Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Штандарт»: Если жизнь такая пиратская…
Фото: фото предоставлено проектом "Штандарт"

«Штандарт»: Если жизнь такая пиратская…

10 сентября 2014 16:48 / Мнения

Знаменитый «Штандарт», историческая копия фрегата петровских времен, в России уже давно не видели — и нет никакой надежды, что скоро увидим. Один из символов города, патронируемый особами королевских кровей, некогда непременный участник «Алых парусов», несколько лет находится в вынужденной эмиграции.

С капитаном трехмачтового парусника Владимиром МАРТУСЕМ мы встретились на регате в Финляндии, посвященной 300-летию Гангутской победы. Туда фрегат подоспел после съемок в голландском фильме, к которому причастны мастера голливудских блокбастеров вроде «300 спартанцев» и «Троя». Во время реконструкции Гангутского сражения опять исполнял роль — шведского корабля «Элефант».

— Владимир, так сколько времени «Штандарт» вне России?

— Пять лет прошло с тех пор, как мы, выдержав баталии, взяли корабль на буксир и ушли из России. Нам запретили эксплуатацию «Штандарта», и я сказал: если тут эксплуатация невозможна, значит, забираю корабль в другое место.

— Почему фрегат не вписался в российские правила?

— Нам было просто сказано: корабль не соответствует правилам «вообще». Но если корабль построен из дерева, он в принципе не может отвечать, к примеру, такому требованию: «не более 50 кг горючих материалов на квадратный метр палубы».

«Штандарт», конечно, пропитан специальными материалами, но... Я у представителей Речного регистра спрашивал: «Какую экспертизу вам предоставить?» — «А какую бы вы ни предоставили, мы все равно не поверим».

— Но заграничным правилам корабль соответствует?

— Всероссийская федерация парусного спорта корабль осмотрела и выдала все документы. Наше родное Министерство транспорта считает, что общественная организация «Всероссийская федерация парусного спорта» не может удостоверять мореходность спортивного судна. А во всех других странах как раз подобные общественные организации ее и удостоверяют.

В любой стране я кладу на стол документы нашей Федерации парусного спорта — и порядок. Потому что наша деятельность — не перевозка пассажиров. Мы возим только добровольцев, которые понимают, что это спорт, а значит — риск, и рискованные вещи вроде гонок вокруг света везде курируются общественными организациями… Ну и поверх всего наложился этот дурацкий конфликт с Ространснадзором: на пресс-конференции «Штандарт» назвали «вязанкой дров», я показал подписи инспекторов — дескать, что ж вы «вязанке дров» давали разрешения…

Последняя переписка с нашими чиновниками была, кажется, в 2012 году, два письма от Морского и от Речного регистров — отказные.

— Где с тех пор обретаетесь?

— Одна зимовка была в Осло, одна в Гамбурге, две в Голландии, вот эту зиму корабль провел на Канарах.

— Хорошо перезимовали.

— Ну а чего грустить-то? Если такая жизнь пиратская, надо по полной. Шли через Бискайский залив, через Гибралтар, останавливались в Африке в Марокко, в бухте Тимбукту стояли. Из семи островов Канарского архипелага шесть освоили, посмотрели-полазали. Был переход в 1200 миль безостановочный.

Ребята сменяются, а вот постоянный состав… Девушка одна восемь месяцев была, я все пять лет безвылазно. Ну дней на десять вырываюсь иногда. Семья ко мне периодически приезжает — на Канары вместе шли, из Голландии в Финляндию тоже мои домашние присоединились.

— Как вы сейчас набираете команду?

— Раньше было как: ребята зимой приходили на корабль, работали, и знали, что за свои восемь часов в неделю за зиму они наработают на бесплатное путешествие. Наша «целевая группа» была — вплоть до так называемых трудных подростков, которые болтаются без дела. Мы их практически на улице собирали. У нас они находили настоящее дело, трудились — это уже само по себе воспитание, потом отправлялись на «Штандарте» в поход, а это тоже дело нелегкое — и опять же воспитание. Наконец, осознание того, что идешь на уникальной копии исторического фрегата — не последняя вещь. За десять лет много ребят и девчонок через «Штандарт» прошли.

