Сарай Петра Великого
Фото: www.forum.aroundspb.ru

Сарай Петра Великого

16 июня 2014 13:05 / Общество

Дедушка Зюганов, который остается живее всех живых, несмотря на то что в конце июня ему стукнет семьдесят, выступил с инициативой переименования Петербурга в Ленинград.

Вообще-то лучше бы он переименовывал свою родную деревню Мымрино Орловской области, а не тот город, где никогда не жил.

Однако спорить с Геннадием Андреевичем о наименованиях я не собираюсь. Петр Алексеевич Романов был тираном не меньшего масштаба, чем Владимир Ильич Ульянов, и отстаивать царя перед вождем в связи с этим не хочется. Важнее другое. Дедушка Зюганов сильно отстал от жизни. Он даже не заметил, как быстро былой культ Ленина ушел в прошлое, уступив в нашем городе место культу Петра. Больших и маленьких памятников царю у нас понаставили немерено. На минувшей неделе делали вид даже, что отмечали день рождения Петра Великого (весь город бы увешан рекламой этой даты), тогда как про день рождения Ленина ныне не вспоминают даже в традиционный апрельский субботник. Но самое интересное то, что отец отечества ныне побеждает дедушку Ленина даже на собственной территории знаменитого революционера.

Таковой территорией, например, является Сарай Ленина в Разливе. Казалось бы, что делать Петру в этом сарае? У него своя недвижимость есть такого же рода, причем гораздо лучше расположенная: на Петроградской стороне с видом на Неву (Домик Петра Первого называется). Ан нет. Великий государь решил прорубить окно в чужое жилище и принизить роль Ильича до минимума.

На стеклянном футляре, в который заключен Сарай, ныне красуется целая экспозиция в картинках. Про Ленина? Ни в коей мере. Ильич там занимает скромное место в углу, причем изображен в парике и кепке так, чтобы никто его не узнал. А в центре всей композиции находится, естественно, Петр, которого сопровождает аллегорическая фигура Славы — дамы в роскошном теле с некоторыми его обнаженными частями.

Нетрудно вообразить себе мысли какого-нибудь школьника, приведенного в Сарай на экскурсию. Про Ильича он раньше мало что слышал. Внешний вид вождя представляет с трудом. И вот ему поведали про то, как скрывались в сем тихом месте Ленин с Зиновьевым. А затем юный недоросль видит картинку. Не знаю, кого он принимает за Ленина, а кого — за Зиновьева, но, думается, без поллитры и помощи депутата Милонова в этом противоречии не разобраться.

Все мои попытки выяснить, какое отношение к великому Сараю имеет великий Петр, напарывались на логичный ответ хранительницы, что царь, мол, Сестрорецк основал. Против этого не попрешь. В советское время был анекдот про то, как соорудили памятник Пушкину, на котором изображен Александр Сергеевич, читающий книгу Владимира Ильича. Современность воздала Ленину с лихвой за весь тот подхалимаж, что 70 лет сопровождал его образ.

Петр прет в современную мифологию как танк. В центре Сестрорецка (пять минут езды от Сарая) установлен монумент, который можно было бы вслед за Ботиком Петра Первого назвать «Подводная лодка Петра Первого». Это модель «потаенного судна», разработанного крестьянином-самоучкой Ефимом Никоновым. Она представляет собой здоровенную бочку, из которой по сторонам торчат два весла. Как выглядело судно на самом деле, никто не знает, поскольку чертежей не сохранилось (да скорее всего, их и не существовало), однако известно, что при испытании «подводная лодка» камнем пошла на дно, проломив себе в итоге брюхо. Больше ничем в истории ВМФ России детище Никонова не отметилось, однако памятник себе заслужило. Ведь бочка-то не простая, а петровская.

Мифологизация Петра осуществляется у нас по тем же самым законам, по которым осуществлялась мифологизация Ленина. Народ хочет приобщаться к великому, хочет гордиться своей историей, а потому вместо иронии мифологизаторские потуги властей вызывают до поры до времени неподдельный интерес. На самом деле в истории российской культуры есть множество достижений, которыми мы можем гордиться с гораздо большим основанием, нежели бочкой, затонувшей в присутствии высочайшей персоны, однако для этого нужно иметь тот культурный уровень, которого нет.

Недавно Александр Невзоров списал в утиль всю русскую литературу, заявив, что у нее, мол, закончился срок годности. И впрямь, тем миллионам людей, которые поклоняются бочке с веслами, трудно разобраться в духовных поисках героев Толстого или Достоевского. Им кажется, будто бы старички просто свихнулись. Весь смысл жизни миллионов духовных братьев Невзорова сводится к карьерному росту и высокому заработку. А для приобщения к великому у них есть кумиры, спущенные по разнарядке из Министерства культуры.

Ныне оттуда спускают Петра Великого с великой империей, а не Ленина с пролетарским интернационализмом. Каково веление, таково и приобщение.