Звездный час сантехников
Фото: Иван Павлов со своей командой перед началом судебного заседания

Звездный час сантехников

7 сентября 2014 21:24 / Политика / Теги: абсурд

Московский райсуд подтвердил: фонд «Институт развития свободы информации» (ИРСИ) — иностранный агент. Прокуратура победила, хоть и не смогла объяснить, что такое «политическая деятельность».

Напомним, прокуратура потребовала от фонда зарегистрироваться в качестве иностранного агента еще в январе — поводом послужило участие учредителя фонда Ивана Павлова во встрече правозащитников с президентом США Бараком Обамой во время саммита G20.

Также силовикам не понравилась опубликованная фондом в августе 2013 г. статья о персональных данных, в которой давалась оценка изменениям российского законодательства и сравнение с Конвенцией Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных». Сравнение было не в нашу пользу, так как наши поправки «только наполовину соответствовали действующим нормативно-правовым актам». В прокуратуре посчитали, что фонд «выражает несогласие с действующим законодательством и негативно оценивает работу законодательных органов».

Выяснилось также, что голосование на сайте фонда в номинациях «Дезорганизация года» и «Провал года» (лидерами стали Роскомнадзор и «антипиратский закон») прокуратура квалифицировала как «деятельность, направленную на формирование мнения общества о неэффективности осуществления вверенных полномочий государственными органами и политики, проводимой действующей властью».

Кроме того, есть вопросы у силовиков и к участию программного директора ИРСИ Татьяны Толстеневой в лондонском саммите Open Government Partnership. С точки зрения прокуратуры Толстенева, не являясь должностным лицом, не была уполномочена знакомить участников саммита с ситуацией в сфере открытости в России.

Таким образом, прокуратура пришла к выводу, что, получая иностранное финансирование, фонд занимается деятельностью, «содержащей признаки политической, путем формирования общественного мнения по вопросам необходимости расширения доступа к информации о деятельности органов государственной власти».

Фонд с претензиями не согласился и обжаловал представление прокуратуры, предварительно удалив со своих ресурсов все «спорные» материалы. Пока Павлов судился с прокуратурой, его жену, американку Дженнифер Гаспар, выдворили из России, а фонд включил в реестр иностранных агентов уже Минюст. Это стало возможным благодаря поправке, по которой Минюст своим решением может записать любую организацию в иностранные агенты. Раньше НКО должны были делать это самостоятельно.

На последнем заседании стороны заслушали свидетелей — поскольку прокуратура не сделала скриншоты спорных материалов, на основании которых требовала от фонда зарегистрироваться «иностранным агентом», выступали общественники, которые якобы обозревали с прокуратурой сайт ИРСИ.

Первым выступал сантехник Андрюнин, который, как выяснилось, в январе-феврале этого года проходил «практику» в прокуратуре Центрального района — пробовался, по собственным словам, на должность администратора. Он сообщил, что, изучив сайт фонда, понял, что «какая-то подстава идет в нашу страну, Барак Обама, сами понимаете, враг». Сантехник сказал, что изучение ресурсов у него заняло много времени и он «пожалел, короче, что согласился смотреть это». «Там что-то было написано про закон, за который голосовали граждане, что-то про персональные данные. Понял, что это не очень хорошо. Это вражеский ресурс... Барак Обама, санкции и прочее. Вы новости-то смотрите?» — поинтересовался сантехник у Павлова.

Вторым выступал безработный Микрюков — выпускник Санкт-Петербургского юридического института филиала академии Генеральной прокуратуры РФ. Он в красках описал, как шел 13 января из торгового центра по Лиговскому, зашел купить сигарет в магазинчик напротив прокуратуры Центрального района, закурил и тут к нему подскочил прокурор, который предложил ему посмотреть сайт фонда и его аккаунты в сетях. Парень вспомнил, что читал на ресурсах какую-то критику в адрес госорганов и «что-то про Обаму».

Свидетель со стороны фонда Татьяна Толстенева настояла, что в мероприятии Open Government Partnership принимала участие как частное лицо. Однако надзорный орган волновало, обсуждала ли она с иностранными участниками ситуацию в сфере открытости в России. Почему частное лицо не может обсуждать с иностранцами ситуацию в России, не уточняется.

Зампрокурора Центрального района Александр Каменский не смог ответить Павлову, есть ли отличие между «признаками политической деятельности» и «элементами политической деятельности», однако объявил, что формирование общественного мнения по любому вопросу является политической деятельностью.

Судья поинтересовалась, чем страшно внесение в реестр «иностранных агентов». Павлов объяснил, что, помимо юридических аспектов — дополнительного контроля, маркировки «иностранный агент» и рычагов давления, есть и общечеловеческая сторона: понятие «иностранный агент» созвучно с определением «враг народа». В какой-то момент сложилось впечатление, что судья и Павлов перестали делать вид, что обсуждают правовые вопросы — говорили о политике.

— Изменение госполитики на иностранные деньги действительно не комильфо, — заметил Павлов. — Но мы ее не меняли, мы, напротив, настаивая на повышении уровня открытости государственных органов, требуем от них строго придерживаться линии государственной политики.

— А критика органов госвласти на иностранные деньги как? — спросила судья и через два часа вынесла решение: ИРСИ — «иностранный агент».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.