Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Самообрушение по плану
Фото: Мария Лупуленко

Самообрушение по плану

7 сентября 2014 16:30 / Общество

Выявленный объект культурного наследия Дом Шагина по набережной Фонтанки, 145б, снова в опасности. Движение «Живой город», градозащитники и неравнодушные петербуржцы бьют тревогу.

Представители застройщика пугают активистов скорым «самообрушением» здания.

4 и 6 сентября в поддержку дома состоялось два одиночных пикета. 10 сентября градозащитники намерены провести третий. Здание ждет ремонта больше двадцати лет. Жильцов расселили в 1980-е годы — в Доме Шагина должны были провести капитальный ремонт. После перестройки невезучая расселенка осталась заброшенной.

По словам градозащитницы Дарьи Васильевой, шесть лет назад при участии тогдашнего губернатора Валентины Матвиенко был оформлен инвестиционный договор, согласно которому инвестиционная компания ЗАО «Нежилой фонд консалт» должна была реконструировать здание под гостиницу.

Минули годы, дом стоит заброшенным, у него нет даже кровли. Градозащитники расценивают происходящее как «массовый архитектурный геноцид». В январе 2012 г. инвестор начал снос здания, не ожидая никаких разрешений со стороны властей. Были уничтожены дворовые флигели, пострадал лицевой корпус. Искусствоведы считают, что именно лицевой фасад здания — самый ценный, он датирован концом XVIII века.

Снос удалось остановить благодаря вмешательству полиции и главы КГИОП Александра Макарова.

«Когда КГИОП отказался признать дом памятником, ссылаясь на отсутствие компетентных экспертов, градозащитники обратились во Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, — комментирует Дарья Васильева. — Там провели техническую экспертизу и выдали техническое заключение о ремонтопригодности дома. Сейчас этот документ находится на согласовании в КГИОП, экспертизу также будет рассматривать Совет по культурному наследию. Дом взят под охрану как вновь выявленный памятник, но он и без того является памятником архитектуры — соответственно, на него полностью распространяется охранное законодательство. Для определения регионального или федерального статуса объекта необходимо провести заседание рабочей группы».

По словам координатора «Живого города» Антонины Елисеевой, город пытался отсудить у инвестора проект, расторгнуть заключенный договор. «К сожалению, наши суды в таких случаях практически всегда принимают сторону инвестора, — сетует Елисеева. — Поэтому здание им оставили, они получили разрешение на реконструкцию повторно, когда была проведена историко-культурная экспертиза и здание получило статус выявленного объекта культурного наследия — временного памятника. Сносить его стало категорически нельзя, согласно статье 243 УК РФ даже его повреждение является уголовным преступлением. Но в реальности на сегодняшний день нарушители отделываются штрафными санкциями, а значит, застройщики этой статьи совершенно не боятся».

Депутат петербургского парламента Алексей Ковалев обратился в Управление МВД России по Адмиралтейскому району, в Службу государственного строительства надзора и экспертизы Санкт-Петербурга, в КГИОП и администрацию района с требованием принять меры и не допустить снос.

В его обращениях указано: глава строительной компании «Ирон», ведущей работы на объекте, неоднократно заявлял, что здание аварийно и не подлежит восстановлению.

Одной из активисток, наблюдавших за домом, человек, представившийся прорабом, заявил следующее: «Этому дому две недели стоять осталось. Нет, не сломаем: через две недели он сам рухнет вам на башку. Да-да, на эту набережную. А я ни за что отвечать не буду: он же сам рухнет. Вот увидите. Мы там в пятницу были, все сделали. Всю вашу „ляпнину“ сбили, ничего теперь там нет, охранять теперь там нечего, делайте свои дурацкие экспертизы».

Самообрушение по плану — не редкость для Петербурга. Город навсегда потерял охраняемый фасад дома № 114 по Невскому проспекту, здание Литовского рынка на набережной Крюкова канала (сегодня там находится вторая сцена Мариинского театра).

Активисты опасаются, что под предлогом проведения противоаварийных работ инвестор может инсценировать самообрушение здания и требуют осуществить согласование экспертизы, выполненной ВООПИиК до заседания Совета по сохранению культурного наследия, на котором должен был решаться вопрос о включении дома в единый реестр объектов культурного наследия.

Владимир Семыкин: 10 сентября активисты остановили работы в здании. Как рассказала «Новой» градозащитница Дарья Васильева, она стояла у дома с плакатом, когда раздался грохот. Из окон летела пыль, были видны рабочие. Люди не назвали своих фамилий и должностей, а назвались просто «представителями инвестора» и заявили, что здание падает само!

На требование прекратить работы «представители инвестора» показали активистам разрешение от Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры на ведение противоаварийных работ. Тем не менее после предупреждения о том, что об их действиях станет известно всему городу, рабочие остановили работы в здании и вызвали полицию.

У наряда не было оснований для задержания активистов. Но и задержания рабочих, действия которых, по мнению активистов, могли подпадать под статью 243 (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия) не последовало — к моменту появления полиции работы в доме прекратились.