другой служащий без знаков различия, но по всему видно – старший и более уверенный спросил:

– Что там вообще слышно?

А что вам говорят?

– Нам ничего не говорят.

У нас слышно, что Путин с Шойгу ваше существование отрицают. Говорят, вы ряженые крымчане, выставленные на потеху с арсеналом из ближайшего ларька.

В этом месте азиат грустно улыбнулся и погладил пулемет.

А что вам говорят?

– Нам ничего не говорят. Сказали, что отправляют на сутки, мы и не взяли с собой ничего. Вот не бреемся пятый день. – Он опустил балаклаву и продемонстрировал нелицеприятную небритость. – Телефоны забрали, с семьями связаться не дают.

Домой хочется?

– Ну, я привык. И местное население нам радо.

Да как радо…  – говорю я. – Радоваться неизвестным войскам на своей территории сложно. Люди смущены. Самооборона Крыма бесится, беспредел творит. Чувствуют себя спокойнее, когда за спиной автоматы. Девчонок вчера у штаба ВМС выгоняли, выталкивали, плакаты топтали…

– Так мы их всех расстреляем.

– Так не надо вообще стрелять. Ребят, вы дисциплинированные военные. Вас по недоразумению сюда забросили, а потом по недоразумению заставят в гражданских стрелять. Но вы же не будете, да?

– Конечно не будем, – в сторону говорит небритый. – А вы можете помочь с местной сим-картой? Мне надо домой в Новосибирск позвонить.

Предлагаю позвонить с моего – не соглашается. Ладно, говорит, и демонстративно возвращается к патрулированию.

Они начинают сомневаться в бумеранге войны

По дороге на трассу я понимаю, что симку купить надо. Любому человеку нужно иметь возможность связаться с семьей. Вдруг его завтра закопают в теплой крымской земле, в военной форме, без погонов ("и не приедет погостить").

В первом магазине сим-карт не было. Во втором тоже. И рядом с ресторанами. И в двух подвалах домов образцового быта.

Но в последнем магазине мы встретили мерчендайзера одной сотовой компании, он продал нам стартовый пакет по себестоимости. Из-за этого у меня вера в мерчендайзеров теперь.

На подходе к посту "бессвязных" пришельцев нас останавливали уже человек пять-шесть. Видимо, из-за общения с посторонними страдает боевой дух солдат. Они начинают сомневаться в бумеранге войны и томагавке антифашисткой вендетты. В конце концов, им хочется на море, плескаться и покупать дешевую тандырную самсу.

Новосибирский командир пришел и за стартовый пакет благодарил. И еще один юноша скромно спросил – не можем ли мы и ему принести такой же. Но дневная норма гуманизма и дела мира была выполнена.

Возвращаясь на трассу, мы говорили об Арканаре и фотографировали, как петухи роют окопы.

Фоторепортажи Лены Самойленко из Симферополя, Евпатории и Киева.