Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Фото: Выборы на Украине. Лена Самойленко

"Красная Москва" в подарок первому избирателю

29 мая 2014 16:20 / Общество

Андрей Калих, автор "Новой", поработав наблюдателем на украинских выборах, рассказывает, чем они похожи и не похожи на российские

Пожалуй, главным сюрпризом прошедших 25 мая досрочных выборов президента Украины стала высокая явка. Многие избирательные участки оказались не готовы к такому наплыву людей, и длинные очереди выстраивались почти сразу после открытия. Люди уходили, так и не проголосовав, измученные долгим стоянием в духоте. Центризбирком Украины рапортует о 60-процентной явке, но, по свидетельствам многочисленных международных наблюдателей, она могла быть еще выше, если бы УИКи смогли принять всех избирателей.

Участок № 740301 в селе Сыраи Черниговской области, 60 километров от Киева, семь утра.

– Здравствуйте, мы международные наблюдатели, хотели бы посмотреть подготовку вашего участка к голосованию.

Председатель как будто ждала нас. Она вскакивает, всплескивает руками, подбегает и начинает быстро говорить по-украински. Бежит секретарь – регистрировать. На наш русский никакой реакции – так и продолжают отвечать на украинском: очень хорошо, проходите, наблюдайте, потом расскажете в России, как мы голосуем. Никакого напряжения нет, председатель рассказывает нам о делах на участке так, будто мы ее односельчане.

Из восхитительного певучего монолога удается понять, что участок готов, комиссия в полном составе, милиция есть, агитации нет, сейчас будут выносить бюллетени из сейфа и опечатывать урны. Другие дамы – члены избиркома заняли свои места за столами; по случаю выборов вся комиссия в нарядных украинских вышиванках.

Нас регистрируют, при этом достаточно лишь карточки наблюдателя. На паспорт махнули рукой. Председатель с помощником в присутствии членов участка и наблюдателей опечатывают урны и вбрасывают в каждую из них по контрольному листу УИКа – этого требует закон. Контрольный лист на дне урны будет свидетельствовать, что она не подменная.

Международных наблюдателей на выборы президента прибыло больше трех тысяч – рекордное за всю историю украинских выборов число. Украина заинтересована в повышении легитимности выборов, поэтому власти содействовали приезду даже тех наблюдателей, у кого возникли проблемы с аккредитацией, как в нашем случае. Были многочисленные представители европейских и других международных и национальных организаций. Мы были приглашены в составе международной миссии Европейской платформы за демократические выборы (ЕПДВ). Эта ассоциация объединяет гражданских наблюдателей из Норвегии, Азербайджана, Германии, Армении, Молдовы, Польши, Швеции, Грузии, Белоруссии, Украины и России.

На президентские выборы на Украине от ЕПДВ зарегистрировалось более 800 наблюдателей, большинство из России, однако приехать в страну смогли лишь двести россиян. Причину отсеивания, вероятно, стоит искать в бюрократических формальностях и общей ситуации напряженности в стране. За три дня до выборов ЦИК Украины отказал ЕПДВ в аккредитации на основании неправильно поданных документов. Решение ЦИКа было тут же оспорено в суде, но мало кто верил, что за оставшееся время что-то удастся изменить. Многие российские участники махнули рукой и отказались от поездки. Однако суд на удивление быстро отреагировал на жалобу и встал на сторону «Платформы». На основании судебного решения в предпоследний рабочий день перед выборами ЕПДВ снова подала документы, и ЦИК – о чудо! – вечером в пятницу выдал аккредитацию.

Оставшиеся наблюдатели ринулись было на Украину, но до места назначения удалось добраться далеко не всем: украинская пограничная служба по-прежнему разворачивает российских граждан мужского пола – тех, кто едет в одиночку и, по мнению пограничников, не может подтвердить цель своего пребывания на Украине. Приглашение от ЕПДВ устраивало при этом далеко не всех пограничников.

Позже стало известно, что не пропускали не только парней, но и девушек. Обнаружилось также, что проблемы с въездом возникли не только у россиян, но и у граждан других стран. Вместе со мной в аэропорту Киева долго мурыжили китайского журналиста, прилетевшего освещать выборы. Коллега из Грузии также жаловался, что ему пришлось провести два часа в транзитной зоне аэропорта, прежде чем его пустили в страну.

В конце концов сильно поредевшей группе российских наблюдателей, включая не менее десяти петербуржцев, благодаря своей настойчивости и усилиям добрых людей из разных стран мира удалось преодолеть границу. Большая часть из них осталась в Киеве и области, другие поехали наблюдать в Днепропетровск, Житомир, Одессу, Львов, Полтаву, Харьков, самые отчаянные – на север Луганской области, где избирательные участки готовились к открытию. В Донецке от наблюдения пришлось отказаться из-за угроз безопасности. Мне досталась Черниговская область.

В восемь утра участок открывается, и помещение сразу же наполняется людьми. «Слава Украине!» – громко объявляет женщина при входе. «Героям слава!» – хором отвечают ей члены комиссии в вышиванках. Это главное украинское приветствие в наши дни. Первой пришедшей на участок избирательнице вручают букет цветов, первому избирателю – одеколон «Красная Москва». Приготовлены также подарки для тех, кто придет голосовать в первый раз: книжки и глянцевые журналы.

