Нет листка – нет ветерана
Фото: Михаил Масленников

Нет листка – нет ветерана

4 августа 2014 12:34 / Общество

За что военные чиновники оставили ветерана Великой Отечественной войны без гроша?

92-летнему Василию Литвиненко, фронтовику, подполковнику в отставке, много лет отслужившему на Северном флоте, за Полярным кругом, Россия отказала в пенсии.

Василий Романович, проживающий в Петербурге, уже несколько месяцев не получает ни копейки от государства, не имеет средств к существованию, никаких льгот, и у него пока нет даже надежды добиться того, что Родина признает: он ей давно отдал все долги, и теперь она немножко должна ему.

Василий Литвиненко родился на Украине в 1922 году. Призвался в Красную Армию еще в октябре 1940 года. Окончил авиационное училище и воевал до последнего дня войны. Сражался на Калининском, Северо-Западном, Воронежском, Степном, Первом Украинском и Втором Украинском фронтах. Освобождал Прагу и брал Берлин – и за то, и за другое награжден. Всего у него три ордена и свыше двух десятков медалей.

После войны Литвиненко отучился в институте и снова вернулся в армию. Служил на флоте – сначала на Черноморском, а последние десять лет – на Северном, в военном гарнизоне за Полярным кругом. Жена и двое детей – там же, вместе с ним.

В 1968 году Василий Романович по болезни вышел на пенсию. Но тогда еще ценились боевые заслуги – 197 рублей 20 копеек начислили пенсию подполковнику Литвиненко. А жить семья отставника поехала на Украину, откуда он родом.

Потом дочь и сын Литвиненко выросли, выучились, переехали жить в Петербург. Родители лето проводили на Украине, а на зиму перебирались к детям. Так продолжалось до тех пор, пока позволяло здоровье. Однако за последние годы оно сильно ухудшилось. Василий Романович перенес два инфаркта и несколько операций, почти отказали ноги – передвигается он сейчас с помощью костылей и только по квартире, руки не слушаются, видит лишь одним глазом, говорит с трудом, плохо слышит. Год назад сын ветерана решил, что отец останется у него, в Питере, насовсем. Да не тут-то было…

"У меня ж в голове не укладывалось, – признается Александр Литвиненко, – что участнику Великой Отечественной войны, солдату Советской Армии, который никогда не служил никакому другому государству, подполковнику в отставке с общей выслугой 31 год и десятками боевых наград, 92-летнему больному и немощному старику, постоянно зарегистрированному и проживающему в Петербурге, с таким трудом придется доказывать, что он действительно ветеран войны и гражданин России. Полгода я оформлял отцу российское гражданство – только в апреле этого года получил. За это время вдоволь всего наслушался: мол, если отец не гражданин России – то и не ветеран, и не воевал вовсе…"

В мае сын сделал родителю постоянную регистрацию по месту жительства в Петербурге. А после сходил в военкомат и узнал, какие документы нужны для назначения пенсии переехавшему с Украины в Россию ветерану Великой Отечественной. Перечень бумаг потребовали немалый. Александр собрал их все, кроме одной-единственной – листка убытия. Обычно он выдается при выписке по старому адресу. Но Василий Романович не плановый переезд с Украины в Россию совершал, кропотливо пакуя коробки и чемоданы, а вынужден был остаться в Петербурге по состоянию здоровья. Однако именно в этот документ уперся петербургский военкомат, отказав в начислении и выплате пенсии ветерану.

"Я был на приеме у начальника центра соцобеспечения горвоенкомата Павла Кочешкова, у его заместителя Дмитрия Рака, у военного комиссара Петербурга Сергея Качковского. Все меня твердо заверили: не будет листка убытия – не будет пенсии, никогда, – говорит сын фронтовика. – Мне заявили: наличие у отца паспорта гражданина РФ и постоянной регистрации в Петербурге не доказывает, что он гражданин России и постоянно проживает здесь. Сотрудники горвоенкомата во главе с комиссаром отказываются считать отца гражданином РФ и применяют к нему нормы как к иностранцу. Тот факт, что он участник войны, во внимание не принимается вообще, видимо, ввиду его ничтожности. Если б отцу хватило сил на дорогу, мы бы, конечно, съездили за этой бумажкой, но он очень болен, а миграционная служба Украины для выдачи такого документа требует личное присутствие заявителя".

