Старика забили до смерти

Старика забили до смерти

6 октября 2014 12:37 / Общество

А предполагаемые убийцы до сих пор на свободе.

16 марта в Боровичах Новгородской области был жестоко избит пенсионер Владимир Александрович Белокуров. На пятые сутки он умер в реанимации. Виновники происшедшего были известны с самого начала. Они и не пытались скрываться: избили старика за то, что тот в восемь утра попросил их вести себя потише и убавить музыку, которая орала всю ночь напролет.

Сначала на сторону злодеев встала экспертиза, не нашедшая связи между избиением и смертью Владимира Александровича. Потом следствие полгода тянуло резину. Когда же следователя сменили, возбудив против него уголовное дело, за избивавших вступился суд. Несмотря на новые, правильно составленные обвинения, он оставил их под подпиской о невыезде. Вдову убитого, которая обжаловала это решение, тут же начали терроризировать «временно неустановленные лица».

Дмитрий Михайлов, Алексей Мурашев и Алена Попова «веселились»: на весь подъезд, по словам свидетелей, стоял гвалт и визг. Вера Васильевна Белокурова из квартиры сверху попыталась сделать замечание, но нарвалась на оскорбления и угрозы. Полицию вызвать она не решилась, только позвонила мужу: тот работал ночным сторожем, был на смене.

Под утро женщина заснула, приняв, по совету мужа, таблеток. Проснулась от внезапно наступившей тишины. Вышла на лестницу и нашла Владимира Александровича лежащим в подъезде… Возвращаясь с ночной смены, он, видимо, имел неосторожность попытаться усовестить дебоширов.

По словам врачей скорой помощи, характер травм (множественные гематомы, та, что на голове, «была на вид не изолирована, а по всей поверхности волосистой части головы», левые рука и нога не обладали чувствительностью) свидетельствовал о том, что били, скорее всего, не кулаками.

В день преступления, 16 марта 2014, дело было возбуждено только против Михайлова, по статье «побои из хулиганских побуждений». Мурашев и Попова оставались свидетелями. 20 марта, когда Владимир Александрович скончался, дело должно было быть переквалифицировано. Но — не было. 1 апреля его передали из полиции в Боровичский межрайонный следственный отдел Следственного управления Следственного комитета (СУ СК) России по Новгородской области.

Чем до конца апреля занималось следствие, неизвестно. Только 25 апреля, когда потерпевшие — Вера Васильевна и ее сын — сообщили, что Михайлов угрожает теперь уже им, к обвинениям Михайлова добавили «угрозу убийством» (до двух лет) и «хулиганство с применением оружия» (до пяти лет) — и наконец-то заключили под стражу.

В мае закончилась судебно-медицинская экспертиза. Заключение было обескураживающим: смерть Белокурова якобы не связана с нанесением побоев, а погиб он от «внутримозгового кровоизлияния в результате разрыва артерии на почве врождённой патологии кровеносной системы головного мозга». Мало кто поверил в этот бред, но следствие после этого просто зависло.

Все лето не проводилось никаких видимых следственных действий, все лето Вера Васильевна обивала пороги, стучалась во всевозможные двери, пытаясь сдвинуть расследование с мертвой точки…

Большая чистка

Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как Вера Васильевна достучалась до главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. После этого 8 сентября дело забрали у прежнего следователя Дынькова и передали новому — Юрию Коленникову. Дынькова еще и уволили из органов и возбудили против него уголовное дело за превышение должностных полномочий и подлог: по версии следствия, он вписал в протокол «проверки показаний на месте» двух понятых, которых на самом деле там не было.

По шапке дали и начальникам бывшего следователя. Руководителю отдела по приему граждан и документационному обеспечению СУ СК России по Новгородской области капитану юстиции Дмитрию Данилову — строгий выговор. Заместителю руководителя отдела процессуального контроля СУ СК России по Новгородской области подполковнику юстиции Дмитрию Бевзу — просто выговор. Старшему инспектору отдела процессуального контроля СУ СК России по Новгородской области майору юстиции Ирине Хацкевич — строгий выговор. Руководителя Боровичского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Новгородской области майора юстиции Любовь Леонидовну Цыганову предупредили о неполном служебном соответствии. Должно еще достаться руководителю отдела процессуального контроля СУ СК России по Новгородской области капитану юстиции Борису Николаеву, когда тот выйдет из отпуска.

Наконец в отношении заместителя руководителя СУ СК России по Новгородской области подполковника юстиции Е. В. Ридзеля информация была направлена в СК РФ для решения вопроса о привлечения его к ответственности.

«Объективных данных, почему плохо велось расследование, не установлено. Возможно, проблема в общем низком уровне следствия, — рассказал «Новой» нынешний следователь по данному делу Юрий Коленников. — О коррупционной составляющей речь пока не идет».

Потерпевшая и ее адвокат не исключают, что один из обвиняемых может быть связан с депутатом Новгородской областной думы.

Отрезанная голова

А что же дело Веры Васильевны и ее убитого мужа?

Началось все довольно бойко. Во-первых, к статьям обвинения наконец-то добавили ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) — до 15 лет лишения свободы. Во-вторых, теперь под эту статью попали не только Михайлов, но и Мурашев с Поповой. Следователь постановил заключить всех троих под стражу.

Вот только суд неожиданно всех троих отпустил под подписку.

Так Вера Васильевна Белокурова выглядела год назад, еще до трагедии

«Для заключения обвиняемых под стражу были серьезные основания, — считает Коленников. — Их освобождение может отрицательно сказаться на ходе следствия: учитывая тяжесть содеянного, не исключено, что они могут попытаться скрыться. Также они могут оказывать давление на свидетелей и потерпевшую».

Опасность для свидетелей и потерпевших сложно переоценить: достаточно вспомнить, что Михайлов был заключен под стражу после угроз Вере Васильевне и ее сыну.

На 2 октября было назначено рассмотрение апелляционных жалоб потерпевшей по мерам пресечения для всех троих (прежнее решение оставлено в силе, все на свободе). Накануне утром, 1 октября, Вера Васильевна обнаружила у себя на балконе оторванную от большой куклы пластмассовую голову — кто-то постарался забросить ее на второй этаж. «Я сразу же вызвала полицию, — рассказывает она. — Приехали двое участковых, забрали в пакет…»

Голова от куклы "Карлсон", обнаруженной Белокуровой на ее балконе 1 октября

«Следствие не исключает, что инцидент с головой куклы — попытка запугать потерпевшую, — сообщил Юрий Коленников. — По данному факту зарегистрирован материал проверки, он отрабатывается полицией».

Вера Васильевна сейчас на лечении: она гипертоник, давление до 280 — каждый день ставят капельницы. Врачи запрещают ей волноваться, да разве это возможно?

Между тем следствие идет полным ходом. Повторно, на сей раз в Москве, сделана судебно-медицинская экспертиза. Ее заключение однозначно: «Черепно-мозговая травма травматического характера, от воздействия ударов, это повлекло тяжкий вред здоровью, что привело к смерти».

По словам Коленникова, дело может быть передано в суд через месяц-два. «Новая» будет следить за развитием событий.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close