На участке спокойно и тихо. Все знают друг друга в лицо – паспорт у избирателя часто не требуют. По отношению к наблюдателям вообще проявляется преступное по российским меркам отсутствие бдительности: на нас просто не обращают внимания. Мы можем ходить и фотографировать все что угодно, не фокусируясь, правда, на лицах и списках. Неизбежно начинаются разговоры про жизнь. Статус международного наблюдателя помогает избежать трудных дискуссий, когда на УИКе узнают, что мы из России. Но даже если разговор и заходит о войне, в словах украинцев слышны скорее оправдывающиеся, чем агрессивные интонации: они говорят не о том, как натерпелись от России, а о том, как любят русских и не хотят войны, как устали от хаоса и вероломных политиков.

Понаблюдав на сельском участке, мы выезжаем в Нежин – старинный городок, небольшой райцентр на реке Остер в 80 километрах от Чернигова. Здесь проживает чуть более 70 тысяч человек, из них около 40 тысяч – избиратели. В городе открыто 26 участков, на десяти нам удалось побывать.

Одновременно с выборами президента в Нежине проходили выборы главы города, поэтому избиратели должны были отмечать не один, а два бюллетеня, что, конечно, серьезно замедляло процесс. Говорят, в Киеве было еще сложнее: там в дополнение к президенту и мэру выбирали депутатов Киевского городского совета. Рассказывали про столпотворения и конфликты на столичных участках. Не удалось избежать очередей и Нежину: в десять утра некоторые участки уже были заполнены людьми, в очереди приходилось стоять по 20–30 минут. Как и Киев, Нежин оказался не готов к такой высокой явке. В условиях жары и духоты люди, особенно пожилые, долго не выдерживали – уходили домой, не проголосовав.

Черниговщина – самый северный регион Украины, расположенный ближе к востоку. От зон военных действий в Луганской и Донецкой областях ее отделяет не более 400 километров. Говорят, сепаратисты приезжали в Нежин прозондировать почву насчет пророссийских настроений, но уехали ни с чем: область поддерживает Украину. В марте на главной площади Нежина снесли памятник Ленину, а вместо него на постаменте появилась красноречивая инсталляция из автомобильных покрышек. Рядом стоит другая инсталляция: три огромных деревянных кола с плакатом «Мiсця для сепаратистiв».

Городок Нежин славен своими овощными маринадами, здесь находится солидное производство консервов, основанное еще до революции. Нежинскому огурчику даже поставлен памятник. Позже, во время подсчета голосов на последнем участке ночью после выборов, этими солеными огурцами меня угощали местные наблюдатели – в самом деле исключительный деликатес. Вообще ночь, проведенная на УИК № 740930, запомнится надолго. Наблюдатели и члены комиссии вели себя друг с другом как добрые друзья. Мы смеялись, шутили, обменивались новостями об итогах выборов, гоняли чаи и с жаром обсуждали мирное будущее Украины. Вопрос о перспективах России обе стороны деликатно старались не поднимать.

Гостеприимство и радушие членов УИКа по отношению к наблюдателям вступают в противоречие с опытом, накопленным на российских выборах. Наблюдатели знают, что о готовящихся фальсификациях можно судить по косвенным признакам. Опытный глаз сразу заметит, что на участке, где планируются вбросы и «карусели», что-то не так: если не пускают или ограничивают передвижение, если не дают фотографировать, а председатель юлит и не смотрит в глаза, если на наблюдателей кричат и ты чувствуешь, что тебе здесь не рады, – это верный признак того, что замышляется темное дело. Ничего подобного мы не заметили ни на одном из десяти украинских участков. Наоборот, в УИКах царила атмосфера доброжелательности и спокойствия. На прямой вопрос о возможных фальсификациях ответили: «Так ведь за это же пять лет дают!»

В ходе наблюдения ни на одном из десяти посещенных участков нам не удалось зафиксировать ни одного серьезного нарушения законодательства о выборах. То, что было выявлено, скорее можно назвать недоразумениями: в двух случаях избиратели не обнаружили себя в списках для голосования. В одном случае конфликт был нешуточный: потерялся сразу десяток квартир одного дома. После вмешательства окружной комиссии список был найден.

Процедура подсчета голосов на участке похожа на российскую. Члены комиссии рассаживаются за большим столом, каждый выбирает себе несколько табличек с фамилиями кандидата в президенты. Одна за другой на стол вываливаются урны для голосования, бюллетени складываются в отдельную большую стопку. Далее бюллетени распределяются по табличкам кандидатов. Над стопкой бюллетеней буквально нависли наблюдатели – следят, чтобы не случилось распределения лишних бюллетеней в сторону того или иного кандидата. Под монотонное выкрикивание фамилий кандидатов председателем заснула член комиссии с табличкой «Ярош Д. А.», облокотившись на два одиноких бюллетеня, поданных за этого кандидата. В итоге в «неофашистской» и «бандеровской» Украине на этом участке за кандидата по фамилии Рабинович проголосовало почти в три раза больше, чем за Яроша, – 22 голоса против восьми. В целом представители националистических движений не набрали и двух процентов голосов. Интересно, что «пророссийская» Донецкая область, согласно данным ЦИК, заняла третье место по количеству голосов за Яроша.

Эти президентские выборы на Украине во многом были уникальными. Во-первых, проводились они досрочно после изгнания из страны (формального) главы государства. Во-вторых, в списке кандидатов в президенты не было ни одного действующего высшего должностного лица – ни президента, ни председателя правительства, ни председателя Верховной Рады. Как говорят эксперты по выборам, это может служить косвенным свидетельством того, что использование административного ресурса будет низким, хотя и не является полной гарантией его отсутствия.