Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Блокадную подстанцию спасли

Блокадную подстанцию спасли

10 апреля 2014 11:09 / Общество / Теги: памятники

КГИОП включит блокадную подстанцию на набережной Фонтанки в реестр памятников регионального значения. Снести ее теперь нельзя.

После пяти лет борьба за памятник войны увенчалась победой: в кои-то веки город отказал бизнесу, и на месте, куда ежегодно приносят цветы петербуржцы, их не встретит апарт-отель. Тем не менее о кардинальной смене политики Смольного по отношению к историческим зданиям говорить еще рано.

Неожиданный поворот

Будущее блокадной подстанции № 11 определилось на заседании Совета по сохранению культурного наследия, состоявшегося 9 апреля. По результатам бурной полемики 15 человек проголосовали за внесение ее в список памятников, 5 – против, 3 – воздержались. Теперь КГИОП должен будет, опираясь на решение совета, вынести самостоятельное решение – оставаться под боком у Михайловского замка блокадному памятнику или же быть здесь отелю площадью 9 тысяч кв. метров, который собирается построить "Группа ЛСР". Исполняющий обязанности председателя КГИОП Александр Леонтьев уже успел пообещать журналистам, что решение комитета совпадет с решением совета, однако не все поверили ему на слово.

– Окончательный вердикт еще впереди, поскольку решение совета является рекомендательным, это не гарантия сохранения памятника, – рассуждает активист общественной группы "Автономные градозащитники" Александра Маркевич. – У меня есть информация, что существует заключение КГИОП, согласно которому внутренние постройки подстанции не будут защищены от сноса, что, несомненно, вызывает опасения. Если на месте внутренних строений будет возведен отель, то мы получим второй "Стокманн": снаружи – историческое здание, а внутри – громадный новодел, уродующий архитектурный ансамбль.

По информации депутата Бориса Вишневского, градозащитникам можно начинать ликовать уже сегодня: комитет действительно не станет отыгрывать назад.

– КГИОП должен принять собственное окончательное решение, и он его принял в пользу подстанции. А значит, никакого сноса и никакого отеля там не будет, – рассказал Вишневский. – По моему разумению и по имеющейся у меня информации. Это большой успех, я благодарен лично каждому, кто на совете голосовал за сохранение исторической памяти.

При этом все с удивлением констатируют, что Смольный уступил неожиданно, спустя несколько лет борьбы, в тот момент, когда, казалось, дни подстанции уже сочтены.

– Застройщик уже в этом году собирался начать снос, – подчеркнул координатор инициативной группы "Блокадная подстанция", архитектор Виктор Туралин. Все было решенои все кругом убеждали нас, что наша пятилетняя борьба не имеет смысла, что большие дяди давно решили за нас. Поэтому известие о решении совета стало для меня неожиданностью. Ведь первая экспертиза решила, что здание не представляет архитектурной ценности. Жаль, что не все могут увидеть ценность в супрематической архитектуре конструктивизма, в этих чистых объемах, лишенных декора. Но это советский авангард, и иностранцы приезжают посмотреть в том числе и на него. Надо наконец привести здание в порядок, сделать его чистым и привлекательным, потому что в последнее время за ним никто не следил.


Впрочем, вопрос об архитектурных достоинствах исторического здания на Фонтанке даже среди его защитников остается вопросом дискуссионным. Главное, считает Борис Вишневский, не внешний облик, а то, что олицетворяет подстанция для коренных петербуржцев.

– Архитектурным шедевром она не является, но ее ценность заключается вовсе не в архитектурных достоинствах, а в том, что это место, сохранившее память о блокаде, неразрывно связанное с историческим событием – пуском блокадного трамвая, – говорит депутат. – Я вырос в семье, пережившей блокаду, вырос на этих воспоминаниях. Пуск блокадного трамвая после самой страшной зимы 1941/1942 годов был праздником, который нам сейчас трудно понять.

Что сие значит

Смольный, уступивший некоммерческим интересам, утверждают градозащитники, повел себя нестандартно: фактически принятое решение КГИОП выпадает из градостроительных тенденций последних лет. По мнению Виктора Туралина, это знак, вселяющий неподдельный оптимизм: наверху прочистили уши.



– Появилась надежда, что политика города по отношению к своим зданиям меняется – Смольный наконец стал прислушиваться к людям, – отмечает Туралин. – Нам удалось защитить здание с нуля, нам удалось найти сторонников, достучаться до известных людей. Правительство, конечно, смотрит, сколько градозащитников выступает за сохранение, есть ли среди них авторитетные люди. Я от лица нашей инициативной группы хочу сказать большое спасибо Александру Сокурову, Александру ГородницкомуМузею Анны Ахматовой – всем, кто нам помогал. И, конечно, спасибо блокадникам, которые собирали подписи в 2010–11 годах. Многих из них уже нет в живых. Судите сами, как теперь звучат январские слова Кичеджи: "Если будет поднят должный шум в обществе, то мы подумаем", – и это после того, как блокадники ему лично 250 подписей направили. Вероятно, этого ему было мало.

Борису Вишневскому не позволяет надеть розовые очки ставший эпическим опыт борьбы с "Охта-центром". Для беззаветной радости по поводу "исправления" чиновников, говорит депутат, пока слишком мало поводов и положительных примеров в недавнем прошлом.

– Я бы не стал делать широкие обобщения о качественном изменении курса градостроительной политики в Петербурге, – рассуждает Вишневский. – На моей памяти таким же советом уже голосовали за то, чтобы отвергнуть экспертизу по Охтинскому мысу, но это не помешало прошлому руководству КГИОП все равно ее утвердить, в результате чего нам пришлось отменять ее уже через суд. Так что скажу очень осторожно: городом сделан очень важный шаг в новом направлении, которое, я надеюсь, сохранится.

Осторожность в прогнозах свойственна и другим градозащитным активистам. Так, Александра Маркевич, желая ошибиться, предполагает, что интересы петербуржцев сверхудачно совпали с имиджевыми интересами правительства.

– Думаю, что это исключительный случай. Все-таки не за горами юбилей победы, – говорит активист. – И снос блокадной подстанции был бы стопроцентным скандалом. Поэтому вряд ли можно говорить об изменении градостроительной политики. Я очень осторожно смотрю в будущее

Оригинал на ЗакС.РУ