"В горвоенкомате нам дали два совета, – продолжает Александр. – Первый: обратиться в генконсульство Украины, где отца якобы "выпишут за две недели". Я наведался. В консульстве мне объяснили, что это делают только для граждан Украины, постоянно проживающих за рубежом. Такой статус можно получить минимум за четыре месяца и 10 тысяч рублей. Но не отцу! По закону, при приобретении гражданства России мой отец утратил прежнее гражданство Украины, и для него эта процедура невозможна ни за какие деньги и ни в какие сроки. Тем не менее сотрудники горвоенкомата вынуждают отца предпринять такие действия, выдавая себя за гражданина Украины, то есть склоняют участника Великой Отечественной войны к мошенничеству".

"Второй совет дал военный комиссар Петербурга: подать заявление в суд. Я считаю, предлагать ветерану войны, награжденному орденами и медалями, старому и больному, жаловаться в суд могут только люди, проявляющие пренебрежение к ветеранам войны, и они не должны состоять на государственной службе ни в какой должности", – подытоживает Александр.

Семья фронтовика не нашла ни одного российского закона, который бы предусматривал необходимость пресловутого "листка убытия". Зато выяснила, что, согласно указанию Минсоцзащиты РФ от 18.01.1996 №1-1-У, п. 3: "Лицам, обращающимся за назначением пенсии и имеющим наряду с регистрацией по месту жительства в России прописку по месту жительства на территории другого государства, назначение пенсии может быть произведено независимо от факта выписки с места жительства на территории другого государства".

Месяц назад Александр Литвиненко разослал заявления в Городскую прокуратуру и совет ветеранов, уполномоченному по правам человека в Петербурге и депутатам Госдумы. Никаких результатов. 1 августа сын ветерана отправил письмо министру обороны Сергею Шойгу: "Выплата пенсии отцу по прежнему месту жительства прекращена еще несколько месяцев назад. Сейчас он не имеет средств к существованию. После медицинской операции не может обходиться без посторонней помощи… Жить отцу осталось, быть может, несколько месяцев… Учитывая ситуацию и статус фронтовика, прошу отдать распоряжение о немедленном начислении пенсии Василию Литвиненко. Участник Великой Отечественной войны, воевавший с гитлеровской Германией, не может быть лишен пенсии ни по какой причине. Таких причин не существует".

Прямая речь

Александр ЧЕРКАШИН, заместитель военного комиссара Петербурга:

– Сын этого ветерана поступил неправильно и продолжает поступать неправильно, что приведет к тому, что затянется до бесконечности решение вопроса. Ему рекомендовали, куда нужно обратиться. Потому что у нас есть разъяснение Главной военной прокуратуры по письму заместителя министра обороны по финансам и экономике Шевцовой, где это все разъясняется. В письме Шевцовой для разъяснения Главной военной прокуратуре четко прямо написано: обязательно для военных пенсионеров первый документ, не второй, а первый – о снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства в странах СНГ. Разъяснение ГВП не только нам было дано. Оно по всей России действует. До нас уже обращались люди в похожих ситуациях в Главную военную прокуратуру, а те, в свою очередь, написали заместителю министра обороны по финансам и экономике Шевцовой, и она четкий дала ответ в ГВП. А ГВП уже дала разъяснения гражданам и военкоматам.

Мы последняя конечная инстанция, исполнители. Пока не будет у ветерана снятия с регистрации по тому месту жительства – к сожалению, пенсии не будет. Это единственный вопрос, который решается легко и просто, походом в консульский отдел Украины. В течение двух недель обычно дают ответ и выписывают. Без проблем. Сын этого делать не хочет. Он хочет скандала. Хочет писать президенту. Будет обращаться к министру обороны. Военного комиссара Петербурга он пугал этим на личном приеме. Тогда ему посоветовали: если не хотите идти в консульский отдел – идите в суд. В течение полутора месяцев суд выносит решение и всегда встает на сторону участников войны. Практика судебная есть. Мы прикладываем решение суда к пенсионному делу. Человек начинает получать пенсию.

И никакого тут самовольства, никакого тут произвола нет. У нас действительно очень серьезная разъяснительная бумага есть из Главной военной прокуратуры на эту тему. Мы, к сожалению, в этой ситуации только исполнители. Для нас последствием неправильных действий в данном случае будет ревизия и предписание о внесении средств, то есть – о возмещении вреда.