Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Денечек покумекаем и выправим дефект
Фото: www.ksrf.ru

Денечек покумекаем и выправим дефект

4 мая 2014 16:25 / Политика

Двое судей Конституционного суда не согласились с решением коллег

"Новая газета" рассказывала о решении Конституционного суда, вернувшего в российскую выборную практику пресловутое "досрочное голосование" – один из главных инструментов фальсификаций и административного ресурса.

Выяснилось, однако, что решение суда не было единогласным: двое судей – Сергей Казанцев и Юрий Данилов – выступили с "особыми мнениями", обосновывающими их несогласие с позицией коллег. И мнения эти весьма интересны. Сергей Казанцев отмечает, что при реализации избирательных прав законодатель должен исключить такие формы голосования, при которых не гарантируется надлежащий контроль подсчета голосов и подведения итогов голосования. Досрочное голосование относится именно к таким формам. Именно потому в последние 15 лет законодательство менялось "от широкого использования досрочного голосования к его существенному ограничению".

Почему законодатели так поступили? Причиной стали неоднократные правонарушения, допускавшиеся в процессе применения досрочного голосования.

Электоральная статистика показывает, что, в то время как в среднем по стране доля голосующих досрочно на протяжении последних двадцати лет колеблется в пределах одного процента, в отдельных регионах наблюдаются необъяснимые аномалии. Так, например, на выборах губернатора Московской области в 2000 г. досрочно проголосовавшие избиратели составляли 0,01% от общего числа избирателей, а в том же году на выборах губернатора Самарской области они составили 5,59%. Трудно поверить, иронизирует Казанцев, что в Самарской области было в том году в 500 раз больше, чем в Московской, отпускников, командированных и других по уважительным причинам отсутствующих избирателей.

Далее, досрочное голосование, сохраненное после 2002 года на выборах в органы муниципальной власти, в отдельных областях стало приобретать массовый характер. В частности, в марте 2009 г. в Тверской области досрочно проголосовало 11,75% от количества избирателей, принявших участие в голосовании; в Астраханской области 14 марта 2010 г. – 12,42%. При этом "основным контингентом досрочно голосующих оказываются военнослужащие, государственные и муниципальные служащие, работники государственных и муниципальных учреждений, а также пенсионеры, что вызывает подозрения в злоупотреблении отдельных должностных лиц своим служебным положением. Тем более что процент проголосовавших за представителей правящей партии среди досрочно голосующих избирателей значительно выше, чем в день голосования".

И еще один существенный момент, на который указывает Казанцев: оппозиции гораздо труднее контролировать проведение досрочного голосования, чем голосование в день выборов. Кроме того, оно часто сопровождается агитацией за определенных кандидатов в процессе голосования, поскольку в это время агитация не запрещена.

"Накопленный опыт свидетельствует, что институт досрочного голосования в системе действующего законодательства пока, к сожалению, не обеспечивает надлежащий контроль проведения выборов, не предотвращает злоупотребление избирательными правами со стороны некоторых избирателей из числа непосредственно участвующих в таком голосовании и, следовательно, ставит под сомнение итоги выборов в целом", – заключает судья. И напоминает, что в послании президента Дмитрия Медведева 12 ноября 2009 г. было обещано "навести наконец порядок с досрочным голосованием на местных выборах". После чего исключение досрочного голосования на выборах в органы местного самоуправления было проведено законом, который поддержали все политические силы страны.

Да, отмечает Казанцев, злоупотребления при досрочном голосовании не предопределяются самой его природой и с ними можно и нужно бороться. Но из этого вовсе не следует, что у законодателя нет права выбора оптимальных средств в борьбе с такого рода злоупотреблениями, неизбежными на данном уровне развития избирательной системы страны. "Федеральный законодатель объективно заинтересован не меньше, чем сами избиратели, которые в настоящее время утратили право на досрочное голосование, в его возврате. Но всякий плод должен созреть, а неспелым плодом можно отравиться", – считает судья.

Судья Юрий Данилов, полностью поддерживая коллегу, также приводит статистику. Число проголосовавших досрочно, к примеру, на выборах в Госдуму РФ неукоснительно увеличивалось и в 2011 г. возросло в сравнении с 1999 г. в 1,7 раза. При этом данный показатель в иные годы в некоторых регионах составлял десятки процентов (Санкт-Петербург – 2004–2005 гг., Сочи – март 2009 г.). Не находил своего разумного объяснения и колоссальный разброс числа проголосовавших досрочно в соседних регионах: в 2008 г. процент проголосовавших досрочно на выборах депутатов в представительные органы муниципальных образований административных центров в Ставропольском крае оказался в 12 раз выше, чем в Волгоградской области; такая же картина на выборах в 2010 г. в Астраханской (12,42%) и Ульяновской (0,99%) областях.

"Практика применения оспоренного в КС закона (о запрете досрочного голосования.– Б. В.) не свидетельствует о его отторжении как гражданами, так и правоприменителями, – отмечает Данилов. – Такие факты не приведены ни в материалах, представленных в КС Центральной избирательной комиссией, ни в обращении Заксобрания Владимирской области, ни в выступлении его представителя в КС Российской Федерации. Не проявлена инициатива кардинального изменения оспоренных законоположений ни одним из участников законодательного процесса: ни президентом РФ, ни членами Совета Федерации, ни депутатами Госдумы, ни правительством, ни законодательными (представительными) органами субъектов Федерации, в том числе и самим Заксобранием Владимирской области. Может быть, это именно тем и объясняется, что критическая масса, необходимая для тотального разрушения концепции совсем недавно единогласно принятого закона, в обществе отсутствует?"

Теперь, однако, это согласие нарушено – по словам Данилова, КС предписал вернуться к досрочному голосованию, и не просто предписал, но и сам фактически сконструировал в своем решении правовую норму: обозначив исчерпывающий перечень причин, которые могут и должны быть признаны уважительными, дающими право на такое голосование. А именно: отпуск, командировка, состояние здоровья, режим трудовой и учебной деятельности, выполнение государственных и общественных обязанностей. "Выходит, теперь законодателю нет смысла выяснять и учитывать мнение политических партий, Госсовета, Общественной палаты, Центральной избирательной комиссии по вопросу, бывшему и остающемуся злободневным", – задает Данилов естественный вопрос, напоминая о принципе разделения властей и самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти. И как теперь, после решения КС, быть с предписаниями этой статьи?

Впрочем, задолго до Конституции 1993 г. с ее статьей о разделении властей, как отмечает в своем особом мнении судья Данилов, Владимир Высоцкий иронизировал:

Товарищи ученые, не сумлевайтесь, милые:
Коль что у вас не ладится, – ну, там, не тот аффект, –
Мы мигом к вам заявимся с лопатами и с вилами,
Денечек покумекаем – и выправим дефект.

Не далее как две недели назад с особым мнением по некоммерческим организациям – "иностранным агентам" выступил судья КС РФ Владимир Ярославцев.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close