Сейчас, конечно, схема набора команды другая. Народ читает на нашем сайте о маршруте корабля и может за плату присоединиться на каком-нибудь этапе похода. Примерно 300–500 евро. Но это уже совсем другие люди. Не питерские сорванцы. Теперь приезжают такие сознательные молодые люди, искатели приключений, причем каждый раз я удивляюсь, какая классная команда подбирается. Зануд нет. Сейчас у нас, к примеру, украинская группа, 15 практикантов.

— Украинцы на борту — и как у вас с политической обстановкой?

— Все эти разговоры на борту запрещены. С одной стороны, это позиция «голову в песок», с другой — обсуждения ничего бы не изменили к лучшему. «Страусов не пугать, пол бетонный». Море не та среда, где нужны дополнительные тревоги.

— Как «Штандарт» на жизнь зарабатывает?

— К примеру, на фестивалях. Принимаем на корабле посетителей, коробочку ставим для пожертвований. 500 евро за день можно собрать — на топливо, на переезды ребятам.

Кинопроекты помогают. Вот сейчас закончили съемки в голландском фильме про адмирала де Рюйтера, десять дней снимались. Спецэффекты голливудские ребята делали, режиссер-голландец, но тоже обычно в Голливуде работает, каскадеры из Южной Африки, труппа голландская. Классно.

«Штандарт» играл несколько разных кораблей — то под голландским флагом, то под британским, французским. Потом нас, конечно, еще на компьютере дорисуют. Кроме нас, в съемках участвовало еще два крупных парусника и много мелких голландских.

— Забавно: уйдя из России, вы так и не встали под флаг ни одной другой страны, а на реконструкции Гангутской битвы вы были «врагом», шведским «Элефантом».

—Да мы на реконструкциях баталий петровских времен постоянно играем шведов. Но когда я планировал расписание «Штандарта», размышлял: был выбор — идти в Финляндию на русскую регату — или в Норвегию, на их состязания. По правде говоря, Норвегия очень привлекает: там изумительно, фьорды, красота, денег там больше заработаешь. Но решил: тут все-таки история России, первая победа русского флота, это важнее. А деньги… Деньги заработаем на чем-нибудь другом.

Деньги всегда нужны: вот этим парусам нашим уже 11 лет. Мы решили пойти по пути краудфандинга (способ собирания денег всем миром через интернет в обмен на маленькие презенты от собирающего.— Ред.). За четыре дня собрали почти 10 тысяч евро. 305 человек откликнулись — в основном русские. Кстати, половина из них — те, кто ходил на «Штандарте». Но были и те, кто впервые о нас услышал, им понравилась сама идея такого корабля — и решили нас поддержать.

— Когда «Штандарт» в России обитал, вы планировали строить «Петровское адмиралтейство», чтобы в Петербурге появился Центр исторического кораблестроения. Теперь вы что-то другое затеваете...

— Да, приступили к проекту «Катти Сарк» (легендарный шотландский чайный клипер постройки 1869 года; сейчас музей.— Ред.). Сейчас планируем сделать рейд по городам, которые могли бы стать местом строительства. Вариантов много, начиная с города Дамбартон в Шотландии, в котором был построен оригинальный корабль.

— «Штандарт» мог бы вернуться в наши воды?

— Я пребываю в неизвестности, вернемся ли когда-нибудь. Возвращаться без строго понятного законного основания я не буду. Если бы у меня на руках был документ, который дал бы мне право отстаивать возможность эксплуатации корабля — вернулись бы. Но сейчас такого документа нет. Сейчас ситуация такая: придет Ространснадзор — на каком основании вы ходите по морям? — и к стенке. А корабль без людей, без хождения в море умирает. На борту 40 человек, вот мы сейчас шли десять дней — и постоянно в море чинились: кусок палубы переконопатили, веревки чинили, паруса… Если корабль стоит на берегу, волонтеры разбегаются. А корабль — он на человеческих руках держится