Лекарство от вербовки
Фото: Евгений Фельдман

Лекарство от вербовки

24 апреля 2014 11:40 / Политика / Теги: депутаты, закс

Рвать загранпаспорта депутаты пока не готовы.

Российским полицейским рекомендовано не выезжать за границу. «Новая» спросила петербургских депутатов, не настало ли время сделать и их невыездными, поскольку вероятность того, что их завербуют и они станут принимать вредоносные законы, как никогда высока.

Категорический запрет на выезд якобы действует для руководителей всех уровней ФМС, ФСИН, МВД и Минобороны. Силовикам рангом пониже могут разрешить выезд в случаях смерти или тяжелой болезни родственников и близких. Табу наложили на страны Шенгена и союзников НАТО, в том числе США. Итого 34 государства.

"Новая" узнала у депутатов ЗакСа, готовы ли они отказаться от поездок в Европу, ведь, например, главу комиссии по соцполитике и здравоохранению Людмилу Косткину могут завербовать, и она будет делать все, чтобы россиян плохо лечили.

Рвать загранпаспорта народные избранники не готовы.

Спикер Заксобрания Вячеслав Макаров вспомнил, что, когда служил в армии, имел допуск к документам с грифом "Совершенно секретно". Он закрытые границы для силовиков посчитал совершенно оправданной мерой, поскольку "люди находятся на службе в специальных органах, они допущены к высшим государственным секретам и на них могут быть наложены ограничения". "Уверен, что сотрудники МВД с пониманием к этому относятся", – добавил он, не уточнив, к каким тайнам допущены постовые или сотрудники убойного отдела.

Вместе с тем Макаров не видит необходимости ограничивать депутатов (чьи дети, как писала "Новая", живут в Европе и США) и руководителей исполнительной власти, поскольку "они занимаются международной деятельностью", а если они не будут этим заниматься, то "Россия окажется в международной изоляции". "Изоляции мы допустить не можем. Мы и дальше будем вести эту деятельность", – резюмировал он, опять же не пояснив, какими международными связями занимаются муниципалы и чиновники уровня замзавотделами.

По информации единоросса Андрея Васильева, выезд силовикам запретили исключительно из соображений безопасности. "Могут быть провокации – их там убьют, а потом подкинут трупы в Восточную Украину, чтобы доказать, что там были наши военнослужащие", – разобрал он многоходовку.

Сам Васильев, если едет за рубеж, отпрашивается у спикера Макарова, поскольку работал в Счетной палате и имеет допуск к секретной информации второй категории.

Сергей Шатуновский допусков к секретам не имеет, поэтому комментировать историю с силовиками не может: "Я против ущемления прав кого бы то ни было, но, возможно, руководство страны обладает особой информацией и действует в интересах полицейских".

Европейцы, считает единоросс Игорь Высоцкий, никуда от нас не денутся, а "силу показать надо, чтобы они там задергались". Все будет нормально, как ездили, так и будем ездить, – заверил парламентарий.

"Считаю правильным, чтобы и журналистам тоже закрыли выезд, потому что их тоже могут завербовать", – рассмеялся руководитель фракции ЛДПР Максим Яковлев. Более серьезно он заметил, что "нельзя доводить до абсурда, даже если это делается из каких-то благих намерений". "Люди должны ездить, у нас свободная страна", – мрачно заметил он.

Проблем выезда за рубеж у коммуниста Юрия Гатчина нет – ему бы только на Украину да в Армению, где у него родственники. Гатчин оказался тем редким депутатом, который готов перекантоваться и в России: "Если запрет на выезд не будет распространяться на СНГ, то нет проблем". "Шенген? Перебьемся. Надо ездить на Алтай, во Владивосток, на Камчатку, там есть что посмотреть и получить удовольствие", – обрисовал он перспективы.

Актриса единоросс Анастасия Мельникова выступила в необычном для себя либеральном амплуа: "Нужно не ужесточать меры, надо, напротив, снимать запреты на то, что уже есть. Я мама, не хочу агрессии. Есть вынужденные меры, но надо постараться максимально мирно все решить".

ПРЯМАЯ РЕЧЬ 

Георгий ПОЛТАВЧЕНКО, губернатор Петербурга:

– В нашем городе сильный ветер с запада – дело привычное. Больше того, если вспомнить историю, он всегда и был для нас ветром встречным. И он никогда не дул нам в паруса. Но я не могу сказать, что Петербургу с его морской душой это как-то повредило.