Жизнь вторая: на сцене
Фото: Елена Лукьянова. Репетиция спектакля «Соучастники»

Жизнь вторая: на сцене

3 июня 2014 16:34 / Общество

В театральной студии при Санкт-Петербургском государственном университете Кеша занимается шесть лет. Последний год ходит в студию почти каждый день, прямо из больницы – на репетиции.

В спектакле «Соучастники», поставленном театром-студией СПбГУ по пьесе британского драматурга Джона Ходжа, Викентий Косинов, который с июня 2013 года проходит альтернативную службу в Покровской больнице,  играет энкавэдэшника Степана.

Место действия – Москва, 1939-й. Персонаж Кеши – начисто лишенный рефлексии и отмороженный. По облику – полуопричник-полуказак: бурка, кирзовые сапоги, патронташ. Вплоть до самого финала Степан появляется на сцене в маске-наморднике, а в финале произносит полный ненависти монолог.

«У нас распределение ролей обычно проходит так, что если человек хочет сыграть какой-то персонаж, ему дают такую возможность, – рассказывает Анастасия Цыпина, которая играет с ним в спектакле. – А с Кешей получилось по-другому. Режиссер его сразу утвердил на эту роль. Кеша стал усердно работать и вжился в роль».

«Большую роль в студии играет застольная работа, – делится Ассоль Стехеева, тоже участница спектакля. – Мы разбираем пьесу, обсуждаем ее: каждого персонажа, его мотивы, его развитие. И мне кажется, Кеша после этого разбора практически мгновенно схватил суть персонажа. Его герой ведь не только страшный, он еще до нелепости смешной. Все роли, которые Кеша играет, такие. Когда Кеша в первый раз произнес финальный монолог – прочитал его совершенно чужим голосом. Это звучало так странно – мы не могли удержаться от смеха».

Олег Щербань считает вполне закономерным, что роль сложилась: «Добрым людям злодеев играть проще, они ведь видят их как будто со стороны».

В спектакле альтернативщик Кеша играет энкавэдэшника Степана

Сам Кеша признается: в этой роли все далось легко, кроме эмоций – злобы, которой горит ее персонаж.

«Режиссер мне рассказывал, как играть, как создать образ машины, как накручивать ненависть. Было непросто, но это же театр – для зрителя внутренняя работа актера должно быть незаметна».

И объясняет: «Я против насилия, миролюбивый человек. Зачем тратить время на ненависть? Даже если человек мне не нравится, не я решаю, жить ему или нет. Все так в жизни устроено, что каждый получает по заслугам. В пьесе появляется Сталин. Вот чем он в конце концов закончил? Валялся на полу в моче и фекалиях, несколько дней никто к нему не приближался, до того его боялись».

По словам добрейшего Кеши, понять своей персонаж – воплощение зла – ему помогли мытарства, которые он прошел, чтобы стать альтернативщиком.

«Зло – это машина. Я полтора года общался с бюрократической машиной. Вот есть установка – «все должны служить». Ведь это не позиция, не убеждение, а просто приказ. И до твоих чувств и убеждений никому нет дела. Вот это настоящее зло».

Начало читайте здесь: Жизнь первая: сержант транспортных войск с четвертого кардиологического