Мусорный лес
Фото: Елена Лукьянова

Мусорный лес

21 июля 2014 12:48 / Общество

Отсутствие лесной структуры приводит к беззаконию в питерских лесах

Городские леса по закону защищены. Их нельзя ни рубить, ни застраивать, нельзя сокращать их площадь. На деле же в Петербурге в лесах можно делать что угодно — практически безнаказанно, потому что они до сих пор находятся в правовом вакууме.

Свалка с деревьями

Жители Левашова и Новоселок возмущены тем, что в окружающих лесах недобросовестные перевозчики организовали бесплатную свалку. Повсюду рядом с лесными дорогами валяются груды бытового и строительного мусора, покрышек и даже содержимое выгребных ям.

«Я слежу, чтобы не возили мусор, пытаюсь останавливать подозрительные грузовики, — рассказывает левашовский активист Анатолий Анатольевич. — Если вижу, что явно едут выгружать, останавливаю и говорю, что в нашем лесу свалки нет. Некоторые даже удивляются: показывают карту, на которой им начальство рисовало, куда именно мусор везти. До сих пор было достаточно пригрозить, что вызовем полицию, чтобы они разворачивались. Хотя нередко после этого возвращаются и все равно сваливают мусор в лесу».

Лесники время от времени очищают лес от мусора, но остановить его поток не могут. Уставшие от безвластия жители изобретают способы борьбы с нарушителями.

«Мы хотим организовать на въезде в наш лес высокий шлагбаум — чтобы легковые машины проходили (рыбаков, отдыхающих), а грузовые — нет, — рассказала «Новой» Татьяна Титова, директор расположенного в лесной чаще приюта для крупных собак «Верность». — Наша дорога тупиковая; раньше был мост в Дибуны, но он разрушился, поэтому ездить сюда чужим грузовикам незачем. Договорились с администрацией, пожарными, лесниками — чтобы у каждого был ключ от шлагбаума. Теперь надо найти деньги на шлагбаум».

В мае прокуратура Курортного района вместе с питерскими лесничими в Комаровском, Молодежном и Сестрорецком лесничествах обнаружили в разных местах пару сотен кубометров мусора.

За 2013 год лесники вывезли больше тысячи кубометров (220 тонн) мусора, в этом году вывезли уже больше 40 тонн.

Насколько известно «Новой», по указанным фактам не возбуждено ни одного административного дела.

Отсутствие Питерлеса

Оказывается, у петербургских лесничих — сотрудников государственного казенного учреждения «Курортный лесопарк» — до сих пор нет статуса, позволяющего им действовать от имени государства.

В 2010 году Законодательное собрание приняло закон, по которому городские власти должны подготовить положение о лесничем (установив, что он является госслужащим, официальным представителем субъекта) и регламент для лесничих (где расписаны их конкретные полномочия).

Лесничие получили бы право проводить административные расследования и возбуждать дела по КоАП. Достаточно было бы оштрафовать пару-тройку нарушителей, чтобы значительно сократить, если не прекратить практику вывоза мусора в лес. Но пока данные постановления правительством города не приняты.

Как и от мусорщиков, петербургские леса не защищены от пожаров. Здесь дело уже не только в бесправии лесников, но и в том, что в деле лесозащиты между ведомствами не разграничены полномочия.

Например, в Ленобласти защитой от серьезных пожаров, когда лесникам самим не справиться, занимается Ленобллес — звено между Комитетом по природным ресурсам и лесничествами. В Петербурге его функции могло бы выполнять городское садово-парковое хозяйство, но у него и без того забот хватает.

В городе всего одно лесничество, и понятно, что создавать еще одно управление между ним и Комитетом по благоустройству излишне. Но и наделять Курортный лесопарк или садово-парковое хозяйство полномочиями, как у Ленобллеса, питерские чиновники не торопятся.

Доходит до абсурда. Возбуждать административные дела по лесным нарушениям может только председатель Комитета по благоустройству. Для этого он должен выехать на место и составить протокол. Представляете председателя комитета, который лично ездит засвидетельствовать каждую кучу мусора или небольшое пожарище?

В поисках сострадания

Отсутствие структуры управления лесами приводит и к более грустным последствиям.

В Приморском лесничестве, на песчаной косе неподалеку от Ольгино, расположилось стихийное кладбище домашних животных. Ни разрешить, ни запретить стихийные захоронения лесники не могут. Их начальству до этого тоже дела не было. Хозяева умерших питомцев привыкли считать, что кладбищу ничего не угрожает, и даже начали устанавливать дорогие памятники и оградки.

Однако местных жителей, которые привыкли гулять по песчаной косе, стал раздражать этот некрополь. Их тоже можно понять: они ходят в лес развеяться, я не скорбеть. Понеслись жалобы.

По слухам, решение по кладбищу принимал лично председатель Комитета по благоустройству Владимир Абраменко. Решение неоригинальное: все уничтожить.

В итоге лесники срыли около семисот могил, что горожане, которые за этими могилами ухаживали, встретили в штыки — доходило до рукопашной, к счастью, без серьезных последствий.

Новые могилки на стихийном кладбище продолжают появляться, а городские власти умеют только одно из двух: либо его не замечать, либо уничтожать. Больше из высоких кабинетов инициатив не поступало. Лесники не вправе самостоятельно выделять места под подобные цели, а чиновникам и в голову не приходит выделить часть редко посещаемой территории под захоронения, дав право лесникам не допускать обустройство могил в других частях леса.