Полиция наводит тень на плетень
Фото: Елена Лукьянова

Полиция наводит тень на плетень

24 июля 2014 13:15 / Общество

Вчера суд снова оставил Антона Севастьянова под стражей, а заодно установил, что полицейские легко могут выдавать желаемое за действительное.

Судья Василеостровского районного суда Юрий Гершевский до 1 августа оставил Антона Севастьянова под стражей. На этом информация из зала суда могла бы и завершиться.

Но частное определение, которое он вынес в адрес полицейских, заслуживает отдельного разговора и только укрепляет в мысли — сотрудники 16-го отдела полиции сделали немало, чтобы скрыть от правосудия, что на самом деле происходило в их отделе 1 июня и почему избитого Антона фактически держали под арестом до предъявления ему обвинений.

Уже почти два месяца Антон Севастьянов, попавший в ночь с 1 на 2 июня этого года из 16-го отдела полиции в больницу в тяжелом состоянии — с пробитым кишечником, закрытой травмой живота, травмами головы, — находится под арестом. В середине июня ему предъявили обвинения в грабеже, следствие по этому делу еще ведется. Но даже на больничной койке, после тяжелой операции он находился под стражей, в наручниках, прикованный к кровати.

«Новая» уже не раз рассказывала об этом случае («Праздник мордобоя», «Было очень больно, и я подписывал», «Так мы же реагируем»). Но, по данным газеты, дело по факту избиения Антона полицейскими  до сих пор не открыто.

Выясняя обстоятельства задержания Севастьянова, судья Гершевский на вчерашнем судебном заседании выяснил, что сотрудники полиции, мягко говоря, сообщают сведения, не соответствующие действительности.

В качестве свидетеля на заседание был приглашен старший оперуполномоченный Александр Козлов — он еще в начале июня написал рапорт о задержании Антона. В этом рапорте полицейский Козлов сообщил, что лично задержал Севастьянова 10 июня возле дверей 16-го отдела. Обстоятельства того задержания господин Козлов так и не смог вспомнить: то ли Антон просто стоял возле здания, то ли он «нецензурно выражался» — уточнить эти детали оперуполномоченный не смог. Но настаивал на  том, что сам, по личной инициативе, задержал Севастьянова. На вопросы адвокатов — а знает ли полицейский, где Антон находился в это время, и знает ли он, что Севастьянов после операции лежал в больнице, — Александр Козлов ответить не смог. И высказал предположение, что, может быть, Антона на время отпустили из отдела полиции, и он не придумал ничего лучше, как остаться возле здания и дожидаться, когда его арестуют.

В частном определении судья Гершевский написал: «Судом установлено, что сведения в рапорте старшего оперуполномоченного Козлова не соответствуют действительности» — и рекомендовал руководству Василеостровского управления внутренних дел провести проверку действий полицейских 16-го отдела.